«Мастер ножей». Роман Яна Бадевского. #45



Дизайн обложки @konti


Автор: Ян Бадевский @zaebooka


Часть 44-я


ЧАСТЬ II. ОБЛАКА

Глава 1-я. Прочь из Пропащего Града

За кругом иллюминатора проплывали дождливые ландшафты Озёрщины. Южная граница этих земель поросла дремучими лесами и затянулась болотами — так выглядели владения некогда могущественной расы.

Отвернувшись от серой панорамы, я окинул взглядом комнату отдыха. Стены были превращены в книжные стеллажи, забитые старинными манускриптами и массивными томами в кожаных переплётах. В одном месте книги отступали, обнажив ровный участок стены, на котором висела подробная карта Тверди. Середина комнаты была занята овальным столом и мягкими креслами, привинченными к полу. Справа от меня в стену была вделана полукруглая дверь с крохотным смотровым окошком. Круглым, разумеется.

Мне доводилось летать на пассажирских браннерах несколько раз — удовольствие это не дешёвое, особо не налетаешься. Когда возникала необходимость отправиться в дальние края по поручению городских властей, я прибивался к торговым обозам, изредка покупал билет на дилижансы и речные паромы. На браннерах путешествовали сливки общества и купцы с уровнем достатка выше среднего.

Коэн владел собственным браннером.

Гондола была довольно вместительной, но сходства с пассажирским транспортом на этом заканчивались. Кают здесь меньше, но они просторнее и роскошнее, каждая оборудована удобствами и душевым отсеком. Есть кухня, комната отдыха и рабочий кабинет. Под полом — обиталище полярного рлока. В носовой части расположена лестница, ведущая на технический ярус. Туда нас никто не звал — это вотчина погонщиков и воздушной охраны.

Браннер обслуживала небольшая команда наёмников, с которыми мы частично успели познакомиться. Двое погонщиков, верхолаз, врачеватель и охранники. Этого было достаточно для продолжительных странствий Коэна.

Погонщики отвечали за управление браннером — исполинским живым организмом, к которому пристёгивается пассажирская гондола. Между браннером и погонщиком имеется телепатическая связь — эти отношения очень похожи на те, что связывают рлоков с мастерами ножей. Правда, погонщики транслируют в сознание браннеров сигналы, отдалённо напоминающие скрип касаток или звуки, издаваемые дельфинами. Так мне объяснили. Более точное сравнение подобрать сложно — в человеческой речи нет понятий, описывающих «язык» браннеров. У погонщиков есть своя гильдия, очень малочисленная и элитарная. Старший погонщик нашего браннера был сухоньким старичком, считающим ниже своего достоинства ступать на землю внизу. Его звали Гарнайтом. Старику помогал подмастерье, на вид которому было лет четырнадцать. Худенький паренёк с гривой выцветших на солнце волос. Карие глаза смотрели на окружающих пристально и недоверчиво. Казалось, подмастерье пережил цепь событий, заставивших его мгновенно повзрослеть и взвалить на себя бремя ответственности — уж не знаю за что. Паренёк носил короткое имя Брин.

Врачеватель Ли в молодости учился в одном из университетов Трордора. Он долго скитался по империи в поисках подходящей практики, пока не встретился с Коэном. Посреднику понравилась дополнительная специализация Ли — тот был ветеринаром, умеющим лечить браннеров. Этот пухленький жизнерадостный человечек ростом был вдвое ниже Грорга, но при необходимости мог за себя постоять.

Верхолаз оказался колоритной личностью. Жилистый, словно сплетённый из каучуковых жгутов. Ловкий и цепкий. Одежда этого парня, казалось, сплошь состояла из карманов, карманчиков и кармашков. За спиной он обычно таскал рюкзак, в который при необходимости складывал своё снаряжение. Обязанность верхолаза — следить за сеткой, наброшенной на туловище браннера, и креплениями, удерживающими нашу гондолу. С лопнувшим тросом, разумеется, он бы не справился — слишком велико натяжение. Поэтому Кьюсак (так его звали) вёл профилактические работы, менял прогнившие и истёршиеся участки сети, подтягивал металлические сочленения специальными инструментами, убивал паразитов, вознамерившихся поселиться на необъятной шкуре браннера.

Команда охраны состояла из меня, Грорга и девушки по имени Мерт. Женщины-воительницы не были диковинкой на Тверди, но я всегда представлял их несколько иначе. Как, спросите вы? Ну, этакими мужеподобными поджарыми созданиями, бугрящимися мышцами и хвастающими боевыми шрамами.

Мерт была наёмницей, родившейся где-то на Облаках. Красивой, светловолосой, но предпочитавшей стричься коротко. Одежда Мерт представляла собой удачный компромисс между грубым воинским стилем и изящным женским платьем. Ничто не стесняло движений, но при этом подчёркивало фигуру. Так одевались женщины юго-восточных рубежей нашего материка. Говорят, в тех землях тренируются убийцы, способные бесшумно проникать в любые крепости и тихо устранять заказанных им властителей. По жилым помещениям Мерт ходила без оружия. Из этого я сделал два важных умозаключения. Первое — она нам доверяла. Второе — была смертельным оружием сама по себе. Иными словами, владела рукопашным боем на высочайшем уровне. Это угадывалось в каждом движении девушки. Мы с Кьюсаком помогали Мерт на камбузе, когда она случайно уронила чашку, задержала её падение носком сапога и, мягко подбросив, перехватила рукой. Такие фокусы умели демонстрировать и мастера ножей. Вот только Мерт не была одной из нас.

Вообще, Мерт понравилась мне сразу. Вела себя очень вежливо, не пыталась доказывать своё превосходство. Я пытался угадать, на каком оружии она специализируется, но так и не смог этого сделать. Вестас поначалу заигрывал с девушкой, из кожи вон лез, чтобы вызвать её расположение. Безрезультатно. Он упирался в отстранённую улыбку и полное равнодушие. Коэн сидел в сторонке и посмеивался, наблюдая за потугами молодого дружинника.

Из Китограда мы выбрались чудом. Едва браннер поднялся над ветхими черепичными крышами и куполом Храма, на шестиугольную площадь выскочили перевертни. Это была смешанная стая — я заметил волколаков, медведей, одного вепря и тройку пардусов. Осознав, что добыча ускользнула, твари перекинулись в людей и начали что-то горячо обсуждать.

Потом браннер нырнул в просвет между тучами.

Часть 46-я


Comments 0