Мир силиконовых людей: мнимые дефекты, или дисморфофобия


«Что может быть субъективнее женской красоты?» — спрошу я вас. «Качественный контент!» — скажете вы. И будете абсолютно правы. Но если про качественный контент я уже как-то и когда-то писала, то вот про красоту, в любых её проявлениях, — нет. А надо бы. Тем более, что тема горячая: кипит, скворчит, словно пирожок на раскалённой сковороде. Дело в том, что я немного пересмотрела Instagram. Да-да, такое бывает. Особенно, когда в него не заходил веками, а потом зашёл — и слегка ... эээ ... удивился, выразимся так. Хотя глагол «удивился» не точно выражает всю гамму моих эмоций, чувств и (какой кошмар!) мыслей. Казалось бы, какие мысли послеInstagramа? Но они есть. И этот пост тому подтверждение. Правда, может я просто заходила не на те страницы и не к тем людям. Такое тоже возможно. Список страниц я публично оглашать не буду. Его и так огласят, на Страшном суде, где мне будет сильно стыдно и невыносимо больно.

Учитывая тот факт, что на эту тему я планировала написать очень давно, жар «удивления» слегка приутих. Однако львовские «селфисты» меня так подзадорили, что, глядя на них, я опять ...эээ... удивилась, по второму кругу, поэтому этой теме всё же быть.

Речь сегодня пойдёт о дисморфофобии. Изначально я планировала написать только о ней. Однако, наперекор всем планам, стала вырисовываться цепочка: дисморфофобия — инстаграм — силиконовые люди. Я не смогла устоять, и теперь мне придётся как-то всё это расхлёбывать. Начнём, естественно, с дисморфофобии.


*******

Почти каждая девочка-девушка (почти каждая, но всё же не каждая) страдала от какого-либо недостатка своей внешности. Довольно трудно найти человека, который был бы полностью удовлетворён своим внешним видом. Однако большая часть людей вспоминает про свои недостатки только глядя в зеркало. В остальное же время обычный человек не придаёт им особого значения. Он принимает себя таким, каким он есть, со всеми несовершенствами, при этом не забывая про массу своих достоинств. Для других же людей их «недостаток» становится навязчивой идеей. Причём этот «недостаток» может быть недостатком только для них самих, а для других людей — милой изюминкой или незначительным изъяном. Кто-то принимает свои горбинки на носу, а кто-то так и продолжает сидеть у зеркала, оплакивая свои недостатки, зачастую — мнимые.

Дисморфофобия представляет собой такое расстройство психики человека, при котором субъект очень сильно обеспокоен дефектами своей внешности или определёнными особенностями своего тела. Эти дефекты/недостатки и вправду могут существовать, а могут существовать только в воображении больного, либо быть настолько незначительными, что при любых других условиях на них можно было бы и не обращать внимания. Обычно данная проблема начинает зарождаться в один из самых тяжёлых периодов — в подростковом возрасте. Именно тогда мы начинаем себе особенно не нравиться и комплексовать по любому поводу и без. Недовольство своей внешностью приобретает у подростков масштаб вселенской катастрофы, порождая серьёзные комплексы. Дисморфофобии подвержены абсолютно все люди, независимо от пола. Данное психическое расстройство опасно тем, что может приводить к суицидальным мыслям.


Джослин Вильденштейн

Одной из самых главных психологических причин дисморфофобии может быть то, что подростка часто и жестоко дразнили либо критиковали. Немаловажную роль играет здесь и воспитание. Если родители постоянно акцентируют своё внимание на внешности и красоте, то это может впоследствии стать пусковым механизмом для развития дисморфофобии. Если подросток страдает от нехватки любви, ласки и элементарного внимания со стороны своих родителей, родственников или близких людей, то он может это списать на непривлекательность своей внешности либо на какой-нибудь конкретный недостаток или дефект (вспоминаем ранимость и мнительность подросткового периода). Робкие и неуверенные в себе люди, очень болезненно относящиеся к критике, с сильно выраженным перфекционизмом находятся в группе риска, имея все шансы на развитие у них данного заболевания.

Как же проявляется эта болезнь? Страдающие дисморфофобией постоянно смотрят на себя в зеркало и другие предметы, в которых можно рассмотреть свою внешность (например, витрины магазинов, да, девушки?)) Но если «нормальный» человек просто посмотрел на своё отражение и пошёл дальше, то «больной» дисморфофобией будет долго и упорно выбирать такой ракурс, при котором его «недостаток» не будет виден либо будет заметен менее отчётливо. Или наоборот: больной категорически будет избегать зеркал и любых поверхностей, где можно увидеть своё отражение. Таких людей очень трудно уговорить сфотографироваться — они наотрез будут отказываться. Если же фотографирование всё-таки неизбежно, то страдающие дисморфофобией стараются спрятаться за кем-либо из фотографировавшихся; делают резкие движения для того, чтобы снимок получился «размазанным».

Дисморфофобия развивается по следующей схеме. Сначала возникает сама идея мнимого уродства, например, «кривой зуб», «жирный живот», «некрасивые колени» и т.д. Затем — страх перед обществом, которое высмеивает, по мнению больного, его мнимое уродство («все с меня смеются»; «рядом со мной неприятно стоять»). И заключительная стадия — снижение настроения вплоть до депрессии с суицидальными мыслями.


Пит Бёрнс, «Dead or Alive»

Люди, страдающие дисморфофобией, всячески пытаются скрыть свои недостатки, например, при помощи мешковатой одежды, очков, париков, головных уборов с широкими полями. Они чрезмерно ухаживают за своей внешностью, фанатично занимаются физическими упражнениями, сидят на диетах и постоянно прикасаются к коже, дабы прощупать каждый свой «недостаток». Такие люди расспрашивают своих близких о дефекте: сильно ли его видно? ужасен ли он? Всё это может привести к тому, что больной вообще откажется выходить из дома либо будет выходить только поздней ночью, в очках и парандже, чтобы никто не смог увидеть его «уродства».

Ясное дело, что ни о каком самоуважении у таких людей не может быть и речи. Подобные недовольства своей внешностью могут привести в коммуникативным проблемам (к одиночеству и полной социальной изоляции), злоупотреблению спиртными напитками, к наркотикам, антидепрессантам/транквилизаторам, поскольку депрессивное состояние со всеми его вытекающими (повышенная тревожность, панические атаки, суицидальные мысли) становится постоянным. Больные дисморфофобией убеждены, что все их жизненные неприятности и невзгоды связаны с физическими недостатками. И стоит лишь избавиться от «недостатков», как жизнь сразу же наладится. В дальнейшем борьба с мнимым дефектом становится основной целью и сутью жизни таких людей.


Донателла Версаче

Дисморфофобия мешает работать и учиться, поскольку возникают сложности в концентрации внимания на рабочих/учебных моментах, ведь вместо того, чтобы думать о бухгалтерской проводке, девушка и парень будут сидеть и кропотливо думать о своей внешности. Такие люди убеждены, что Петя/Катя за соседним столом сидят и обсуждают их уши, ноги, нос и родимое пятно на подбородке.

Следует отметить и тот факт, что девочкам немного легче справиться с дисморфофобией. Иногда для того, чтобы распрощаться с болезнью, достаточно одного хорошего поклонника, который разуверит милую девчушку, что у неё кривые ноги, некрасивая грудь или слишком большой лоб. Мальчикам сложнее, ведь в большинстве случаев их страхи концентрируются в области гениталий, поэтому дисморфофобия может привести к глубоким сексуальным проблемам в будущем, если на заболевание своевременно не обратить внимания.


Родриго Алвес

Так причём здесь Instagram? Только при том, что я просто в нём слегка «пересидела». Ничего личного, правда) Утверждать, что каждый второй пользователь этой социальной сети болен дисморфофобией было бы просто научным преступлением. И не только потому, что заболевание, о котором мы ведём речь, подростковое. Хотя это немного не так, но об этом позже. Просто в Instagramе такой шквал самолюбования и самоупоения, что наш маленький и незначительный самоап собственных комментариев на Голосе является олицетворением целомудрия и бесконечной добродетели. Все эти селфи в зеркале с поджатыми губками, видео в стиле «блин, какая я офигенная» совершенно не вяжутся ни с какой дисморфофобией. Вроде бы как — не ввяжутся.

Пожалуй, уже не найдётся среди знаменитых и публичных людей такой особы, которая не вела бы страничку в Instagramе. Instagram нам сегодня диктует основные правила успешной и красивой жизни. Он показывает нам, что значит быть красивой. И не только он. Все средства массовой информации поголовно давят на подрастающее поколение ложным эталоном пустой и пошлой красоты, псевдоценностями, превращая красивых людей в то, что мы можем увидеть на фотографиях к этой статье. Пропаганда культа красоты, культа тела, культа вечной молодости — всё это очень сильно может повлиять на ещё совсем неокрепшую подростковую психику; на тех маленьких «гадких утят», которые ошибочно начинают полагать, будто накаченные губы и силиконовая грудь — это самые главные условия для того, чтобы стать прекрасным лебедем. Когда всё это впитываешь с раннего возраста с экранов телевизоров, мониторов компьютеров, дисплеев телефонов — в голове и сознании происходят необратимые процессы.


Джастин Джедлик, живой Кен

С огромной долей вероятности можно предположить, что симптомы дисморфофобии в XXI веке (а термин был введён в 1886 году профессором Энрико Морселли) в корне отличаются от симптомов этого заболевания в XIX. Такие блага цивилизации как интернет, социальные сети и пластическая хирургия добавили масла в огонь.Теперь заболевание диагностируется намного раньше и пациент имеет все возможности для того, чтобы погрузиться в болезнь целиком и полностью.

На сегодняшний день появились передачи, посвящённые пластическим операциям и построенные по следующему принципу: у Кати был физический недостаток, но ей сделали пластическую операцию (и очень хорошо, если только одну, а не 10-15), — и теперь она красивая, успешная, счастливая. Но если бы она не сделала эту операцию, прожив всю свою жизнь с носом картошкой, её жизнь сложилась бы иначе: грустно и тоскливо. Чем не пропаганда пластики, которая может сослужить хорошую службу для развития дисморфофобии у одного из подростков? А затем у другого, потом у третьего... До этого и в голову не приходило, что с собственным лицом что-то не так, всё нравилось, но потом пригляделся — и действительно: ужасно всё, как у того героя программы. А если ещё и комплексы мучили по поводу внешности, тогда здравствуй, новая жизнь, — с мечтой о пластической операции.

Здесь необходимо сделать небольшую ремарку. Пластика в ситуациях, когда человек попал в аварию или на него было совершено нападение, в ходе которого лицо или другие участки тела были обезображены, — ситуация совершенно другая. В этом случае хочется сказать прогрессу действительно «спасибо» за то, что он даёт человеку второй шанс прожить свою жизнь комфортно. Но совсем другая ситуация, когда женщина в свои семьдесят пять хочет выглядеть на двадцать пять, а двадцатипятилетняя женщина, благодаря пластике и инъекциям молодости, начинает выглядеть на семьдесят. И совершенно ненормально, когда под хирургический нож мечтают лечь подростки, которые ещё окончательно физически и психологически не сформировались.

Когда на лице не осталось ничего из того, что подарила матушка-природа, когда всё исправлено, обколото, наращено — зачем называть это красотой? Красота — это стёртая индивидуальность? А может быть, красота как раз в этой индивидуальности? Как жаль, что кроме инъекций ботокса нет инъекций женственности, обаяния, чувства юмора, интеллекта, ума и знаний. Хотя, может есть? Какова их цена, кто-нибудь знает?


Аманда Лепор

Смею предположить, что дисморфофобию можно рассматривать сегодня как несоответствие идеалу. Мы сами создаём себе идеал, и начинаем ему проигрывать. Наблюдая по телевизору «штампованную» красоту, девушка или юноша начинают сравнивать свою внешность с внешностью «безупречно красивых людей», которые соответствуют критериям сегодняшней красоты. Такое нездоровое стремление к идеальной внешности вызваны стереотипами, умело навязанными СМИ и глянцевыми журналами.

Давайте представим ранимого и хрупкого подростка, какую-нибудь девочку Лизу, у которой начались подростковые угри, а в голове такой «гормональный» кавардак, что она уже не знает куда бы деться и где бы спрятаться. А тут ещё и уши торчат, и бёдра, чёрт бы их побрал, толстые и между ними нет (какой ужас!) просвета. И вот с последним совсем беда. Ведь при таком раскладе дисморфофобия может стать причиной анорексии, и тогда девочке Лизе будет помочь ещё сложнее. Такая пятнадцатилетняя Лиза при весе в 40 килограмм будет смотреть на себя в зеркало и видеть свисающий (да чего у там: лежащий на коленях!) живот и огромные жирные бока, заливаться слезами и изъедать себя упрёками за то, что съела сегодня на 5 грамм еды больше, чем положено. То, что у неё шикарные волосы, большие голубые глаза и красивые алые губы Лиза уже не помнит, она этого не видит, ведь у неё на лице угри, а там, в «интернетах и телевизорах», все такие красивые и ухоженные, такие худенькие и такие счастливые...

Если бы у каждого сегодняшнего подростка была бы финансовая возможность и «возрастное право» делать пластические операции, то, пожалуй, многие себя уже давно бы полностью перекроили. Но, вполне возможно, я слегка утрирую. Тем более, что меня уже несколько раз в этом обвиняли)


Жаклин Сталонне

Многие пациенты с дисморфофобией становятся буквально «кормильцами» клиник пластической хирургии. Люди, решившиеся на пластику, проходят через ряд многочисленных операций, которые не приносят им удовлетворения. Желая довести себя до идеала, до общепринятых стандартов красоты, проводя одну операцию за другой, человек превращается в силиконовую куклу. И что самое ужасное — он уже не может остановиться. Некоторые люди добровольно проходят через 100-150 и более операций. У многих останавливается сердце на операционном столе во время проведения очередной пластической операции. И всё это — во имя красоты и идеала, навязанного кем-то или придуманного самим.


Братья Богдановы

И в заключение — подытожим. В сети коварной дисморфофобии, которая по праву уже стала болезнью современности, попадают молодые люди возрасте от 13 лет до 20, однако в последнее время эти границы существенно снижаются: дисморфофобия может настигнуть ребёнка и в 10 лет. Заболевание может быть диагностировано и в более зрелом возрасте. С данной проблемой в современном социуме могут столкнуться женщины, родившие ребёнка и очень болезненно переживающие изменения в своём теле после родов. Растяжки и обвисший живот затмевают все радости материнства, и новоиспечённая молодая мама только и мечтает о том, чтобы стать снова красивой и ухоженной. В некоторых совсем плачевных случаях дисморфофобия преследует человека всю его жизнь.

Взрослея, следует понимать, что в жизни есть вещи куда более важные; что помимо внешней красоты есть ещё и внутреннее содержание, и оно не в силиконовых губах. Важно, чтобы у подростка был такой человек, мнением которого он бы дорожил. И конечно же, очень важен общий климат в семье. Только в семье можно привить правильные моральные ценности. Дисморфофобию намного проще предупредить, чем потом её вылечить.

«Для того чтобы быть красивой, женщине достаточно иметь черный свитер, черную юбку и идти под руку с мужчиной, которого она любит». Ив Сен-Лоран

Красота — в счастье. Будьте красивы и счастливы! И не позволяйте манипуляторам вами манипулировать. Аминь! Закончим хитом «You Spin Me Round» от «Dead Or Alive», где Пит Бёрнс в главной роли (см. фото выше). Когда-то он был таким, как в этом клипе, но ему тоже перестала нравиться его внешность. Сердце Пита оказалось очень крепким: оно остановилось только после того, когда смогло выдержать около 300 пластических операций.

Text.ru - 96.10%


Комментарии 13


Чтобы читать и оставлять комментарии вам необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на сайте.

Моя страницаНастройкиВыход
Отмена Подтверждаю
100%
Отмена Подтверждаю
Отмена Подтверждаю