Ночные дождливые прогулки (часть 5)


— Думаю, сейчас ни вы, ни я не кажемся лучше, — съязвила она, испустив тяжкий вздох. — В конце концов, мы оба сейчас грязные идиоты, проводящие ночь бог знает где.
— И погодка располагает.
— Да уж, — девушка отвернулась; хотя зачем, ведь в сумраке едва ли возможно различить, как дернулись ее губы, приобретая некое подобие улыбки. Неосторожным, резким движением она дернула узды, несильно ударяя коня каблуками по бокам; тот неохотно двинулся вперед — копыта зачавкали по сырой грязи.

Милтон старался не отставать, хотя это удавалось ему с трудом — земля скользила под ногами, а порой за всадницей приходилось бежать. Он цеплялся за нее с внезапной и непонятной ожесточенностью, как за лучик, способный вывести его из этого пугающего царства зеленого и колючего мрака. Пусть и сама всадница являлась порождением тьмы. А Милтон тьму не любил.

— Отвратительное место, — внезапно обронила девушка, чуть склонив голову в неких безрадостных раздумьях.

Юноша отел было что-то добавить, но его резко оборвали — резко и вкрадчиво, с уже знакомой сталью в голосе.

— Я о школе. — Всадница молчала некоторое время. — Скажи, почему вы настолько сильно презираете нас? Сегодня четверо пытались познакомиться со мной, но стоило им узнать, кто и откуда я, то они сразу уходили прочь, даже не сказав ничего — даже тех прозаичных оправданий из бульварных романчиков! — На последних словах сталь становилась острее, а горечь — все ощутимее и ощутимее. В ее тоне звучала обида — та самая обида оскорбленной невниманием женщины. Милтон отвел взгляд, нервно сглатывая и думая, что, возможно, стоит пустить всадницу вперед и не возвращаться более к этому разговору… но он, конечно же, так ни за что не сделает. Поэтому он лучше промолчит.

— А ведь в том, что я больше всех похожа на… обычную, обычного человека — слово "человека" она акцентировала ядовитой ухмылкой, — ни капли хорошего нет. Если уж презираете — то презирайте открыто. Тогда и наша неприязнь будет оправдана сполна.

— Да вы и без того в поводах не нуждаетесь. Задираете друг друга, вовлекая посторонних в свои разборки. Разве могут цивилизованные существа грызться из-за закопанной кости?

— С волками поживешь — по-волчьи завоешь, — парировала строгая во всех смыслах девушка, нетерпеливо взмахивая рукой; она даже не пыталась скрыть раздражение. Но что же это? Неужели та самая молодецкая горячность, что дурманит голову горячими словами, за которые после так трудно отвечать? Неужто она — причина разгорающегося конфликта, одного из сотен, что уже успела перенести за всего-то один день школа?

Но ведь все мы такие дураки, влюбленные в собственное красноречие. Мы любим жаркие споры. Мы любим, когда нас бранят. Мы любим быть осмеянными. Чтобы потом без зазрения совести дать обидчику в глаз или расквасить нос.

Тогда и дождь обрушится с небывалой силой, заколотит по земле и листве, зальет лицо и ладони.

— Впрочем, откуда вам знать? — саркастично пожала плечами всадница. — Дети предрассудков, какой с них спрос?..


Comments 1


Hello, @drakulaura. You received 30% upvote from Flotilia.


Здравствуйте, @drakulaura. Вы получили 30% апвот от Флотилии.

21.11.2019 00:03
0