Игра «Момо» — как примитивная бот-программа напугала полмира




Слухи о смертельно опасном челлендже «Момо» гуляют по миру с лета 2018 года. Недавно они добрались до Великобритании, и теперь местная полиция всерьёз пугает население жутким сетевым вирусом. Так ли страшен чёрт, как его малюют и наделяют несуществующими свойствами?

История «Момо»

Иногда интернет-феномены возникают словно из ниоткуда. Найти «точку старта» или очень сложно, или практически невозможно. Так же произошло и в случае с «Момо» — таинственным сетевым испытанием, финалом которого будто бы могла стать в том числе и смерть участника.

Впервые о «Момо» заговорили летом 2018 года. Происхождение слова якобы японское и отсылает оно к жуткой скульптуре с женской головой, выпученными глазами и куриными ножками. Первоначально она называлась «Мать-птица» и была создана в 2016 году то ли известной своими странностями японской художницей и дизайнером М. Хаяси, то ли её коллегой по цеху К. Айсава. Страшное изделие изготовили для специализирующейся на спецэффектах компании Link Factory. Впервые «Момо» продемонстрировали на выставке «Галерея призраков III: Подземный мир». Смысл скульптуры трактуют весьма вольно, считая что в ней воплощена женщина, потерявшая ребёнка во время родов и скончавшаяся сама. Она приняла образ птицы и с тех пор летает по ночам, пугая жителей.



Изображение: telefakt.ru

Однако создатели скульптуры, по всей видимости, никак не связаны с последовавшими затем пугающими событиями. Общепризнанной считается версия, согласно которой пользователь с ником AlmightySosa00 выложил изображение Момо на Reddit. Это произошло в июне 2018 года. В конце месяца пользователи Facebook стали замечать, что им в личные сообщения посыпались предложения от фейкового аккаунта с просьбой позвонить на указанный номер. К 10 июля таинственный абонент прочно обосновался в мессенджере WhatsApp.

В описаниях фигурируют разные номера — от японских до мексиканских. Именно с них пользователям начали поступать предложения и ответы. У месседжей оказалось много общего:

  • распространение началось с испаноязычных стран в период с конца июня по начало июля 2018 года;
  • основной аудиторией игры стали подростки;
  • сообщения приходили между тремя и четырьмя часами ночи;
  • абонент подталкивал подростков к активной переписке;
  • с номеров рассылались кровавые фотографии и видеоролики со сценами насилия;
  • собеседник либо обещал скорую смерть, либо требовал выполнения испытаний для сохранения жизни. Уровень «сложности» нарастал по мере «прохождения».



    Некоторые пользователи отмечали удивительную осведомлённость загадочного собеседника о личной жизни жертвы (адрес проживания, возраст, имена друзей), а также невозможность удалить контакт после начала переписки. На YouTube, кстати, существуют сотни роликов со звонками Момо. На аватарке часто фигурировала та самая полуженщина-полукурица от японских художников.

Жертвы Момо

Как и в случае с крупносерийными маньяками, достоверно установить точное количество жертв «Момо» не представляется возможным. Не исключено, что оно вообще стремится к нулю. Но молва плодит жертв сетевой игры с пугающим постоянством. Более-менее достоверными являются следующие случаи:

  • 11 июля 2018 года — в небольшом городке Инхеньеро Масчвиц (пригород Буэнос-Айреса, Аргентина) была найдена повешенной 12-летняя девочка Селесте (здесь и далее имена изменены). Её обнаружили на дереве на заднем дворе дома, где она проживала с родителями и братьями. Рядом с погибшей лежал мобильный телефон, в котором была переписка с неким абонентом «Момо». Полиция занялась поисками подозреваемого. Также известно, что девочка до последнего снимала всё происходящее на телефон.
  • август-сентябрь 2018 — полиция связала гибель 9-летнего мальчика в штате Пернамбуку, Бразилия со зловещей игрой. Чуть позже 13-летняя девочка из того же штата пыталась порезать запястье после угроз от сетевого собеседника. Девочку успела остановить мать. Подросток призналась, что получила контакты «Момо» в Facebook. Правоохранители отметили тонкое знание детской психологии собеседником и способность манипулировать другими людьми.
  • 21 августа 2018 — нашли погибшим 18-летнего Маниша Сарки из индийского города Курсонг. Тело повешенного юноши вызвало много кривотолков. Дело в том, что весь хлев, где нашли Сарки был исписан странными фразами «иллюминаты», «око дьявола» и пр. Родственники погибшего уверены, что в его смерти виновата «Момо».
  • август 2018 года — в Кривом Роге (Украина) покончила с собой 13-летняя София. Девочка выпрыгнула из окна шестого этажа. Впоследствии в её телефоне нашли переписку с абонентом «Момо». Сообщалось также о парне, прыгнувшем из окна многоэтажки, и девочке, пытавшейся покончить с собой 1 сентября, а также о нескольких похожих случаях.
  • сентябрь 2018 — в течение двух суток независимо друг от друга ушли из жизни 12-летняя девочка и 16-летний подросток. Это произошло в северной части Колумбии. По словам полиции, они месяц играли в «Момо».

Детёныши «Синего кита»

Предпосылкой к появлению «Момо» можно считать городскую легенду о «Синем ките». Она была очень популярной в России в начале 2016 года и со скоростью вируса распространилась по всему СНГ. Отделить теперь правду от вымысла очень трудно. Это тоже якобы была игра, в соответствии с правилами которой игроку следовало покончить жизнь самоубийством на последнем уровне. К этому его либо «подводили» кураторы, либо ставили перед угрозой раскрытия личной информации, полученной в том числе в ходе переписки.

По информации журналистов, раскрутивших эту тему в 2015-2016 гг., подростки для начала игры размещали во «ВКонтакте» или в других соцсетях хештеги #синийкит, #явигре, #тихийдом и другие. Поскольку поиск в сети по хештегам реализован очень хорошо, с ними на связь вскоре выходил куратор. Он, естественно, обладал фейковым аккаунтом и установить его местонахождение было затруднительно. В первую очередь куратор требовал никому не сообщать об игре и выполнять задания любой сложности, какими бы странными или опасными они ни казались. Игра тянулась в среднем два месяца, сложность заданий при этом непрерывно росла.

Исследователи разделились на два лагеря. Одни убеждены, что никаких объективных доказательств причастности неких «кураторов» к самоубийствам и убийствам подростков нет. Правоохранительные органы тоже не подтверждают наличие в соцсетях неких групп, которые умышленно вступают в переписку с подростками в стремлении довести их до суицида. А репортаж «Новой газеты» «Группы смерти» назвали журналистской «уткой», призванной способствовать популярности издания. Массовый психоз, как часто бывает с подобными слухами, оказался значительно сильнее реальных последствий. Но дыма без огня, как известно, не бывает.

В ноябре 2016 года в подмосковном Солнечногорске задержали 21-летнего парня по имени Филипп Будейкин. По мнению следствия, он являлся администратором группы F57, которая пропагандировала суицидальную направленность. 18 июля 2017 года Будейкина (он же Филипп-Лис) осудили на 3 года 4 месяца колонии-поселения.



Филипп Будейкин. Изображение: img4.dp.ru

Поводом к началу расследования послужила гибель 17-летней Рины Паленковой. Студентка из Уссурийскапогибла под колесами поезда. Перед смертью девушка выложила селфи рядом с ж/д составом, снабдив его лаконичной подписью «ня.пока». До сих пор неясно, было это самоубийством или несчастным случаем, но полиция начала проверять сетевые записи Рины. В переписке в том числе фигурировали и сообщества, аналогичные F57.

Будейкин также якобы занимался инсценировкой самоубийства, выкладывая фейковые фотографии. Этим же занимались и другие участники группы, «накручивая» себе лайки и просмотры. Следствие пыталось связать деятельность «групп смерти» с 15 эпизодами самоубийств и пятью попытками. Однако доказать причастность «групп смерти» удалось только в двух случаях, не доведённых до конца.

По подсчётам журналистов, самоубийства в связи с давлением в «группах смерти» совершили 120-130 детей и подростков.

Рассыпавшееся дело Ильи Сидорова

8 июня 2017 года СМИ облетает очередная громкая новость: «Задержан куратор «Синего кита». Им оказался 26-летний почтальон из Москвы Илья Сидоров. Молодого человека задержали, как особо опасного преступника, целым отрядом полиции. Вначале казалось, что можно вздохнуть с облегчением — теперь никто не будет склонять детей к суициду, зло повержено.

Быстренько опубликовали подробности его переписки с 13-летней девушкой из Челябинской области. Якобы в мае 2017 года она пыталась покончить с собой и в этом ей активно помогал задержанный Сидоров. Первая попытка оказалась неудачной. Карину (имя изменено) водили к психологу, отвезли на море, но ничего не помогло — вскоре она наложила на себя руки. Сидоров к тому моменту уже находился в изоляторе.



Илья Сидоров. Изображение: img4.dp.ru

Почтальон признал вину, и ему грозило 15 лет лишения свободы. Казалось бы, всё ясно. Есть и обвиняемый, и состав, и доведение до самоубийства. Но суд отправляет дело на доследование. После нового ознакомления с перепиской выяснилось — девочка жила у приёмной матери и не очень ладила с ней. Переписку с Сидоровым она начала только через две недели после первой попытки самоубийства, а потом его задержали. Обвинение рассыпалось на глазах. Доказать факт того, что Сидоров склонял девочку к суициду в личном общении до первой попытки, так и не удалось. Хотя в депрессивных группах она действительно состояла.

Не исключено, что Карина сама вышла на активного пользователя в группе и попросила его о мотивации на самоубийство, скажем так. И тут Сидоров действительно не отказал. К тому же большая часть переписки либо удалялась, либо происходила на сленге. Всплыла очень неприятная правда и об отношениях в семье погибшей, и о том, что многие кураторы на самом деле вымогали деньги за факты, озвученные в переписке, или просто подсаживали детей на наркотики. Несмотря на то, что в России было задержано свыше десятка кураторов «групп смерти», доказательственная база хромала на обе ноги.

Сидорова в итоге осудили на три года колонии-поселения. Другой громкий фигурант, 22-летний финансовый аналитик из Москвы Никита Неаронов, находится под стражей до 11 марта.

Суициды в Беларуси тоже из-за «групп смерти»?

Статистика по детским самоубийствам в Беларуси не афишируется. В 2015 году фиксировали 18 случаев ухода из жизни несовершеннолетних, в 2016 — 29. За пять лет (с 2012 по 2017 гг.) отмечено 124 детских суицида. При этом указывается, что только восемь детей обращались за помощью к психиатрам.

В 2016 году зарегистрировано 244 попытки суицида. 70% опрошенных детей называли причиной желаемого ухода из жизни не затяжную депрессию, травлю в школе, несчастную любовь или тем более какие-то «группы смерти», а отсутствие доверительных отношений в семье. Психологи обращают внимание: к играм вроде «Момо» или «Синего кита» ребёнок приходит сознательно, «подготовленным» и желающим свести счёты с жизнью. Достоверно подтвердить тот факт, что именно «куратор» группы вызвал у подростка желание скорой гибели, удаётся в единичных случаях.

В Беларуси официальные прецеденты связаны с 2017 годом. 2 марта стало известно о возбуждении двух уголовных дел. В первом случае в период с декабря 2016 по февраль 2017 года неустановленное лицо регулярно склоняло ученицу 11-го класса витебской школы к суициду. В другом случае несовершеннолетняя жительница Минского района, выполняя задание «куратора», направилась в Минск в ночь с 27 на 28 февраля, желая выброситься с этажа технического здания. Обе девочки выжили, испугавшись в решающий момент последствий.

В том же 2017 году школьница из Бобруйска также вызвалась выполнить 50 испытаний. Дойдя до последнего (самоубийство), она испугалась и вышла из группы. Однако на её мобильный номер начали поступать звонки с угрозами ей и её семье. Девушка повела себя благоразумно и обратилась в милицию.



Изображение: khabarovsk.md

В сводках Следственного комитета Республики Беларусь по аналогичным делам, естественно, все семьи характеризуются положительно, равно как и дети. «Ничто не предвещало беды». Конечно, родителям проще всего свалить проблемы на кураторов из деструктивных групп в соцсетях, особенно если следы ведут в Россию (как было в описанных случаях). За случаями 2017 года последовал мониторинг групп в соцсетях и их блокировка на территории Беларуси. По некоторым данным, таких групп только во «ВКонтакте» действовало более 1,5 тыс. в 2016 году. Пытаться через суд блокировать по несколько таких групп в месяц — всё равно, что затыкать дыру на «Титанике» носовым платком.

Недавний случай с нападением ученика на учителя и школьников в Столбцах опять вызвал бурю эмоций. Все говорят о «тихом» мальчике, который много читал и хотел поступать на адвоката (и тайком почитывал книгу по анатомии). Конечно, не пил и не курил. Отец сразу же перекинулся на милицию, представители которой «выбивали показания» из школьника. Школа будет кивать на соцсети и круг общения. Это очень удобная позиция. Родители в шоке, школа ни при чём, а виноваты, конечно же, соцсети. С их зловещими кураторами и постоянной пропагандой суицида.

Психологи в основном единодушны — дети «уходят» в соцсети, убегая от проблем в реальном мире. В том числе от замкнутости родителей и травли со стороны одноклассников. А там они иногда не только смотрят аниме, но и ищут группы, созвучные их мрачным мыслям. И действительно находят, равно как и «добрых» дяденек, готовых выслушать и посоветовать.

Влияние деструктивных групп и феноменов вроде «Момо» не является типично СНГ-шной проблемой. Англоязычные ресурсы также пестрят информацией о враждебном влиянии «Момо» и советами о том, как обезопасить детей. BBC, ссылаясь на ирландскую полицию, называет интернет «минным полем для детей». При этом полиция уверена, что на самом деле под личиной жуткой куклы скрывается простенькая бот-программа (такие существовали ещё в середине 2000-х), и разработали её не садисты, а хакеры. Детей они выбирают потому, что у них легче выудить информацию. Подростки не способны противостоять давлению и участвуют в челленджах именно потому, что не могут обратиться к главным союзникам — родителям.

Нужно ли бояться Момо?

19 февраля 2019 года (уже после нападения в Столбцах и гибели пятиклассницы в Минске, прыгнувшей с 8-го этажа) Следственный комитет Беларуси официально сообщил:

«На территории Беларуси, по крайней мере, на сегодняшнее время, каких-либо случаев, в том числе трагических, связанных с так называемой игрой «Момо», не зарегистрировано».

Затем официальный представитель С. Кабакович добавил:

«А по поводу подобных игр я скажу так: дети давным-давно всё прочитали, всё знают, а родители «бить по хвостам» только начинают».



И это действительно так (знаю по своим племянницам). Спустя неделю после этого заявления журналисты одного сетевого издания попытались выйти на связь с «Момо» по японскому и колумбийскому номеру. Причём приветствовали сетевого персонажа на белорусском языке. Эксперимент завершился ничем — кураторы не пожелали выходить на связь, абоненты не отвечали, а больше номеров достать журналистам не удалось. Вывод: найти приключения на свою пятую точку не так просто, все известные номера «Момо» давно заблокированы.



Во всей этой истории белорусский Следственный комитет проявляет редкое терпение и благоразумие. Пока испуганные родители пересылают в том же Viber или WhatsApp друг другу фейковые страшилки, описывающие «Момо» и последствия игры с ней, СК взывает к их разуму. Уже с большой долей вероятности удалось установить, что за сообщениями стоит вирус-бот. Он ворует данные со смартфонов и потом манипулирует ими, обучаясь в процессе общения. Возможно, он является частью более серьёзной разработки, нацеленной на кражу личных данных и вымогательство. Просто опробовать алгоритм вначале решили не на взрослых (которым уже надоели эти «привет, помоги, плиз» и победы в нигерийских лотереях), а на детях.

Самое опасное вокруг «Момо» — это волна слухов, порождённая в течение лета 2018 года и к концу зимы докатившаяся до Беларуси. Народный фейкомет сработал исправно, хотя и не с таким сильным эффектом, как мог бы. Как справедливо просит СК, для начала нужно «сходить» с детьми в те же соцсети, посмотреть, что они там делают, и вообще работать над доверием в семье. А ещё лучше сходить в парк или кино, и тогда у ребёнка не будет повода искать встречи с кураторами. Заодно обращать внимание и на то, с кем подросток общается в реальной жизни. Ибо плохие компании никто не отменял.Однако некоторые родители слишком буквально воспринимают необходимость контроля за соцсетями своих детей и устраивают цензуру вполне в духе КНДР. При этом они забывают о другом важном факторе общения в семье — доверии. Раз уж у ребенка есть смартфон/планшет/ПК, то надо говорить с ним и об Интернете. Рассказать, что там сидят не только добрые, но и вполне злые дядьки и сомнительные игры. И что если ребёнку становится там некомфортно, то он может попросить помощи у близких, а не у тех же сетевых собеседников или друзей.



Феномен «Момо» — не первое и не последнее порождение глобальной паутины. Это что-то среднее между пионерлагерными играми в вызов пиковой дамы и городскими легендами о заражённых шприцах в ночных клубах. Подростково-блогерское сообщество отреагировало на него, как и на любой хайп, ещё летом и уже успешно забыло. Все отсняли разоблачительные видео со звонками Момо, а русскоязычные блогеры откровенно издевались над примитивной программой, задавая сложные вопросы, которые она явно не распознавала. Иными словами, дети в данной ситуации отреагировали лучше взрослых, сделав при этом вирусный контент на основе Момо. Так к нему и нужно относиться — как к вирусу во всех смыслах, не преувеличивая, но и не преуменьшая опасности. А главное помнить, что у страха глаза велики.

Леонид МережковскийВам также может быть интересно:

Источник: https://4esnok.by/mneniya/igra-momo-kak-primitivnaya-bot-programma-napugala-polmira/

Если Вам интересна эта информация — жмите "мне нравится", оставляйте комментарии и делитесь ей с друзьями

в группе Вконтакте: https://vk.com/4esnok_by

Фейсбуке: https://www.facebook.com/groups/4esnok/

Telegram: https://t.me/chesnokby


Comments 1


отличный пост с меня лайк ))

09.03.2019 17:56
0