Коком на Мальте.


Как следует оголодать мы не смогли. Два вечера подряд Джими доставал большую рыбу, на третий вечер клюнула совсем огромная, но мы ее не видели - рыба утянула снасть для тролинга. Следующим вечером эти прожорливые твари съели «вилку-крючок», которую Дима сделал в Греции и мы остались без приманки. Корабли на рейде означали, что Мальта скоро появится на горизонте. Пройти остров мимо мы не могли, хотя ночью, огни острова сливались с рейдом. Ну представьте, каждый торговец на якоре освещен как уличный квартал, а сам остров, можно проехать на машине из одной стороны в другую за двадцать минут, если постараться. Правда тогда я об этом не знал. Были приблизительные географические координаты, но из за плохого интернета в Монемвасии мне не удалось провести спутниковую разведку и я понятия не имел что из себя могут представлять порт, гавань, марина или что там могло быть и главное, в какой части острова нужно это искать в темноте. Каким же было наше изумление от первой встречи с островом!

Конечно, мне приходилось просыпаться и контролировать как идут дела на рейде, искать глазами остров, но в ответственный момент произошло событие из ряда паранормальной интуиции. Я проснулся от того что меня громко позвали. Голос должен был принадлежать Джими потому что на яхте мы были одни. Когда я «несу вахту» на носовой шконке, то первое что делаю проснувшись, это выглядываю из форлюка. Таким образом, от момента проснулся до момента оценил ситуацию проходит обычно не более секунды. Берег был уже очень близко и более того, на траверзе я увидел зеленый и красный огонь фарватера. «Рыбацкая марина?» Я решил что это Джими вышел в кокпит что бы пописать, увидел огни и позвал меня. «Джими, ты видишь это?» И тут выяснилось, что Джими храпел как полагается на своей шконке. «Что за Дьявол!». Пришлось помянуть его еще раз, когда выяснилось что аккумулятор сдох и мотор из за этого не заводился.

-Джими!

-Что я?!

-Ты, потому что включаешь преобразователь на двести двадцать, чтобы заряжать телефон, чтобы читать свою книгу будь она трижды проклята!

Астрид зашла в гавань под парусами. Мальтийский Гранд Харбор - одно из впечатляющих мест на всей Средиземке. Когда мы прошли молы прикрывающие вход, то увидели стены крепости построенные во времена крестовых походов, наверное. Справа грандиозная Валетта, слева Биргу и все подсвечено как в театре. Остров спал. Не нарушая шума яхта прокрадывалась в ближайшую марину, как будто мы были какие ни будь лазутчики – заметят часовые на стенах и тогда, небось шмальнут по нам из тех пушек, что до сих пор стреляют холостыми в полдень из Валетты.

Первое время Астрид гоняли ото всюду. Аккумулятор был дохлый и маневрировать приходилось под парусами. Из марины на буйки, от буйков в другую марину на VIP причал. Там мы стояли пару дней и когда нас прогоняли снова, солнечная панель уже зарядила аккумулятор. Мы подъехали к маленькому рыболовному сейнеру. Поблизости никого не было, зато сейнер был засыпан рыбой. Астрид подошла к нему носом и Джими стоя на релинге спер несколько рыбешек на ужин. С западной стороны Валетты есть еще один харбор, мы приглядели там причальчик с вай фаем и водой. На утро пришел человек и не прогнал нас сразу.

Милый мужичок в возрасте, работник небольшой марины при отеле, пригласил нас на другую яхту. Это была приличная парусная посудина одного миллионера. Мужичок приглядывал за яхтой и за содержимым холодильника в котором водилось не мало винишка. Тут мы узнали с Джими, что джими по мальтийски пятница, я Робинзон, а перед нами старый контрабандист Роман! «Ай воз вери янг, инглиш онли ес ор ноу, весел Панама флаг, контрабанда!» Мужик показал нам выбитый ряд верхних зубов. Ливийская тюрьма после кораблекрушения на какой то задрыпаной шаланде полной кантрафакта, чуть ли не со всей семьей «энд дог». Повязали только его и старшего брата, царствие ему небесное, да прибудет с ним святая Мария Магделена. А зубы, говорит Роман, выбили потому что в тюрьме плохо улыбался. С какой радость он рассказывал нам, как вскоре после освобождения, он был с ребятами в таверне и случайно встретил того, из тюрьмы, кто прикладом выбил зубы.

От экипаж Астрид, контрабандисту достались античные черепки из Греции и модный автоматический тонометр из России, случайно посеянный Осиповичем. Роман показал нам место в Бормла, в самом закутке на месте старого дока. Конечно, в том смысле, что жулику просто было близко от туда домой и мы его удачно подбросили. Но на месте старого дока Астрид держала осаду несколько дней, пока не оказалось, что по соседству, в той же марине стоял корабль Ю-Бот с русскоговорящим экипажем.

Ю-Бот Навигатор судно для подводных исследований с колоколом и батискафом на борту. А еще барокамера, взрывоопасные баллоны, три двигла, один дизель генератор, надстройка с флайбриджем - и все это хозяйство на турецком рыбачке и без го..на уже погруженном ниже ватерлинии. Но капитан был просто прелесть, он сразу зацепил душу своим одесским фольклором. Выдал нам с Джими по малярной кисточке, загнал в машину где соглашались работать одни механики мальтийцы и со словами «Е…ть вас горько в з..цу» проверял иногда, что мы там накрасили.

Я понимал, что долго так не протяну и стал посматривать на камбуз. На удачу, наш кок совмещал сразу несколько должностей. Он был еще и боцман, но когда начальство дало ему новую миссию в аватаре подводного робота, появилась лазейка к холодильнику, плите и посудомоечной машине. Я стал готовить борщи, макароны по-флотски, блинчики и команда меня полюбила. А я больше всех подружился с морским Доктором из Питера, потому что ловкач он и человек хороший.

Астрид мы оставили под крепостью Биргу, зимой там найдутся свободные муринги. Жить на яхте было приятней чем на Ю-Боте, тем более, понтово ходить на работу по улочкам из рыцарских фильмов и через площадь Инквизиции. Но у нас не было динги чтобы попасть на берег и пришлось Джими слонятся из каюты в каюту по Навигатору, а я нашел себе нычку под боком барокамеры. Иногда, перед сном смотрел фотографии сына, тяжело было. Получилось плохо, но чтобы получилось если бы и этого не получилось. Впрочем, ушел в море, не первый и не последний моряк – это призвание не за хлебушком сходить.

Но наш бравый Док лечил хандру и доставал из лап занозы. Семисот летний дом контрабандиста затерялся в улочках пропитанных вековой пылью, но дорогу к нему мы хорошо знали. В своей берлоге, где жило все семейство Романа включая его сына дилера, старик всегда держал наготове кастет из тяжелой такелажной мочки. Был один вечер, направились три друга на Пачевиль. Известное на Мальте место, кто ездил на остров за дешевыми курсами английского знают;) Так было весело, что когда в автобусе я оплачивал проезд вдруг забыл английский.

-Последнее время у нас какие то терки на яхте. – стало укачивать Джими в автобусе.

-Забей друг, как друг Джими ты хороший.

-Тебе правда нравится если я буду называть тебя Акела?

-Да.

-Тогда я буду тебя так называть.

-А где Док?

Мы обернулись и увидели как Док уже познакомился с человеком. По виду человека можно было сказать – пациент и… «Добрый доктор Айболит». Мы вышли с этим человеком на какой то остановке и направились в его квартиру. Джими увидел в нем гея, но в любом случае, у него на флэту был конкретный бардак и огромный пакетище зеленой травы, которая видимо и была лекарством от какого то явно выраженного не дуга. Мы старались вести себя в гостях не как свиньи, по крайней мере, когда я разлил портвейн, то тут же вытер лужу стоящими в углу носками. Мы и после бывало заглядывали к этому странному англичанину в очках, принесли ему кулич рождественский и даже познакомились с его пожилым отцом, жившим где то по соседству.

Наши перспективы на Ю-Боте были туманны, но заработанные деньги мы стали тратить на обучение. Капитан привел нас с Джими в Мальтийское отделение школы RYA получать курс Day Shkiper. Это было интересно. Для меня, как для капитана с опытом выше чем у шкипера «дневных прогулок» актуально было изучение профессионального английского сленга. Все эти расчеты приливо-отлевных течений пригодятся мне так же как и предварительная прокладка. Даже в проливе Ла-Манш, где это действительно актуально я буду работать по сильно упрощенной схеме – за мня все считает Навионикс на планшете. А вот знание английской терминологии действительно поможет заработать частным преподаванием парусного дела. Джими обучался со мной за компанию, типа на движухе. Когда мы получали лицензию радиооператора мой друг порывался переписать все слова произносимые в случае бедствия и повесить их прямо под УКВ. Моряки, хватит усложнять! Мэйдай и координаты – если уж приспичило.

Кроме этого, к одному из наших парней на Ю-Боте приехала жена и согласилась преподавать английский для команды. Я быстро потерял интерес к такому обучению, когда понял что у меня нет шансов. Все или ничего - на этом была построена философия того времени. И это было крутое время без фундамента, ясных целей и призрачных надежд. Досидеть у холодильника хотя бы до весны. К новому году я был уже достаточно упитанный, но Джими смешал все карты.

Работать на Ю-Боте было легко, но непросто. Часто, мы вообще не понимали что делаем и это сходство отдаленно напоминало армию, хоть я и не служил. Шкурь, грунтуй, крась, затем режь это болгаркой и снова, шкурь грунтуй и крась. Как угодно, но в свой рабочий час похай. Сначала Дима смеялся над моей любовью к кастрюлям и брал свою работу с кисточкой и болгаркой даже на выходные. Но однажды он не выдержал и честно признался капитану что занимается какой то несусветной фигней. «Отдохни Джими, ты устал» - посоветовал мудрый капитан и дал один день увольнительного на берег. Но Джими не угомонился, в следующий раз он подкараулил уже хозяина Ю-Бота.

-Нет ли для нас какой ни будь другой работы?

-Какой например?

-Ну…

-Контрабанду возить! – предложил я, как раз в этот момент выходил из душа и застал сцену.

Шутка не удалась, а через некоторое время прошел слух, что мальтийцы шерстят нелегалов и капитан попросил нас оставить работу, как раз к самому новогоднему празднику.

К этому времени мы скопили кое каких денег и купили динги. Я еще рационально про себя подумывал, не дождаться ли весны на Мальте, но Джими был так возбужден приключениями, что мне не хотелось его огорчать своими сомнениями по поводу предстоящей погоды. И это было правильно - не сомневаться и ни о чем не жалеть. Свои карманные деньги я потратил на офигенные котлы за двести пятьдесят евро, что бы стукнуть ими сверху по Джиминой кепочке за сорок, которой он хвастался, поминая что сэкономил из воскресного овер тайма. Конечно, я был занят собой, но Джими предложил подарить Доку энциклопедию мотоциклов на новый год, а Док подарил мне капитанскую трубку. Мы праздновали Новый Год! За несколько часов до салюта друзья, включая Дока, погрузились на Астрид и вышли в море. Нет мы еще не шли на Сицилию, а всего лишь в маленькую лагуну возле Пачевиль. Для этого пришлось выйти в открытое море, несмотря на погоду. Команда переживала осознание «за крутые яйца надо отвечать». Пока весь остров ожидал приближающийся бум, мы фигачили против крепкого ветра, в штормовках, в лагуну, которую капитан искал интуитивно. Когда уже стало понятно, что мы не прошли мимо фарватера, не оказались на камнях и в принципе живы – Салют грянул и экипаж Астрид хлопнул пробкой Асти Марти. Мы были достойны занять лучший причал и провести лучшую ночь, не важно первая она была, вторая или последняя.


Comments 1


@capitan.akela какой Вы счастливый))) такая жизнь интересная на волнах морей))).

07.04.2017 07:39
0

Каждый может!

07.04.2017 08:22
0