«Мастер ножей» Роман Яна Бадевского. #7



дизайн обложки @konti


Автор: @zaebooka


Мы пересекли широкий двор и взошли по ступеням. У массивной дубовой двери с металлической оковкой и ручкой-кольцом нас опять задержали. Знак не подвёл и на сей раз. Мы попали в длинный коридор, освещённый факелами. Всё это не увязывалось в моей голове. Озёрные князья жили в деревянных детинцах, а здесь... Крумск ничем не уступал Танневергену, Ламморе, Сиверусу и другим крупным городам королевства. Город выстроен на пересечении торговых путей и воздушных маршрутов, у его южных ворот несёт свои воды могучая Тичь. А в замковый комплекс вросла башня волшебников, что говорит о богатстве князя и его связях с Гильдией Магов. Удивительно, что крумские князья не сражались за политическое влияние и господство на западе...

В тронном зале тихо. Высоко под сводами – люстры с сотнями свечей, сейчас, правда, не горевших. Дневной свет проникал сквозь стрельчатые окна, у которых несли вахту лучники. В противоположном конце зала стоял пустой трон, вырезанный из дерева и кости. Трон был пуст. Рядом с нами выросла закутанная в парчу сутулая фигура распорядителя.

— Светлый князь давно вас ждёт, - обратился он к Коэну. – Идёмте.

По винтовой лестнице мы поднялись на третий ярус замка, миновали ещё несколько длинных коридоров и оказались перед дверью библиотеки.

— Он там, - шепнул распорядитель. – Не утомляйте его излишними церемониями.

Коэн открыл дверь. Мы вошли. Комната с потолком, теряющимся высоко над головой. Стены закругляются. Значит, мы на верхнем уровне донжона. Стеллажи закручивались вместе с изгибом башни и возносились к своду. Книги. Массивные фолианты в коже, золотой и серебряной оковке, столько томов сразу мне ещё не доводилось видеть. А ещё – свитки, аккуратно
помещённые в цилиндры и занимающие особый сектор. Ящички каталогов и картотек. В центре библиотеки – стол с расстеленной на нём рельефной картой, утыканной флажками. Ратимир стоял спиной к нам. Склонившись над картой.

— Ратимир, - позвал Коэн. Да уж. Без церемоний...

Владыка Озёрного Края повернулся к гостям. Он был низкоросл, но широкоплеч. На груди – тот же герб, что и на диске Коэна. Поднявшийся на дыбы конь и воин на нём – со щитом и занесённым для удара мечом. Волосы Ратимира, тёмно-русые и волнистые, охватывал тонкий серебряный обруч. У пояса – короткий меч в простых, ничем не украшенных ножнах. На вид ему было около тридцати пяти.

— Рад тебя видеть, - князь приблизился к Коэну и крепко обнял его. – Добрался без приключений?

— Всё в порядке, - заверил его мой наниматель.
Ратимир перевёл взгляд на меня.

— Кто это с тобой?

— Ольгерд, - представил Коэн. Я слегка поклонился.

— Мой телохранитель.

Князь оценивающе меня осмотрел. И вынес вердикт:

— Он выглядит, как мастер ножей.

— Он и есть мастер ножей.

Во взгляде Ратимира проснулся интерес.

— Из какого города?

— Ламмора, - сказал я.

— Почему же ты сопровождаешь моего друга, Ольгерд, а не стережёшь Храм?

Я молчу.

— Его изгнали, - нарушил неловкую паузу Коэн. – Долгая история. Как-нибудь потом расскажу.
Ратимир покачал головой.

— Нет. Сам расскажет, если захочет. Ведь это его история, а не твоя.

Я ощутил благодарность. И впервые с момента нашей встречи проникся симпатией к властителю Крумска.

Глава 5
Разговор в библиотеке

Еду и напитки нам подали в библиотеку.
Разговор, судя по всему, был серьёзный. Мы расположились в креслах, а Ратимир позвал слугу и велел передать распорядителю, чтобы его никто не беспокоил в течение ближайших часов.
Полуденное солнце уставилось на нас через западное окно. Я уплетал колбаски с хреном и острыми приправами. Запивал квасом. Отменным квасом, доложу вам, ламморское пойло здесь и близко не ночевало. Печёный картопль тоже был хорош. Как и салат, впрочем.

— Итак, - начал Ратимир. – Ты передал на Облака моё послание?

Коэн загадочно улыбнулся.

— А как же.

Я приблизился к окну. Поставил кружку с квасом на подоконник. Прищурившись, всмотрелся в ярусы крыш, сверкающую в нескольких стадиях к югу ленту реки. Вроде, никакой опасности. И всё же – что-то не так.

— Они согласны?

— Сложный вопрос, - Коэн подбирал слова. – Как ты знаешь, на Облаках нет единства. Небесные государства ещё более разобщены, чем наши. Для принятия общего решения их нужно собраться вместе, а это почти нереально. Поэтому я могу гарантировать поддержку лишь некоторых скитов. Правда, достаточно влиятельных.

Скиты. Скитающиеся заоблачные острова. В большинстве случаев – управляемые. Созданные неведомыми предтечами. Тамошние правители именуют себя кормчими и крайне редко вступают в альянсы с королями Тверди. Войны с земными жителями они тоже не ведут. Зато охотно торгуют с Внемирьем. Значит, мой наниматель – посредник между Твердью и Облаками. Занятно.

— Продолжай, - сказал Ратимир.

— Скит Пяти Ветров, Радужный Мост, Вертерис, Атолл Миядзаки готовы вступить в союз. Сейчас решается вопрос о сборе Небесного Совета. Если кормчие достигнут согласия, война закончится, не успев начаться.

— Если, - подчеркнул Ратимир.
Коэн вздохнул.

— Не всё гладко.

— Что не так?

— Мы не единственные, кто ведёт переговоры с Облаками.

Повисла напряжённая тишина.
Я с интересом следил за их диалогом. Передо мной, похоже, разворачивалось действо, которое в обозримом будущем перекроит картину мира.

— Вармак? – предположил князь. – Хочет сразиться с Империей Трордора и Северным Альянсом за господство на континенте? Восстановить легендарную Державу Четырёх Сторон?

Коэн покачал головой.

— Не думаю. Вармака волнуют лишь пиры да охота. Королевством фактически управляет горстка министров. Их политика – не экспансия, а удержание некогда завоёванных земель и поддержание порядка на обширной территории. Танневерген больше тревожат набеги пиратов на прибрежные селения и горцы, спускающиеся с Курдского хребта, нежели Трордор и Альянс.

— Тогда кто? – в голосе Ратимира слышалось недоумение. – На континенте нет иных сил, способных претендовать на что-либо. Я не наивен, и понимаю, что Озёрщина ещё долго будет копить мощь, чтобы восстать. И нам понадобятся союзники. Придётся договариваться.

— Ты прав, - согласился Коэн. – Поддержка четырёх скитов не решит исход битвы. И твой союз с горцами – тоже. Прав ты и в другом – на континенте нет силы, способной восстановить древнюю Державу. Однако есть нечто за пределами континента.

Ратимир отодвинул кубок.

— Архипелаги?

Коэн скривился.

— Ты говоришь о дикарях, разделённых на сотни и тысячи племён. Разумеется, их нельзя рассматривать в игре.

Ратимир нахмурился.

— Облака сами готовят вторжение?

— Им это не нужно. Жить внизу – эта мысль для них невыносима. Есть раса, обитающая столь далеко, что ты и представить себе не можешь. Ни один корабль Тверди не заплывал в те области. У нас не настолько развита навигация и морское дело. Чего не скажешь о них. Второй материк, князь. Он существует.
Ратимир отмахнулся.

— Чушь. Есть пираты и жители архипелагов. Они избороздили весь Океан. У нас есть браннеры. Учёные и картографы совершают дальние экспедиции в поисках новых земель. Тебе ли не знать, ты вхож в Академию Трордора.

— Не просто вхож, - поправил Коэн. – Я действительный член-корреспондент Географического Общества.

— О чём и речь.

— Но, - посредник пристально посмотрел в глаза князю. – Предположим, некий учёный снарядил браннер для дальнего путешествия. И случайно наткнулся на наших друзей. Что с ним произойдёт?
Ратимир промолчал.

— Разумеется, - продолжал Коэн. – Его уничтожат. Никаких шансов вернуться. Я кое-что знаю об их расе. Достаточно, чтобы бояться.

Я подошёл к столу и наполнил кубок квасом.

— Тебе-то чего бояться, - сказал Ратимир. – Ты посредник. Сегодня здесь, завтра там. Готов спорить, у тебя есть убежище наверху, где ты отсидишься, если орды второго материка хлынут на Твердь.

— Допустим, - согласился Коэн. – Но у меня тоже есть враги.

Князь выгнул бровь.

— Есть, - повторил Коэн. – И они серьёзнее, чем ты думаешь. Те, кто владеет древними знаниями. Во всяком случае, их частью. Те, что незримо стоят за спинами владык вашего мира. Те, с кем я очень хотел бы познакомиться. Кто выше твоего или, скажем, Ольгердова, понимания. И эти существа склоняются к тому, чтобы поддержать второй материк.

Вот теперь стало жутко. Даже мне.

— Они называют себя Посторонними, - закончил Коэн.

— Тише, - Ратимир предупреждающе вскинул руку. – Их нельзя упоминать. Беду накличешь.

— Беда, - рассудительно заметил Коэн. – Уже на пороге.

Князь нахмурился. Но спорить не стал. Они ещё долго говорили о планах, о том, кого надо склонить на свою сторону, кого подкупить, кому пообещать земли в случае победы. Перемещали флажки на карте. Оценивали вражеские силы. Но думали не об этом. Я чуял, что неведомая угроза накрыла библиотеку вороновым крылом, и теперь не будет нам покоя. И ещё. Не отвоёвывать Озёрщину надо Ратимиру. И не о переворотах помышлять. А смотреть дальше, сколачивать могучий альянс с владыками севера и юга, завязывать отношения с кочевыми племенами степей и пустынными жителями… Однако, солнце сползало к горизонту, и угроза, разлитая в воздухе, стала почти осязаемой. Я незаметно начертал на подоконнике руну обнаружения. Она вспыхнула ядовито-зелёным светом и рассыпалась в прах. За нами следили.

Я смахнул пепел.

— Проси, чего хочешь, - наконец вымолвил властитель.

— В этот раз я не возьму денег, - сказал Коэн. – Мне нужна помощь.

— Какая именно?

Посредник задумчиво огладил бороду.

— Я намерен попасть в некое место, пользующееся дурной славой. И мне, как ты догадываешься, требуется проводник. Также не повредит десяток воинов. Для сопровождения. Всякое ведь бывает в дороге.

Князь вертит в руке серебряную вилку.

— Что ты ищешь?

Взгляд Ратимира не предвещал ничего хорошего. Правда, Коэн его выдержал. И ответил:

— Пропащий Град.

Князь зло сплюнул.

— Опять ты за своё.

Коэн пожал плечами.

— Я никогда не отказывался от идеи его найти. Сейчас у меня есть карта. Но нет проводника, ведающего тайные тропы, возможные опасности и обходные пути. Град поможет мне кое в чём разобраться. Получить знания, которые, вероятно, пригодятся в будущей войне.

— Всё это дурно пахнет, - буркнул Ратимир. – Ты всегда делал странные вещи. Но служил верой и правдой моему отцу. Я помогу тебе.
Коэн склонил голову.

— Спасибо, князь.

Ратимир встал, давая понять, что аудиенция окончена.

— Где вы остановились?

— В «Дымном горшке».

— Та ещё дыра... Жди гонца. Как только я найду проводника и наберу добровольцев – ты выступишь.

Коэн слегка поклонился.

— Распорядитель проводит вас.

Они пожали друг другу руки.

— И вот ещё что, - Ратимир перешёл на шёпот. – Если твои теории верны – не высовывайся из «Горшка». Будь осторожен.

Коэн кивнул.

— Постараюсь.

— Старайся лучше. Ты мне живым ещё пригодишься.

продолжение следует...



Новый клиент экосистемы блокчейн-платформы Голос для поэтов

Проголосовать за делегата stihi-io можно здесь





Торговая платформа Pokupo.ru

Comments 1