«Мастер ножей». Роман Яна Бадевского. #80



Дизайн обложки @konti


Автор: Ян Бадевский @zaebooka


Часть 79-я


Скит вырос ниже выбранного курса, поэтому я смог оценить его странную форму в полной мере. Издалека этот дрейфующий островок смахивал на веретено, заострённое внизу и расширяющееся в верхней части. Жилые кварталы уступами громоздились всё выше, их связывала широкая спиральная улица. В центре Вертериса зиял провал. Это могло показаться жерлом потухшего вулкана, если бы стенки «ямы» не были образованы фасадами домов, разноцветными крышами, уступами террас, деревьями и лестницами.

Чем ближе «Мемфис» подлетал к центру облачной цивилизации, тем больше разрасталось веретено. Теперь я видел сеть каналов, расчертивших дно «ямы», парк и статуи древних властителей. Перед нами предстала знаменитая Площадь Ветров, рядом с которой высился купол Коллегиума.

А ещё я увидел Дверь. Одну из многих, как я слышал. Возможно, другие порталы скрывались в недрах Вертериса, об этом я ничего не знаю. Вход во Внемирье представлял собой зеркальную плоскость, врезанную в каменные врата на одном из нижних ярусов. Перед Дверью жители Вертериса возвели гранитную террасу, от которой в разные стороны разбегались ступени и улицы, напоминающие горные тропы. Все улицы были ограждены парапетами, через равные промежутки виднелись выросты фонарных столбов.

Браннер заложил вираж, огибая Вертерис с востока.

Мы плыли медленно, обмениваясь световыми сигналами с погонщиками других браннеров. Прежде мне не доводилось видеть столько воздушных кораблей в одном месте. Небо буквально кишело этими левиафанами. Корпуса гондол были выкрашены в цвета всех небесных островов. К Вертерису слетались делегаты Небесного Совета, торговые представители богатейших гильдий, послы ведущих держав Тверди. Мне даже показалось, что в ста метрах под нами мелькнул флаг Ламморы.
Я стоял на верхней палубе рядом с Мерт. Рлок свернулся огромным «калачиком» под стеной боевой рубки. На зверя падала тень от пушки. Я до сих пор не спросил у девушки, чем стреляет эта штуковина. На каменные или чугунные ядра не похоже — слишком узкий и вытянутый ствол. Возможно, посредник протащил через Дверь земное оружие.

Рядом возникла тень.
Коэн.

— Впечатляет?

Я посмотрел на него.

— Ещё как. Тут есть браннеры с Тверди.

Мой наниматель кивнул.

— Есть. Сегодня мы попытаемся создать военный союз. Это надежда на спасение. Возможно — последняя.

— Демиурги не вмешаются?

Коэн нахмурился.

— Всё сложно, Ольгерд. На Земле нет единства. Некоторые фракции выступают за уничтожение Двери, ведущей сюда.

— Ты серьёзно?

Верить в подобное не хотелось.

— Вполне. Посторонние представляют собой угрозу. Если они захватят важнейшую транспортную развязку в Галактике — мы проиграем. Будет проще сжечь мосты и тихонько отсидеться в своём мире. Так считают некоторые. Есть и другие — те, кто думает, что с Посторонними можно договориться.

— А можно?

Коэн хмыкнул.

— Нет.

Пожалуй, это величайшая загадка Внемирья. Почему Посторонние столь непримиримы? Что им сделали Демиурги? Галактика велика, места всем бы хватило. Иногда я пытаюсь осмыслить масштаб этой пустоты, заполненной звёздами и шариками планет, подобных нашей. Это кажется чем-то невероятным, непостижимым. И всё же, наши предки научились побеждать ничто, прорываясь в чужие края. Передо мной матово поблёскивает Дверь — зримое доказательство могущества Демиургов.

Веретено медленно проворачивалось.

Теперь я видел крохотные человеческие фигурки, бредущие по спиральному витку внешней улицы, квадратики окон, дым, струйками вьющийся над островерхими крышами. Из-за поворота выплывала причальная платформа — исполинский каменный выступ, ощетинившийся мачтами, выдвижными пандусами, швартовочными канатами и блоками. Настоящий улей, облепленный человеческими и не совсем существами, парящими браннерами и стягивающимися отовсюду повозками, доверху забитыми тюками, бочонками, ящиками и всевозможными свёртками. Властители Скитов швартовались в закрытом порту на противоположном краю Вертериса. Коэн, несмотря на своё влияние, подобного права не имел.

Брин сменил Гарнайта на мостике и сейчас уверенно направлял «Мемфис» к свободному причалу. Воздушный корабль неспешно разминулся с боевым браннером Радужного Моста, ощерившимся жерлами пушек. Порты облепили борта гондолы в три ряда — устрашающая картина. Браннер вчетверо превышал «Мемфис» по габаритам, но я слышал, что на Облаках выводят и более упитанных тварей.

Коэн кивнул капитану браннера, стоявшему на верхней площадке мостика. Тот приложил два пальца к козырьку фуражки. Интересно.

«Мемфис» стал снижаться.

Часть 81-я


Comments 0