В Мистраль без вазелина


На месте черной дырки, у Джими красовался теперь новенький зуб и его улыбка сверкала безупречно, когда второго января Астрид вышла в море. Бездонный камбуз Ю-Бота Навигатор понес небольшие потери. Боцман подарил нам новый газовый баллон и лощеные капроновые нитки, а механики залили дизеля под завязку. Док благословил нас в путь и отсыпал немного витаминов от хандры, натурального и фармацевтического происхождения из аптечки контрабандиста Романа. И наконец, у меня появились бумажные карты и даже, особый фетиш – параллельная линейка! Капитан Навигатора позаботился о том, что бы мы не потерялись в Средиземном море и дал еще наставлений где ходить, и куда не заходить. Например, в Сиракузах на восточном побережье Сицилии был очень суровый полицай. Городок постоянно встречает эмигрантов из Африки и потому, начальство привыкло смотреть с подозрением на каждую лодку.

Из бухты в Сиракузах мы увидели вулкан Этна возвышающийся более чем на три километра. Этот берег был симпатичен, но выбрали мы его по двум причинам. Во-первых, с южной стороны Сицилии господствуют западные ветра, а во-вторых, мы не хотели пройти мимо Палермо. Погода стояла отличная, легкий шквал возле Мессины порвавший нам парус выглядел как недоразумение. Джими быстро произвел ремонт новыми нитками и шилом.

Узкий пролив между Сицилией и «сапогом» известен сильным южным течением (означает движение воды с севера на юг). Встречный ветер не давал возможности пройти пролив под парусами. Лавируя галсами мы только возвращались назад. Думаю многие на моем месте включили бы мотор, но для меня это игра. Мы шли возле Сицилийского берега, который, в самой узкой части канала, на выходе в Тирренское море, становится низким песчаным мысом. Этот мыс прикрывает течение, но стоит только выйти за него, как начинай все сначала. Но на второй попытке я заметил странное шевеление воды прямо на мелководье мыса и интуитивно прижал Астрид на левом галсе как можно ближе к берегу. Мы рисковали сесть на мель, но только там оказался небольшой участок воды, где течение шло в другом направлении. Я был доволен собой так же, как шахматист придумавший новую комбинацию.

Несколько дней мы провели на маленьком острове Липари рядом с действующим вулканом Вулкано на одноименном острове. На Липари было очень красиво, тихо и уютно. Потом мы вернулись к Сицилии и пришвартовались ночью в марине в порту Палермо. Джими проверял мою способность к интуиции, он загадывал, а я должен был привести нас в нужное место без помощи карт, схем и планов. Получалось забавно. Еще в море он загадал пришвартоваться в таком месте, где сразу будет «какой то движняк» и мы буквально бросили швартовые на пешеходный тротуар, за которым шла автомобильная дорога и иногда стояли путаны. Дом с разноцветными огоньками был так заманчив из далека, а оказался винтажным музеем. Впрочем, Джими часто сам признавался, что не знает чего хочет, он даже сравнивал меня с локомотивом за который зацепился и поехал и помчал. И я мчал, а на матросе была хозяйственная нагрузка: мелкий ремонт, продукты первой необходимости на камбузе, чистые вещи и постельное белье.

Джими из городского телефона забился с одной девочкой по коучсерфингу, а тут как раз пришел человек из марины и потребовал денег, так как мы стояли уже несколько дней. Мне было с ним тяжело торговаться, так как я не знал итальянский, а он английский. Но каждый евро из «общака» был на счету, тогда, я повел себя достаточно грубо, оставил ту сумму которую считал нужной и ушел. Астрид вышла из порта и переехала в маленькую гавань на северную окраину Палермо. Сюда приехала знакомая по коучсерфингу и пригласила нас к себе домой есть пасту с картошкой.

Следующий переход Палермо, Сицилия – Кальяри, Сардиния был уже не похож на круиз. Теплый южный ветер из Африки, в Италии называют Сирокко. Обычно этот ветер предвестник циклона и может достигать штормовой силы. Сирокко дул нам в галфвинд и навигация была не слишком жесткой, однако внутри все отсырело. Стоя на вахте, однажды я увидел необычную волну. Она была ни столько высокая, сколько крутая и потому наверное отличалась необычным цветом. В последний момент я подставил ей корму и захватив дыхание наблюдал несколько секунд как Астрид катится в пене обрушившегося гребня. С этим ветром мы быстро дошли до Кальяри, зашли в марину и договорились со смотрящим дедушкой на пару дней по «студенческому» прайсу. Дедушка не говорил по-английски, но видимо, был яхтсменом старой закалки и работал не из за денег. Вообще, это было забавно. Я замечаю некоторые детали какие не мог заметить в тот момент. Мы обменялись какими то дешёвыми подарками и от дедушки досталась открывалка в виде желтого человечка в каске. Мы посмеялись с Джими такому забавному и необычному для яхт-клуба сувениру в каске… просто мы еще не знали что нас ожидает впереди, а дедушка знал, они всё знают.

Когда мы купили еды на следующий переход, денег осталось совсем немного. Нашей целью была Пальма де Майорка и до нее нужно было преодолеть Балеарское море. Погода уже не была такой как в начале путешествия с Мальты: похолодало, шли дожди и дуло. В книге «Под парусом в шторм» опытный яхтсмен Колс писал так: одна из причин попадания яхты в шторм – это спешка. Но я даже не посмотрели прогноз погоды перед стартом. Выдумывая теперь причины такого безответственного поведения мне в голову приходит только одно – было пофиг. Толи слишком дерзкие, толи безмозглые, а скорее всего и то и другое, мы хотели глянуть на эту грань.

Когда Астрид вышла из Кальяри погода была неплохая: облачно, но без волны и сильного ветра. Ночью мы начали движение в лавировку, Джими спал, а я время от времени выставлял курс и менял галсы. На утро роса не легла – это было к неустойчивой погоде. В подтверждении моей догадки начались первые шквалы с дождем. Мы рифили паруса и когда порывы угасали ставили их снова, чтобы двигаться быстрее. Днем Сардинии уже не было видно из за плохой погоды, но с наступлением ночи появились огни по правому борту. Астрид огибала остров идя на левом галсе параллельно берегу. Яхта была спроектирована так, что соотношения веса к балласту позволяли ей легко справляться с передозом на острых курсах. Большую часть времени экипаж лежал горизонтально в каютах, так как Астрид прекрасно рулила сама и не было смысла мокнуть наверху. Об очередном усилении ветра я узнал лишь по излишнему крену, думаю легкая яхта уже легла бы на борт и привелась, но наша красотка вообще отказывалась признавать поражение. Я вызвал Джими наверх, помочь мне сделать оверштаг от берега и взять рифы. Мы напялили непромаканцы и начали работу, наверху уже хлестал горизонтальный дождь. Мы быстро крутанули поворот одновременно отдав грота фал, яхта встала носом против волны и только тут мы поняли ее размеры. Дело в том что из за темноты кромешной и бьющего по глазам дождя невидно было ничего вокруг кроме далеких огней наветренного берега представляющего сейчас самую серьезную опасность. Днем на порывах мы уменьшали площадь грота и немного скручивали фок, но теперь грот нужно было убрать полностью и забыть, а вот фок по какой то причине не скручивался. Мы переглянулись с Джими, никто не хотел идти на бак смотреть что там с фоком, вокруг был ад. Тогда я решил не скручивать фок и яхта понеслась вперед как обезумевшая! Теперь задача была уснуть. Как бы это описать… у вас высокая кровать? Представьте, что каждую минуту вас скидывают на жесткий пол и льют сверху холодную воду. Да, синяки были и начало истории как я лишился зуба. В каюте из сухого не осталось ничего, Джими спал под зонтиком привязавшись веревкой к шконке. Ночью мне захотелось пи-пи и я обнаружил в каюте озеро. Там плавало все от телефона до матраса - такой катастрофы у нас еще не случалось. «Джими проснись, мы тонем!» На яхте была только одна ручная помпа, она находилась в несамоотливном кокпите. Достоинство этой конструкции мы оценили качая трицепц каждый час по пятнадцать минут. В это время, второй человек удаляет озеро в каюте при помощи кастрюли, в которой мы обычно варим овсянку. Днем ветер уменьшился и откачивать воду можно было реже – всего три раза, но с наступлением следующих сумерек ночной кошмар повторился.

Теперь небо прояснялось, а ветер зашел с севера-запада на север и усилился как никогда раньше. Дуло из доли Рона. Мистраль, известный в легендах и нимало описанный в практических руководствах многих моряков, название уже давно звучало для меня как вызов. Оставалось сто миль на одном галсе до ближайшего острова Менорка. С нашей скоростью это означало, что уже утром мы будем возле гавани Маон. Стоило конечно бы лечь в дрейф или идти по ветру, мы ведь и так уже тонули. Быстро или медленно, но худшее что могло случится и в принципе уже начало случаться, просто в то время мы еще даже знали причину течи. Если бы Астрид была немецкой чартерной Баварией то с килем пришлось бы простится первым, потом с яхтой, затем друг с другом. И Джими как то признался, что во время этого шторма пытался представить как мы будем прощаться, но картинка не ложилась в его голове. Я тоже думал о том, что надувную динги мы даже на берегу надуваем с трудом и если Это случится, у нас нет шансов… дальше у меня так же как и у друга картинка зависала и в дреме измученного, голодного, холодного и усталого мозга мне видились кадры из кинофильма Криминальное Чтиво, где черный произносит слова пророка Изикииля, а потом бац, бац… Бац и этот удар был треском чего то ломающегося, сердце сжалось в комок и дыхание сбилось. В темноте было не возможно разглядеть что происходит, но на верху Астрид все так же мчалась вперед на боевом фоке Норс Саилс. Через шкотовый угол паруса уже просвечивалась луна, непонятно на каких нитках он держался! Я сел на шконке пытаясь привести мысли в порядок «Не пора ли заканчивать эту игру?», но мой ангел хранитель сам дернул стоп кран. Следующий бац уже что то означал, я выглянул из форлюка и увидел что штага со скруткой на месте нет. Все что было на носу теперь летало над морем с подветренного борта, ветер рвал беззащитный парус на лоскутки. «Мачта!» она не упала только потому что держалась в степсе. Я выбежал наверх и пристегнул спинакерфал к носовому путенсу. Причиной аварии стал обломавшийся талреп на штаге. Верхняя часть такелажа держалась на мачте и теперь, скрутка вытягивалась вместе с остатками паруса за бортом. Ничего нельзя было сделать и мы как есть легли спать до утра.

Утром ветер затихал. Балансируя на качающейся палубе нам удалось поймать за бортом скрутку. Все было разломано, от паруса не осталось почти ничего, кстати, вместо шведского флага который мы забыли убрать, на флагштоке гордо реяла одна нитка. Работая плоскогубцами и ножовкой по-металлу мы освободили огон штага от погнутой, наехавшей скрутки и привязали веревкой форштаг к путенсу. Набить его как следует без талрепа, у нас конечно не получилось, как впрочем и завести на скрутку оставшуюся геную. Поэтому генуя была поднята просто как флажок и имела жалкое зрелище. Грот мы поставили тоже, потому что ветер стих. Собравшись кое как, мы еле-еле набирали ход. Мотор не заводился хоть было достаточно топлива и погода уже позволяла добраться до Менорки. При свете дня мы смогли разглядеть то, что было причиной ночного треска. У Астрид оторвались жёсткости. Нагрузки во время шторма крутили ее в бараний рог, а удары волн доделали работу. Трещина ниже ватерлинии через которую поступала вода, была по той же причине. Яхту отымели как в хорошем, жестком порно только без анестезии и смазки.

В довершении всего заклинил рундучок где лежали специи к макаронам и я уже посматривал на молоток, но Джими удержал меня от безумия. Ночью мы тихо зашли в большую и красивую гавань Мао. Мне было ясно, что дальше Балеарских островов Астрид уже никуда не уйдет, более того, утонет если периодически не откачивать воду.


Comments 1


салют, @capitan.akela! вот это приключение вы пережили! даже читать страшновато!

25.03.2017 15:42
0

Салют! Как обычно все в порядке!

27.03.2017 08:35
0