Повесть Михаила Кошелева «Сталинские соколы из Люфтваффе». Часть 4-я



Дизайн обложки @konti


Автор: Михаил Кошелев @gektor


Часть 3-я


Братья стояли у стены поодаль от галдящей публики. Даже в тусклых отблесках костра была видна смертельная бледность Виктора.

Гунько подошёл к ним, сунул руки в карманы.

— Значица так. Чтоб переписать долг на себя, тебе нужно сделать такое, чтобы мы поняли, что Стриж этого заслуживает.

Максим недоуменно посмотрел на Гунько.

— Это как?

— Ну, не знаю. Подвергнуть его испытанию. А он его должен выдержать.

— Ну давай я попрошу его серануть. Это зачтётся?

Раздались незлобные смешки.

— Ты не умничай. Зачтётся только реальная опасность.

— Ну тогда пусть серанёт у костра.

Члены шайки стали ржать уже не скрываясь. Роман понял, что теряет инициативу, и поднял руку. К нему тут же подошли два дюжих пацана.

— На бочку его, — Гунько кивнул на младшего брата.

Пацаны схватили трясущегося Виктора под руки и взгромоздили на старую бочку из-под солярки посреди помещения.

Гунько подошёл, поднялся на табуретку и поставил ему на голову пустую бутылку. Потом залез в чемодан, стоящий среди ещё не разобранных вещей, и достал оттуда два новеньких биллиардных шара.

Бубен понял, что хочет продемонстрировать ему Гунько. Как-то он уже рассказывал про срезанный гранатой флажок и разбитую в реке бутылку. Бубен понимал, что Роман приукрасил оба случая. А вот теперь можно посмотреть лично. И оценить самому, так сказать.

Также всё понял и Максим. Его окутывал мягкий тёплый свет, он испытывал невероятное спокойствие, уверенность в своих силах. И даже просчитал в голове траекторию будущего броска.

«Только бы Виктор не дёрнулся. Неожиданно надо…» — подумал он.

— Ну вот, — Гунько вложил оба шара в руки Максиму. — Две попытки. Как тогда, у реки. Бутылка должна вдребезги. Иначе — не считается. А если…

Он не успел договорить. Максим воспользовался тем, что Виктор не мог видеть брата. Его закрывала фигура Гунько. И поэтому не увидел момент броска. Бутылка разлетелась на мелкие осколки от первого же шара. Большинство пацанов, как и Роман, так толком ничего и не поняли. От начала и до конца всё видел только Бубен.

Гунько поперхнулся и посмотрел на Бубна. Тот кивнул.

Роман растерянно кашлянул и объявил:

— Долг переписан. Теперь, Макс, нам должен ты. Но, как я понимаю, у тебя денег нет?

Максим ничего не ответил. Он внимательно разглядывал свои ботинки.

— Дык, я угадал? Денег нету? — повторил он вопрос, обращаясь к Максиму.

Тот еле заметно кивнул.

— Тогда вот что, — Роман подошёл к братьям вплотную. — Дом Тагира знаешь?

Максим опять кивнул.

— У него есть особенный кинжал. Вот такой, — Гунько протянул старшему брату листок из школьной тетради, на котором Венька, как мог, изобразил кинжал Тагира. — Приносишь его — и мы в расчёте. Ну, или бабло.

— А кто вам сказал, что кинжал в доме? — Максим с едва заметной ухмылкой посмотрел на Бубна, который делал вид, что ему совсем неинтересно, о чём там базарит его главный помощник и советчик. — А вдруг он его с собой носит?

— Всё продумано. Не ссы. Тагир по пятницам ходит в баню. Туда он свой нож не потащит. Там стырить могут. Так что пятница — судный день для тебя, — весело сообщил Гунько, даже не подозревая, насколько он оказался прав насчёт судного дня для Загоева-старшего. — Ну что, согласен?

— А у меня есть выбор? — Максим взял за руку брата, так и не пришедшего в себя. — Пошли домой.


Продолжение следует...


Торговая платформа Pokupo.ru

Comments 0