Повесть Михаила Кошелева «Сталинские соколы из Люфтваффе». Часть 11-я



Автор: Михаил Кошелев @gektor


Часть 10-я


Накануне первого сентября Максим и Виктор готовились к школе.

Мать купила братьям новые брюки и рубашки. Работа на полторы ставки хоть как-то позволяла сводить концы с концами.

Она приготовила что-то вроде праздничного ужина, что было в семье уже традицией перед каждым началом учебного года.

За столом братья оживлённо обсуждали завтрашний день. Из всей этой болтовни мать поняла, что они уже записались в какой-то спортивно-технический кружок и после уроков станут заниматься укреплением обороноспособности страны.

— А когда же вы уроки-то делать будете? — неуверенно спросила она.

— Не волнуйся, мама. Мы и в кружок, и уроки — всё успеем, — Максим приобнял маму и поцеловал её в щеку.

— Ну что, вещи собрали? — мать посмотрела на новый портфель Виктора и обычную старую хозяйственную сумку Максима. Тот пришил к ней широкий брезентовый ремень и носил через плечо, удивляя всех в классе.

— Собрали, мама. Не волнуйся, — Виктор ещё раз проверил чернильницы — свою и брата. — Макс! У тебя краешек откололся. Не ровен час, прольёшь всё на тетрадки.

— Да это ещё в прошлом году. Всё нормально. До конца школы хватит, — Максим вытер со стола. — Мам! А ты опять в две смены?

— В полторы. В две нельзя. Начальник цеха сказал, что по кодексу нельзя. Так что к девяти вечера буду дома. Ну всё. Давайте ложиться. Поздно уже.


\*

Первое сентября в любой советской школе проходило по единому сценарию.

Общее построение учеников по классам, вступительная речь директора с призывом хорошо учиться для того, чтобы после школы победить всех врагов СССР. Далее — выступление приглашённого военнослужащего из числа старшего офицерского состава, поддерживающего слова директора о том, что без участия конкретно каждого ученика школы невозможно победить врагов мировой революции. Затем — пламенная речь одного из родителей, полностью подтверждающая всё вышесказанное. Ну и, наконец, клятвенные слова отличника или отличницы, заверяющих всех присутствующих в том, что молодые патриоты спят и видят себя после школы в несущемся по полю боя танке, сметающем на своём пути всех без разбору врагов мировой революции.

Далее гимн, флаг, цветы, первый звонок. В общем, всё как всегда.

Во время торжественной линейки Максим стоял во второй шеренге своего 9 «А» и краем глаза наблюдал за Виктором, класс которого находился как раз напротив. С губ брата не сходила загадочная улыбка. К тому же он еле заметно кивал в такт выступлению каждого оратора на торжественной линейке. Было заметно, что некоторые одноклассники что-то говорили Виктору, а тот в ответ молча пожимал плечами или кивал. В целом Максим остался доволен поведением брата.

«Только бы не переиграл, — подумал он, когда линейка закончилась и всех учеников развели по классам. — Ладно. Поговорю с ним после уроков».

Первый учебный день в классе Максима было пять уроков. И эти пять уроков показались ему целой вечностью. Он пропускал мимо ушей всё, о чём говорили учителя. Когда учительница немецкого языка о чём-то спросила его, он невпопад с трудом пролепетал «Геносе лерерин…» и под снисходительные улыбки девичьей части класса молча опустился за парту. Гунько несколько раз пытался заговорить с Максом, но тот отвечал ему односложно и неохотно. В конце концов Роман отстал от него и переключился на Татьяну Ракитину, которая не без основания претендовала на роль самой красивой ученицы не только в 9 «А», но и во всей школе.

Виктор, наоборот, воспринял все уроки как нечто такое, от чего зависела вся его дальнейшая жизнь и карьера. Он даже после урока подошёл к учительнице русского языка и попросил список литературы, которую рекомендовано прочитать в дополнение к школьному курсу. Та откровенно опешила и долго смотрела на одного из самых отчаянных «нелюбителей» её предмета перед тем, как продиктовала ему список из нескольких рассказов Чехова.

Все мысли Макса были о предстоящей встрече с Тагиром. И, как только уроки закончились, он вылетел на школьный двор, где уже начинали собираться все ученики школы, делясь в неформальной обстановке самыми яркими летними впечатлениями.

Макс окинул взглядом школьный двор, но не увидел там Виктора.

«Ну где же ты шастаешь? — про себя спросил он. — Мы же договорились — сразу после уроков!»

— Да здесь я, — раздался за спиной голос Виктора. — Уже час тебя жду. У нас четыре урока было. Пошли, что ли?

— Пошли, — Макс закинул сумку за спину и положил руку на плечо брата. — Только заскочим домой — бросим портфели.


Продолжение следует...



Comments 0