Глава 9. Проблемы? Доктор?


    После встречи в кафетерии Софи пригласила меня к себе после смены. Мы поднялись на второй этаж дома, в котором располагалось это милое заведение. Мой светловолосый ангел открыла ключом дверь и пригласила меня войти. Я был поражен местом, в котором она жила. Мне казалось, что это самое уютное жилье на свете. При входе в это жилище, мы сразу же очутились в просторной гостиной, напротив входной двери, с другой стороны комнаты, располагалась дверь в ванную. У окон находился небольшой подиум, на котором стоял мольберт, компьютерный стол и пара книжных полок. Неподалеку была еще одна дверь, которая вела в маленькую спальню Софи. Также, из гостиной можно было оказаться в кухне, которая была крохотной, но очень удобной.
    Софи предложила мне выпить кофе, чему я был несказанно рад, ведь кофе не пил, будто целую вечность. Мы расположились в гостиной на диване, перед нами стоял кофейный столик, на котором Софи расставила маленькие чашечки и десертные закуски. Ее движения были очень аккуратны, она будто порхала по квартире. После "сервировки" стола, она включила пластинку с джазом на своем стериопроигрователе и уселась рядом, разливая кофе по чашечкам.
- Я давно хотела показать тебе, как я живу, - улыбнулась она, спрятав прядь волос, которая упала на лицо, за ухо.
- Наверное, немного поздно для гостей? - спросил я, почувствовав неловкость.
- Я долго не сплю, - улыбнулась она, подняв свои потрясающие синие, как сапфиры, глаза, - бывает, ночи напролет. Я смотрю старые фильмы, слушаю джаз и рисую, - вдохновлено произнесла она. Я немного опешил и потерял дар речи.
- Совсем не спишь? - спросил я, не понимая абсолютно ничего.
- Кофе, Шон, - захохотала она, - а еще, не знаю почему, но, в последнее время, у меня скверные сны. То удав съест, то тигры нападут, то просыпаюсь под толщей песка.  - она опустила взгляд в пол, поставив чашечку кофе на столик. - Вчера заснула, а мне ты приснился, как мы гуляли по парку, а с деревьев падала золотистая листва, еще солнце светило ярко, но его свет не был таким теплым, как летом.
- Очень красиво, - вздохнул я, - тебе снятся прекрасные сны, - поставил свою чашку на стол, пересел ближе к ней и приобнял. Она потянулась ко мне, а я к ней.    
    Я коснулся ее нежной кожи лица, притянул его к себе и нежно поцеловал в губы. Она ответила на поцелуй и напористо двинулась на меня. Софи была настойчива, была уперта. Я знал, к чему она клонит. Я продолжал целовать ее и ласкать, но в моей голове сложились два противоположных друг другу суждения: во - первых, она хотела этой близости, поэтому пригласила меня. Я был полностью согласен , но во - вторых, я боялся все испортить. Я не хотел ее сейчас в сексуальном плане, потому что оставил бы ей надежду на то, что мы будем вместе... всегда. У меня был рак легких, который утих только на время, а что будет дальше, еще не известно. Вдруг состояние ухудшится, и я умру? Я умру, оставив в ее сердце боль и страдания по человеку, с которым у нее так и не получилось это самое "всегда"...
    Когда Софи перестала меня целовать, я встал с дивана, посмотрел прямо в ее глаза и впервые решил рассказать ей правду: "Послушай, - начал я, - я терял сознания раньше потому, что вел не очень хороший образ жизни, Софи. У меня рак легких. И, я боюсь все испортить... Мне, безусловно, приятна твоя компания, твоя нежность и забота обо мне, потому что многие считают меня придурком. Но я не могу себе позволить дать тебе обещание о том, что мы будем всегда вместе. То, к чему ты ведешь сейчас, может привести нас к... - я задумался, - я не знаю к чему..."
- Шон, - перебила она меня и взяла за руку, - расслабься! - подмигнула она. - Я буду с тобой до самого конца, если, конечно, он наступит. - она улыбнулась, а я уселся рядом. Софи продолжила говорить. - Я просто хочу быть рядом с тобой. И сегодня ночью, и вообще. А что будет дальше, то и будет, - она поцеловала меня, а я ответил на ее поцелуй.
    Чуть позже мы оказались в ее постели. Софи была очень соблазнительной и нежной любовницей. Она ласкала мое болезненное тело, покрывала его маленькими горячими поцелуями. Почти все время мы держались за руки, наши пальцы были переплетены. И все это было наяву. Обычно, она сводила меня с ума, просто находясь рядом, но продвинувшись чуть дальше, оказалось, что она продолжила сводить меня с ума еще и в постели. Она, правда, сказочная, внеземная и восхитительная. И... я любил ее: каждую клеточку ее тело, каждое движение, каждый  стон и каждый вздох.
    Всю ночь я провел у нее. Под утро, я оделся, поцеловал ее в щеку, выпил таблетку и помчался на прием к Доктору Голдену, который ждал меня сегодня, по предварительной записи.
    Разгоняя автомобиль до сумасшедших скоростей, я мчался по дороге в клинику. В голове было множество мыслей. Я вспоминал званый ужин в их доме и то, как Джозеф застал меня с Розали. Наверное, я получил по заслугам, но они, по правде говоря, странная семья. Я получил кулаком по морде, а когда ушел, то они "общались" между собой, как ни в чем не бывало.
    Я вошел в кабинет Доктора Голдена. Он поднялся из-за стола, сурово посмотрел на меня, сквозь оправу очков, после снял их, протянул мне руку и улыбнулся. Я увидел огонь в его глазах. Он не был зол на меня, а, скорее, был благодарен за то, что дал волю его эмоциям и чувствам к жене. Он осмотрел меня, спросил о самочувствии. Перед самым моим уходом усадил в кресло, попросил своего секретаря принести нам завтрак. Он начал разговор со мной: "Шон, ты, конечно, ублюдок!" - он рассмеялся.
- Спасибо за комплемент, - иронично улыбнулся я, - все наладилось?
- Я люблю ее! - воскликнул он. - Несмотря на то, что у нее периодически появляется навязчивая идея мне изменить. Розали нужны скандалы, эмоции, а я был слишком занят тобой.
- Ты прощаешь ей измены? - возмутился я.
- Она моя страсть, - он сложил руки перед лицом, - наверное, ты не поймешь... Она настолько ненасытна в постели, что я, иной раз, если честно, не способен утолить ее голод. Мы много практиковали раньше: свинг-пати, секс втроем, в различных вариациях, - он засмеялся, - она огонь, пламя, шторм...
- Она сумасшедшая, Джозеф, - засмеялся я, - а ты вместе с ней. И, вообще, вы странная пара...
- У нас все превосходно, - он опустил взгляд вниз, после чего закурил, - давай поговорим о тебе? - предложил Доктор Голден. - Ты идешь на поправку, сейчас. Но, тебе нужна помощь психолога, потому что я наблюдал странную реакцию, когда ударил тебя. Ты слишком долго прибывал в шоковом состоянии. Смеялся, как псих...
- Что!? - возмутился я. - Ты серьезно хочешь отправить меня к "мозгоправу"?
- Да, - кивнул он, - я знаю одного хорошего психолога. Выпишу тебе направление сейчас же! Кстати, я уже звонил ей на счет тебя.
- Зачем, Джо? - недоумевая, спрашивал я, чувствую как мышцы моего лица слегка напряглись.
- Это самый лучший доктор во всем этом городе! Советую заглянуть к ней сегодня же! - он протянул мне визитку, я взял ее и увидел инициалы "Ю. Э. Робинсон"
- Так и быть, - смягчился я, после встал с кресла, направился к выходу, - передавай привет Розали. И, еще раз, извини, за ту неловкую ситуацию.
- Прекрати, Шон! - засмеялся Доктор Голден. - Ты спас наш брак!
    После я покинул его кабинет, абсолютно не понимая их совместной жизни. Мне казалось, что когда люди вступают в брак, они дают клятву быть рядом друг с другом, поддерживать и оберегать друг друга. Можете думать, что угодно, но, кажется, я старомоден для этого нового типа семей, в котором муж живет своей жизнью, а его жена своей, но иногда они встречаются, чтобы посетить вечеринки, где происходят оргии или смена партнеров. Наверное, я никогда этого не пойму.
    Кабинет Доктора Ю. Э. Робинсон находился в этом же здании, но несколькими этажами выше. В лифте я столкнулся с длинноногой блондинкой, ее глаза были спрятаны за темными стеклами очков, а волосы были уложены в прическу с огромным объемом. Она жевала жвачку. Ноги слегка подкашивались. Она все время смотрела на часы. Я подумал, что это какая-то сумасшедшая пациентка, которой психолог помогает бороться с распутным образом жизни, потому что она выглядела, как сотрудница секс-индустрии, или же, того хуже, бороться с алкоголизмом, потому что вид у нее был не очень.
   Лифт остановился на седьмом этаже. Девушка вышла из него и направилась прямо по коридору, на которой была видна табличка "Психолог - консультант. Ю. Э. Робинсон." Судя, по этой сумасшедшей, которая страдала от похмелья, что сразу бросалось в глаза, Доктор Робинсон не был придирчив к своей клиентской базе, а тем более к состоянию, в котором к нему приходили его подопечные. Девушка вошла в кабинет. Я остался в коридоре. Просидел около часа, ждал, пока та странная особа выйдет наружу, но этого не произошло. Тогда я постучался в дверь и открыл дверь. Перед собой, за рабочим столом, я увидел ту самую блондинку, которая откинувшись на спинку кресла, мирно дремала. Я вошел в кабинет и сильно хлопнул дверью. Девушка продолжала спать, не обращая на меня никакого внимания.
- Доброе утро! - громко и недовольно заявил я. Она потянулась и открыла глаза. Увидев меня, она выпрямилась на этом злополучном кресле.
- Извините за мое состояние, - произнесла она бархатным низким тоном голоса, - у меня была безбашенная ночь. Я жутко устала.
- Я Шон О'Кэйн, - представился я, - меня направил к вам Доктор Джозеф Голден.
- А! - воскликнула она, наливая себе в стакан воды. - Кажется, он звонил позавчера, когда я играла в покер на раздевание, - вспоминала она, поправляя объемную прическу, а после сделала глоток воды из стакана, - Я Юджиния Элла Робинсон.
- Юджиния? - усмехнулся я. - Серьезно?
- Мой отец хотел сына, - она сделала еще один глоток воды, - а родилась я. А чем занимаешься ты, Шон?
- Лечусь от рака легких, пытаюсь создать отношения с восхитительной внеземной девушкой, на время отошел от руководства стрипбара, - рассказывал я, развалившись на кожаном диване, который стоял напротив ее стола.
- Внеземная девушка? - удивилась Доктор Робинсон. - У тебя шизофрения, ты сходишь с ума по гуманоидам или рептилойдам? - дурачилась она.
- Тогда, эта девушка очень красивый гуманоид, - ухмыльнулся я.
- Ладно, забудь. - отрезала она. - Если честно, я не настроена сегодня работать. Меня мучает жуткое похмелье, и я хочу спать. Мы можем встретиться ближе к вечеру где-нибудь и поговорить, раз уж Джозеф Голден назначил тебе сеанс на сегодня?
- Да, конечно. Только, ты ничего не имеешь против стрипбара? Я распущу танцовщиц и закрою его на вечер. Домой пригласить не могу.
- Домой к тебе я не поеду. Это не этично! - она улыбнулась своей хитрой улыбкой, которая потом, как, оказалось, является ее фирменной улыбкой. - А стрипбар, скажем, самое оно. Предположим, я решила отдохнуть!
- Вот и договорились! - воскликнул я. Она записала мой номер телефона и проводила до двери. При выходе мы пожали друг другу руки. Меня будто током ударило, показалось, будто я знаю ее всю жизнь.   


Comments 0