Server sync... Block time in database: 1633587783, server time: 1653218657, offset: 19630874

Имя мое - Смерть: Мёртвая колыбельная


Автор: Я Дмитрий Стаин

МОЯ Группа: Вконтакте

Имя мое - Смерть. Часть 1

Имя мое - Смерть. "ДРУЖБА" История вторая

Имя мое - Смерть. Часть 3


Имя мое - Смерть: Мёртвая колыбельная

«Мировой суд запретил крещение детей, пока те не достигнут восемнадцати лет» – гласил ярко-красный заголовок Ватиканской газеты, подчёркнутый жирной чёрной линией.
— Это маленькая победа. Ты со мной согласен? - спросила моя подруга, скрывая нижнюю часть своего слегка обезображенного лица.
Я не спешил с ответом, ведь у этой прекрасной новости была и темная сторона, о которой моя спутница-ведьма не догадывалась, но могла иметь весьма смутное представление.
Ватикан ночью прекрасен. Особенно, если созерцать его с высоты. Свет, исходящий из собора Святого Петра, похож на тот, что описывается в сказках, огни его фонарей возносятся высоко вверх. Пение послушников разрезает вечернюю тишину и эхом проносится по пустынным улицам и площадям. Но содержимое города прогнило еще очень давно. Когда-то этот маленький анклав имел огромную силу, влияние, власть. Собиратели душ это место обходили за милю, инквизиторы проходили обучение, но даже тогда все правители Ватикана, что несли слово Божие, управляли умами людей.
В великую войну между собирателями и инквизиторами Ватикан утратил влияние. Все осталось лишь в моей памяти, ибо мне довелось стать свидетелем тех дней.
— Свобода выбора – это всегда прекрасно. Однако, если бы заголовок гласил, что религия навсегда будет вычеркнута из человеческой жизни, то это действительно была бы победа. Собиратели разгуливают по Ватикану как у себя дома. Поэтому-то мы и прибыли сюда.
— Они уже везде, - тяжело вздохнув, сказала Настя, понимая, насколько она беспомощна перед ними. – И, тем не менее, если не будет религии, то не будет свода учений так называемого “создателя”.
На эту тему рассуждать можно бесконечно. Я проигнорировал слова спутницы.
Чей-то силуэт мелькнул на площади. Собиратель, которому я тайно назначил встречу, все-таки прибыл. Лицо его было сокрыто под воротником и шляпой. Я не увидел при нём сумки, но это неудивительно – ему она уже ни к чему. Один из последних “старых” собирателей, который все еще может обладать полезной информацией.
— Смотри, - прошептала ведьма, положив руку на плечо. - Это он?
— Надеюсь, что это тот, кто нам нужен, - сказал я, вставая во весь рост. Время показывать фокусы.
Я сделал несколько шагов назад. Черепица крыши жилого здания подо мной скрипела и ходила ходуном.
Настя стремительно направилась к лестнице.
— Будь аккуратней, - попросила ведьма, обернувшись напоследок.
Разбег, толчок – и я бросился с кирпичного порога вниз, к земле. Тело стремительно уменьшалось, руки оперялись, превращаясь в крылья. Оборот в сову прошел успешно. Я направил свой полёт в сторону незнакомца, ожидающего в стороне.
Внезапно в поле моего зрения попал ещё один силуэт, быстро движущийся к площади. Нет, это не мог быть ещё один собиратель, я бы это почувствовал!
Мой хищный совиный взгляд цеплялся за бегущего незнакомца. Синие джинсы, черная кофта с капюшоном на голове. Если это кто-то из обычных грабителей, то нет смысла переживать. Возможно, мой новый друг без труда сможет его обезвредить, хотя я предполагал, что единственным способом обезвреживания станет умерщвление.
Я ускорил свой полет, попутно снова вытягиваясь до человеческих размеров, пронёсся мимо «грабителя» и распластался на земле, не успев даже сбить его с ног.
— Осторожно! – окрикнул я ожидавшего меня собирателя, лежа на асфальте. – Берегись!
Тот обернулся, не понимая, что происходит. Неизвестный сбил его с ног, и в полумраке площади блеснуло лезвие ножа.
Тело собирателя рассыпалось в пепел, обвалившись на асфальт пыльной кучей, вроде тех, в которые превращаются старые, брошенные пчёлами ульи.
Убийца обернулся. Лицо его было скрыто маской, нож скрылся в кармане. Минутное молчание… И незнакомец сорвался на бег.
«Неужто и он здесь?!» - пронзила мою голову безумная мысль.
Я поднялся с земли, не отряхиваясь, последовал за ним. Когда-то я бы поблагодарил этого незнакомца, но не сейчас. Сейчас информация стоит слишком дорого, чтобы её терять.
Он заворачивал за углы, петляя и минуя один переулок за другим.
“Настя, мне нужна твоя помощь”, - подумал я, телепатически вызывая спутницу.
“Так я уже” – ответила она.
Из-за очередного угла на убегающего незнакомца набросилась ведьма, опрокинув того на землю и навалившись сверху. Убийцу парализовало - дар Насти не только в том, чтобы лечить, но и обездвиживать людей, используя магическую силу собственных ладоней.
— Убить? – быстро спросила она.
— Не стоит, это Дмитрий, - сказал я, доставая нож из его кармана. - Я дарил это тебе для защиты, а не для нападения.
Оружие я спрятал в собственный карман.
Настя посмотрела на него с восхищением и в то же время со страхом. Дело в том, что в былые и нынешние времена инквизиторы не только уничтожали ведьм, но также и защищали их, все зависело от обстановки в мире. Тем не менее, собирателям удалось уничтожить практически всех.
Я с сожалением посмотрел в сторону площади, где пепел мёртвого собирателя уже наверняка разнесло ветром. Агварес не обрадуется, если узнает, что кто-то из его союзников уничтожен, тем более, инквизитором.
Резкий крик женщины, наполненный болью и ужасом, донёсся из соседнего двора, заполняя все окрестные улицы.
— Из-за вас идиотов, я упускаю ведьму! – прорычал Дмитрий и, собравшись с силами, отшвырнул Настасью в сторону. Девушка откатилась к крыльцу неподалёку и ошарашенно посмотрела на Дмитрия. Впервые на её памяти кто-то смог заблокировать её способности.
— Ты никуда не пойдешь, - возразил я, вставая у парня на пути.
Его зеленые глаза вмиг застлались черной пеленой. Гнев овладел им, а это не сулило ничего хорошего.
— Ты уверен? – спросил он у меня.
Я со всей силы ударился о кирпичную стену дома, располагавшегося рядом. Даже не успел ничего предпринять – силы противника в разы превосходили мои. Если обычного человека такой удар убил бы, то моя оболочка человека теперь больше похожа была на деформированного уродца. Лицевая кость сломана, и где раньше были скулы, теперь уже торчат кости наружу. Но я, по крайней мере, жив.
Настасья помогла мне подняться. Я тут же обшарил свои карманы – они оказались пусты. Каким-то образом Дмитрий успел забрать свой клинок.
— За ним! Нельзя его упускать в таком состоянии, - сказал ей я.

Мы прибежали к источнику крика, где перед нами предстала ужасающая картина.
Детская коляска была перевернута и лежала на боку. Около десяти женщин, может даже больше - невозможно всех разглядеть из-за темноты - сидели на земле. Одеты они были как обычные горожанки, но меня насторожило их поведение.
Одна женщина, одетая в синие джинсы и майку, на руках держала младенца и возносила его к небу. Ребенок надрывно ревел. Прочие женщины воздел руки вверх и принялись напевать странную мелодию.
Малыш начал постепенно стихать. Если до этого он кричал и беспрестанно махал своими ручками, то эта странная колыбельная усыпляла его моментально.
В этот момент моя грудь начала испытывать легкое покалывание.
— Они убили его…этой песней, - прошептал я Настасье, до сих пор не веря в такую силу.
Женщина, державшая ребенка, вдруг коротко вскрикнула и упала на землю. Младенца успела подхватить одна из её приспешниц. Из спины упавшей женщины выпирал нож, хорошо мне знакомый.
— Уходи, сестра, мы их задержим, - прошептала одна из женщин.
Все они, кроме той, что ушла куда-то в темноту с мертвым младенцем на руках, поднялись с асфальта.
Из темноты вышел Дмитрий, и кто-то был с ним, оставаясь в тени позади, но этот кто-то…. Его энергия гораздо мощнее энергий безбожника, меня и Настасьи, даже вместе взятых. Мне кажется, я знаком с ним.
— Опять ты. Время жатвы пройдет, и ведьма уйдет, - сказала рыжеволосая девушка, которая, судя по всему, была одним из предводителей культа.
— Боюсь, что не могу уйти просто так, не вырезав кого-то и не получив информации от вас, - ответил Дмитрий.
Повисло молчание. Атмосфера накалилась. Ведьмы достали из-за поясов ритуальные ножи.
У меня в голове зародился, пожалуй, самый главный вопрос – зачем? Зачем они умертвляют младенцев, и зачем безбожник со своим таинственным другом строят из себя героев?
— Начнем! – сказал незнакомец, что стоял за плечом Дмитрия.
— Ха! – Усмехнулась рыжеволосая, - Не боитесь, что численность не в вашу пользу?
Но тут сверху начал сыпаться пепел, так похожий на снег. Ветер принес с собой первые яркие искры. Выглядело это впечатляюще, словно раскаленные звезды падали с небес.
— Собиратели… - тихо проговорила Настасья.
В этот момент с крыши на ведьм стали спрыгивать один приспешник дьявола за другим. Сражение между ведьмами и собирателями закипело.
— Что будем делать? – спросила меня моя подруга.
Я искал глазами Дмитрия, мне важно было узнать, почему тот, кто столь яростно ненавидит служителей ада, действует с ними заодно.
— Ты ничего, а вот мне нужно достать оттуда своего знакомого, - сказал я, направляясь в гущу всех событий.
Одна ведьма с красными, цвета вина волосами, набросилась на парня, сражавшегося спиной к ней. Нож девушки исчез в его спине. Приспешник ада упал на землю, и взорвался, разлетевшись мельчайшими искрами.
— Оставьте одну в живых, - доносится криком из толпы.
Тут я заметил безбожника. Он швырнул нож в одну из ведьм, та моментально упала на живот, с выпирающей рукояткой, торчавшей между лопаток.
Дмитрий увидел меня, и наши взгляды пересеклись. В этот момент его сбила с ног красноволосая ведьма, навалившись на него с клинком в руке.
Инквизитор держал её руки, дабы не дать себя порезать. Кто знает, какой силой обладает ведьмовское оружие?
Нужно было помочь парню. Я быстро выставил левую руку вперед, но, видимо, на этой девушке наложен был оберег, и мои силы на неё не влияли. Мое внимание привлек канализационный люк. Выставив обе руки вперед и сосредотачиваюсь на люке, я попытался его приподнять. Легкое тепло исходило от ладоней. Железная крышка медленно приподнялась вверх.
— Сдохни, мерзкий червь! – закричала девушка позади меня, и я почувствовал боль в плече. Впервые за миллионы лет.
— Прочь от него! – раздался голос Настасьи.
Я упал, левой рукой закрывая больное место, правой все еще удерживая канализационный люк, повисший в воздухе. Уже лёжа на земле, я повернулся в сторону Дмитрия, который боролся с ведьмой, и резким взмахом руки отправил кусок метала прямо в женщину.
Удар пришелся куда нужно, её отбросило в сторону. Безбожник подхватил её клинок и вонзил противнице в горло.
У меня перед глазами все плыло. Дворик пропах пеплом и кровью.
— Эй, Мортис, спасибо, - Дмитрий подбежал ко мне.
Позади него собрались приспешники ада во главе со своим господином. Последнее, что видел, прежде чем потерял сознание – круг собирателей, обступивший меня.

Открыв глаза, я заметил, что лежу на грязном полу. Судя по всему, помещение это пустовало уже очень давно, о чём явственно говорили мусор, неухоженная обстановка и расписанные граффити стены.
— Наконец-то ты пришел в себя, - сказал Дмитрий, заходя в комнату.
— Что произошло? Ведьмы, ты и собиратели… - вопросы в моей голове вскипели без очереди, как в местных поликлиниках, где старушки стремятся раньше других получить рецепт на ограниченное количество лекарств.
— Тебя прилично ранили. Хотя мы все в шоке от этого. Ранить саму смерть… Это сильно, - ответил безбожник.
— Где Настасья? – спросил я.
— Мы её не нашли. Может, она похищена, а может, просто сбежала, - пожал плечами Дмитрий.
Дело явно не чисто.
— А вот и Мортис, - радостно, словно встретив старого друга, воскликнул парень, что стоял вчера позади Дмитрия. Как я уже упоминал ранее, он мне был знаком.
— Люций, - сказал я и начал подниматься с пола. Парень, который был ненамного старше Дмитрия, все так же расхаживал во фраке, который не купишь в магазине, ни один портной не сможет такой сшить – одежда как визитная карточка новых собирателей. Короткая стрижка с черными волосами, лицо еще сохранило юношеские черты. Только вот сумки для сделок нет.
— Давай без нервов, окей? – начал он. - Я хоть и хочу заточить тебя в темнице, чтобы ты больше не лез в наши дела, но сейчас мы все в одной упряжке. Враг моего врага – мой друг, помнишь?
— Мы немедленно уходим, - говорю я.
— Погоди, сперва нужно поговорить. Думаю, мне удастся объяснить вчерашнее. К тому же, если б мы хотели тебя заточить в темнице, откуда бы ты никогда не выбрался, мы воспользовались бы такой возможностью. Однако ты здесь, и даже Дмитрий, хоть он наш враг, - Люций произнёс каждое слово убедительно, но можно ли было ему верить?
— Хорошо. Давай поговорим.
Мы вышли из здания. Обычный летний жаркий денек, ничего сверхъестественного. Ничто не напоминает о прошлой кошмарной ночи.

— Вчерашняя колыбельная – мелодия, что убивает младенцев. Ведьмы используют их тела для своих ритуалов. Задача новых собирателей – восстановить баланс в мире. Как бы мы ни ненавидели человечество, надо соблюдать порядок, - сказал Люций.
— Путем истребления всех старых собирателей? – спрашиваю я.
— У нас есть приказ. Старые должны быть уничтожены, ибо они работают по старому кодексу. Помоги нам отыскать ведьм, и, возможно, такое дело немного укрепит наше доверие друг к другу, - Люций протянул руку.
Я ему не верил. Это же очевидно, каждое его слово – ложь. Однако стоит подыграть.
— По рукам, враг моего врага.

Ночь опустилась на Ватикан. Над городом снова нависла тьма в виде приспешников ада.
Я стоял у того самого дома, где днём пришел в себя. Рядом со мной находились два собирателя. Столкнувшись с ними взглядами, я просмотрел и узнал их прошлое. Один в двадцатом веке заключил сделку, чтобы полиция его никогда не поймала, и он смог спокойно удовлетворять себя тем, чтобы убивать девушек. Такая вот была у него потребность. Только сделка имела потайной обман. Парня расстреляла не полиция, а специальный отряд из рейнджеров.
Второй был русским. Заключив сделку, он стал преуспевающим бизнесменом, продавая органы, похищая без требования выкупа обычных прохожих. Что ж, они несли боль, сеяли ужас. Только вот немногие собиратели, такие как Агварес, стали собирателями по специальному приглашению, оказавшись перспективными личностями.
— Шел сегодня по площади, меня чуть с ног не сбил мужчина, который опаздывал на работу. Даже не извинился, - сказал маньяк.
— Ты же знаешь этих смертных. Они зависят от денег. Их боссы оплачивают им то время, которое они могли бы провести с близкими. Знаешь, осознание этого приходит, только когда настает время умирать, ну или же замечаешь, что твои дети выросли, и тут их одолевает вопрос: “А где же был ты?”
Хорошие слова. Однако хочется оспорить и даже немного добавить своих мыслей.
— Эй вы, поведете нашу пленницу на казнь. Ведьмы не упустят возможности спасти свою подружку, - Люций вывел девушку, одетую в одно лишь белое платье. Её босые ноги переминались, стоя на холодном асфальте. Поверх головы натянут был холщовый мешок.
— Да начнется веселье, - сказал русский парень.
Мы направились в сторону площади: я, впереди два собирателя, ведущие ведьму, и во главе – Люций.
Воздух пропах пеплом, а значит, вся поддержка находится на “высоте”.
— Сегодня покончим с ними, и малыши будут жить в гармонии, - сказал нам лидер собирателей. Стоило отметить, что он не был самой крупной шишкой в среде собирателей. Важная шестерка. Да, именно эта роль присуща ему.
Мы повернули на дорогу, выводящую к площади.
— Во имя дьявола… - лишь сказал собиратель, что в прошлом был маньяком.
Как приспешников Спартака распяли по дороге от Капуи до Рима, точно так же висели распятыми тела младенцев по обе стороны дороги.
Мы добрались до указанного места, и десятка два собирателей заметили нас.
— Мортис, веди ведьму на эшафот, - повелел мне Люций.
Девушка пыталась оказать сопротивление, брыкаться, но мои руки схватили её крепко.
Мы с ней поднялись одновременно. Благодаря свету уличных факелов я заметил, что каждый собиратель достал из своей сумки для сделок арбалет.
— Перед нами две личности, - начал вдруг свою речь Люций.
Две? Неужели еще и меня приписал?
— Первый – Смерть. Да, он не принимает участия в перевороте, но он укрывает нашего предателя, бывшего собрата, легенду среди собирателей – Агвареса.
— Это ложь! – запротестовал я.
— Вторая – девушка. Её имя переводится как – “Воскресшая из мёртвых” Анастасия, последняя белая ведьма, которую можно умертвить тысячей способов, но она всё равно оживает. Вместе они представляют угрозу для нас. Благодаря ранению Мортиса мы узнали его слабое место, поэтому стреляйте точно, и будьте уверены в своем успехе.
Я медленно потянул мешок с головы ведьмы. Заплаканное лицо Насти оказалось под плотной тканью. Мешок, как я понял, не пропускал телепатические волны, поэтому я не мог связаться с ней мысленно.
Десятки арбалетов нацелились на нас. Казалось, это конец…
Первый ряд собирателей вдруг моментально упал на колени, а после лицами на асфальт, со стрелами в затылках.
Между своими развернулась драка. Что происходит, я не совсем понимал, но нам с Настасьей это было только на руку. Я развязал девушке руки.
— Мортис, тебе нужно уходить. Ведьмы сейчас же придут сюда. Для них ты враг, - сказала она.
— А как же ты? – спроси я.
— Я для них своя, и мне нужно учиться у них - у меня большой потенциал.
Я спрыгнул с эшафота. Люций дрался с Дмитрием, сконцентрировавшись на своём противнике и не замечая моего побега.
— Мой контракт погасится с твоей смертью! - закричал безбожник, и его кривой нож с хрустом вошел в тело Люция.
Дмитрий посмотрел на меня и молча убежал куда-то в сторону.
С ним потом разберусь. Мне показалось, что внутри него боролись две силы. Не могут в одном человеке жить и святой и бес. Один доминирует, а второй служит.
Я повернулся и побежал в другую сторону, в темную часть улицы. За мной устремились несколько собирателей.
Спасение близко? Отнюдь! Предо мной выросла кирпичная стена. Тупик.
— Ну, хоть выполним задание, - сказал приспешник ада, тот самый маньяк, что сопровождал меня на казнь. Русский, не отставший от товарища, ему что-то ответил, но я не разобрал, что именно.
Четверо собирателей двинулись ко мне. И когда я думал, что шансов на спасение не осталось, русский и маньяк одновременно обхватили сильными руками шеи своих товарищей, после чего перерезали им глотки.
— Передайте господину Агваресу, что у него еще остались друзья, - сказал маньяк.
Они уходят, оставляя меня одного среди пепла. Самое время обратиться в сову и покинуть это место.
Удивительно. Вчера ночью искал сторонников Агвареса, познакомился с приспешником, наткнулся на ведьм. Мертвая колыбельная засела в моей голове. Быть может, есть смысл напевать её, как только увижу в ребенке будущее убийцы? Мир меняется, все меняется. Люди – причина всех перемен.

Конец.


Comments 3


Очень здорово! Длинноват формат, имхо, для этой платформы.

27.06.2017 04:39
0

да, разбить на кусочки покороче не мешало бы

27.06.2017 05:40
0