Ночные дождливые прогулки (часть 6)


А вот за это и в самом деле можно получить в глаз. Лишь то, что перед ним дама, удерживало сказочника от того, чтобы стремительно броситься вперед на обидчика с кулаками. Задетое самолюбие и чувство праведного гнева назойливо скреблись на душе, заставляя ее полыхать неистово и ярко, будто в бешенстве. Милтон отчетливо слышал каждую каплю дождя.

— Я бы радовался, окажись на вашем месте, — четко, насмешливо проговорил он. — Все же больше шансов быть принятым в нормальное общество.

Он видел, как вспыхнули ее бледные щеки, как в изумлении раскрылись глаза и разомкнулись губы. Победа была на его стороне. Всадница закусила губу, хаотично пряча взгляд, пряча выступившие слезинки, и сказала ровно, безэмоционально — и, наверное, первый раз мягко:

— Убирайся!

Она дернула поводья, и конь, смерив Милтона долгим, настороженным взглядом, фыркнул и двинулся в сторону от тропинки. И тогда, наверное, необдуманное ликование покинуло юношу, оставив после себя лишь некое глухое, горькое чувство вины. Плечи всадницы дрогнули.

— Пошел прочь! — выдала она уже более собранно, более резко… но так надрывисто, будто была готова разрыдаться. Напоследок она лишь одарила его быстрым, но таким презрительным взглядом, что сказочник был готов провалиться на месте. Куда теперь радоваться своей правоте?

Да и неужели она была нужна так сильно, что ради нее можно было бы принести в жертву чувства молодой, пусть и неприступной дамы?..

Ноги сами несли его вниз по тропинке. Лишь уже готовый скрыться за деревьями, Милтон не удержался во второй раз. Незнакомка на синем коне с алыми глазами неподвижной темной статуей застыла на том же месте, где он ее покинул, подставив лицо навстречу стене из воды. Капли скатывались по ее щекам и по шее… и Милтон был готов поклясться, что она прятала в них собственные слезы.

Гадкое чувство на душе не исправить даже раскаянием.

А дождь между тем закончился. Из-за мглистых пепельных туч выглянула круглобокая луна, а темно-синее — уже не черное — небо украсили россыпи ярких звезд. Они бриллиантами сверкали, собираясь в причудливые узоры, но даже эта восхитительная красота не могла заесть гложущую пустоту. Она права. Они просто идиоты.

На следующий день он попытается извиниться, а имя своей строгой незнакомки узнает лишь под конец семестра. А через тридцать лет на стол уже директору Гримму ляжет письмо, написанное аккуратным почерком.

"Уважаемый м-р Гримм!
Смеем заверить вас, что все формальности улажены. Школа Монстров сочтет за честь провести со школой "Долго и Счастливо" программу по обмену студентами.
Обо всех деталях сообщим позднее.
С уважением,
Директор Бладгуд".

Тогда директор Гримм откинется на спинку стула, вспомнит давнюю историю и попытается рассмеяться, вновь чувствуя себя тем несмышленым мальчишкой.


Comments 1


Hello, @drakulaura. You received 30% upvote from Flotilia.


Здравствуйте, @drakulaura. Вы получили 30% апвот от Флотилии.

21.11.2019 15:48
0