Глава 21. Необыкновенное чудо


 - Ты потанцуешь со мной, Юджиния? - спросил я мать моего ребенка и, по совместительству, невесту.
- К чему все это, Шон? - она улыбнулась, посмотрев на меня, но продолжала поглаживать свой большой и круглый живот.
- Не знаю, - улыбнулся я, подошел к ней и поправил прядь ее волос, которая упала на лицо, - тебе же нужно двигаться, а мы с тобой так давно не танцевали.
- Да, - протянула она, - та ночь в твоем стрипбаре была очень забавной...
- Просто потанцуй со мной, - попросил я и обнял её за талию.
    Мы были в гостиной моего дома, играла приятная медленная музыка, а во мне играл дух романтика. Юджиния обвила руками мою шею, мы начали плавно двигаться под музыку. Идиллия. Я стал уделять ей много времени, спал с ней в одной постели, казалось, стал испытывать к ней нежность. А тот факт, что она мать моего ребенка, делало нас полноценной семьей. Я знал, что мы с ней во многом похожи, но с момента начала беременности Юджиния стала меняться. И, теперь, из гордой, себялюбивой и сильной женщины, которой она пыталась быть, мать моего ребенка превратилась в нежную, женственную, любящую, прекрасную женщину. Каждый новый день, проведенный с ней, погружал меня все больше и больше в эту женщину. Может быть я влюблялся? Да, черт его знает, что это такое... Зато, в  этот вечер мы не принимали гостей. Джозеф и Розали остались дома, чему я был рад, потому что хотел побыть с невестой. Так странно было называть Юджинию "моей невестой", особенно, с учетом того, что она очень скоро должна родить.
    Кажется, я шел на поправку: отказ от вредных привычек, занятия спортом. Галлюцинации пропали, хотя я скучал по Мелисе, потому что её внезапные комментарии разбавляли обстановку в доме. Все слишком идеально... Так не бывает.
    Юджиния поцеловала меня в щеку и сказала, что ей просто необходимо присесть, ей не хорошо. Посадив ее в кресло, сам сел напротив нее, наблюдал. В комнате стояла тишина, а затем я сказал: "Давай поженимся прямо сейчас?"
- Что? - недоумевая произнесла Юджиния.
- Ты, разве, против? - спросил я. - Ладно, давай так: если ты откажешься, то второй раз предлагать не буду, - я ухмыльнулся.
- Тогда, - Юджиния задумалась, - скорее да, чем нет, - она смотрела на меня со своей фирменной хитрой улыбкой на лице.
- Почему так? - на этот раз недоумевал я.
- А я, может, не уверена, что ты будешь нежным и заботливым мужем, - она встала с кресла, подошла ко мне, присела на колено, я обхватил ее двумя руками, притянул к себе ближе и поцеловал в губы. По моему телу словно пробежался заряд, я ощутил искру, после посмотрел на нее и увидел ту же искру в ее взгляде.
- Ты хочешь меня? - спросил я уверенно.
- Да. - также уверенно кивнула она.
- Но ты беременна, наверное, нельзя...
- А ты покажи, что ты будешь нежным и любящим мужем и отцом, - произнесла она манящим тоном.
    Мы переместились в спальню. Я нежно уложил ее на кровать, ласкал и целовал ее тело: дорожкой из мелких поцелуев прошелся вдоль по её телу от живота до лица. "Ты уверена, что хочешь этого, и это не опасно?" - спросил я. Она прильнула к моим губам своими и страстно поцеловала. По телу снова будто ток пробежал. Неужели я на самом деле влюблен в нее?
    Когда все закончилось, мы  лежали рядом друг с другом, Юджиния засыпала в моих объятиях, а я наблюдал за ней. Внутри меня переполняли эмоции. Я думал о том, что не знаю, что на самом деле испытываю к ней, но, в тоже время, я знал, что если что-то случится, то я порву любого из-за нее. Моя натура - дарить любовь любой из женщин и защищать её. А может я просто дурак?
    Утром мы направились в в ратушу, чтобы узаконить наш брак. Никого не приглашали, скромно, вдвоем сделали все документы, а вечером направились в ресторан, чтобы отпраздновать это событие. Юджиния О'Кэйн, до свадьбы - Робинсон, моя жена.
    Так мы жили с ней еще месяц, а потом, в одну из ночей, Юджиния не спала. Воды отошли, кажется, или, как там называется такое? Я отвез ее в больницу. Ближе к обеду, на следующий день, она родила ребенка. Это была дочь, которую мы назвали Эванджелина Софи О'Кэйн. У нее были небесно-голубые глаза. Моя принцесса, кроха, чудо... Изменилось все: наша жизнь, наше отношение друг к другу. Когда мне дали дочь на руки, то я дал обещание, своего рода, что она получит все то, что у меня есть. С первых минут знакомства с этим чудом, я назвал ее самым прекрасным ребенком, самым восхитительным цветком и самой яркой звездой. Наверное, в это сложно поверить, но Шон О'Кэйн, бывший бабник и алкоголик, остепенился, обзавелся настоящей семьей, он счастлив!
    И, мы совсем забыли о том, что я болен и скоро могу умереть... 


Comments 0


ибать по диагонали. децкая порнуха

09.03.2017 13:26
0