«Мастер ножей». Роман Яна Бадевского. #114



Дизайн обложки @konti


Автор: Ян Бадевский


Часть 113-я


Вячеслав составил мне компанию в подъёме на ученические террасы. Всю дорогу мы молчали — учитель позволял мне впитывать утраченное. Притихший рлок плёлся позади. Заходящее солнце удлинило тени и причудливо расчертило владения Гильдии свежими шрамами тьмы. Пару раз мы разминулись с учениками, которые тянули на кухню мешки с крупой. С нами уважительно поздоровались.

Каждая пядь земли дышала умиротворением. Террасы находились в собственном измерении, суета мира их не касалась. Но всему однажды приходит конец.

Мы остановились у дверей старого дома с односкатной крышей. Вячеслав протянул мне ключи.

— Доброй ночи, Ольгерд.

— Доброй ночи, Наставник.

Вячеслав растворился в серых сумерках.

Я открыл дверь и переступил порог своего жилища. Две комнаты. Первая, в которой я провёл много лет кряду, постигая искусство мастера ножей. И вторая, в которой обитал Рык. Везде царил дух запустения. Тут не жили годами, хотя дом и поддерживался в нормальном состоянии — его ремонтировали, подкрашивали, меняли подгнившие доски. Мой взгляд прилип к лестнице, ведущей на крышу. Лестница упиралась в дощатый люк. Место для медитаций.

Берусь за дело.

Выметаю мусор старым веником. Нахожу швабру и ветхую тряпку, делаю влажную уборку. Сметаю паутину в углах. Проверяю воду. Готовлю вторую комнату для рлока. И, наконец, зажигаю старую лампу, разгоняя надвинувшийся мрак.

В доме становится уютно.

Разложив вещи, я подошёл к старой клепсидре, будившей меня по утрам. Протёр стекло, прикрепил металлический шарик к нити будильника и перевернул ёмкость. Вода по капле начала просачиваться в нижний резервуар. Теперь всё в порядке. Никто не побьёт меня палкой на заре.

Улыбнувшись, я стал читать изречения на стенах.

Поздние изречения были написаны на имперском наречии, ранние — на забытом языке тер. Туманная мудрость, темы для медитаций. «Опустошённая клепсидра — это ученик, открытый для познания. Подумай над этим, пока время не переполнило разум». Это сказал мастер Ин примерно полтора столетия назад. Кто-то вырезал изречение над приземистым столиком с клепсидрой.

Или вот это: «Умирая на голове, помни о вечности. Не забывай и о повседневном — подмети свою келью на закате». Это мастер Суонтани, один из первых Магистров Гильдии. Я часами размышлял о смысле того, что хотел сказать Суонтани. Не понял и по сей день, если честно.

Ответ порой содержится в правильном вопросе. Спрашивайте правильно — знание придёт.

Автор неизвестен.

Капли с тихими всплесками падали на дно клепсидры. Дверь второй комнаты была распахнута настежь, запоры сдвинуты. Рлок лежал рядом со мной.

Завтра всё решится.
Или послезавтра.

В любом случае мой путь почти завершён. На этих террасах я либо остановлю Посторонних, либо умру. Простая диалектика. Что я чувствую? Не знаю. Смерть страшит всякого. Мне приходилось много убивать, я понимаю, что палка имеет два конца. Обидно, конечно. Я люблю Мерт. Я хочу быть с ней, когда всё закончится. Мне нравится этот мир при всём его несовершенстве. Когда я представляю тварей Внемирья, истребляющих род людей, внутри всё переворачивается. Зачем это Посторонним? Что случилось тысячелетия назад, откуда эта непримиримая вражда? Ответов не знает даже Коэн. Знания утрачены — для большинства из нас. Хотел бы я добраться до этих знаний? Пожалуй, да. Чтобы остановить зло, нужно понять его природу.

С этими мыслями я заснул.

Капли мерно стучали по водной глади. Звёзды врывались в странствующее сознание рлока и пробирались в мои сны. Равнодушные осенние звёзды Трордора. Я прошёл через стену дома, оторвался от земли и вознёсся над скалами. Меня тащит тёмный поток времени — беспощадная река, пожирающая судьбы. И в этой реке медленно плывёт тень браннера. Ближе. Кто-то спускается по верёвке на заброшенную террасу, падает, прижимается к земле, скользит в неровном свете затянытых тучами лун. Мерт.

А потом наступает тьма.
И даже капли пропали. Никаких сновидений. Спокойствие, неподвижность, прикосновение к вечности. Глубоководные тени, проплывающие по краю зыбкой реальности в предрассветном мороке. Всё смазалось.

Шарик упал на тарелку.
Я открыл глаза.

Солнечные лучи нащупывали окно. Начинался пасмурный трордорский день. Возможно, самый длинный в моей жизни.

Бегу вместе с другими учениками принимать душ. Горный воздух врывается в лёгкие, прогояет остатки сонливости. Когда вернусь, влезу на крышу и хорошенько подумаю о вечности. Это полезно для пищеварения и закаляет характер. Затем попрактикуюсь с ножами. Отправлю Рыка охотиться на дальние уступы. Прогуляюсь к обрыву.

Устроить передышку не получилось.

Когда я вернулся из душа, у порога стоял Наставник Вячеслав. Спокойно посмотрев мне в глаза, он спросил:

— Готов?

Пришлось кивнуть.

Ни к чему я готов не был. Правда, это выяснится позже. А сейчас я быстро экипировался, выпустил Рыка и покинул свой дом.

— Рлок тебе не понадобится, — сказал Вячеслав.

В его голосе звучала сталь.

Часть 115-яПубликация по будням



Comments 0