Истории. СУЭЦКИЙ КАНАЛ. ЧАСТЬ 2 МОКРЫЙ ЛОЦМАН


Утром пришел мой лоцман, араб, мужик - ничего необычного, даже белой рубашки и погон на нем не было. Мы стартовали вперед, и лоцман сказал: “Give me 5 knots”, но слабый, девятисильный дизелек на “Астрид” давал меньше. “Give me 5 knots!” - повторял мужик, а других слов по английски он не знал. Короче, “алятуль” (езжай этой дорогой по-арабски).

Коротая время на Мальте, читал различные отзывы яхтсменов о Суэцком канале и у меня сложилось впечатление, что ничего страшнее в кругосветном путешествии не встретишь чем эти восемьдесят миль через пустыню от Средиземного моря до Красного. Маленькая яхточка идет по самой кромке судового хода, а рядом ее обгоняет высоченный борт контейнеровоза, который ни при каких обстоятельствах не может ни свернуть ни остановится. За контейнеровозом, идет другой контейнеровоз, потом третий, четвертый, пятый - целая колонна. За этой колонной идет колонна нефтеналивных, сухогрузов, лайнеров и каждый борт выше топа мачты “Астрид”. Если у яхты произойдут какие нибудь неполадки с двигателем, то это будет крайне неприятная ситуация, потому что якорь бросить негде и столкновение неминуемо.

Мне приходилось периодически показывать лоцману, что ручка оборотов уже и так на пределе, но тот все повторял: “Give me 5 knots”. Когда стемнело мы наконец добрались до перевалочного пункта. В яхт-клубе Исмаилии “Астрид” была единственной парусной яхтой, а я единственным не арабом на километры вокруг. Пришлось заплатить 20 долларов за ночь стоянки. Из яхт-клуба в город меня не выпустили и даже когда я объяснил, что мне нужно на заправку купить топлива, все равно нет. Суетится было бесполезно и я дождался пяти утра когда пришел мой новый лоцман.

Этот араб был моложе предыдущего, но с таким же знанием английского языка. Я показал ему канистру для топлива и сказал: “ма фиш” (у меня нету по-арабски). Парень взял канистру, сбегал с ней куда то, вернулся, а канистра по прежнему пустая. Неподалеку швартовались рыбаки, лоцман попробовал стрельнуть у них, но никто не выручил. Здорово! “Астрид” посреди канала, ей нужно топливо, а вокруг все как будто сговорились. Я был зол и решил, что теперь это не мои проблемы. Даже если бы дул попутный ветер, ставить паруса в канале запрещено по правилам. Мой лоцман знает, что топлива может не хватить, а значит сам несет ответственность за свою жизнь. Мы поехали.

Разговорчивый молодой араб почти сразу развел меня на деньги. Агент в Порт-Саиде предупредил, чтобы оставлять лоцманам по 100 паундов, на чай. Это не обязательная плата, но мой новый лоцман так искренне обиделся и угрожал, что заставит развернуть яхту если не получит больше. И я решил отпустить ситуацию до конца, отдал ему триста пятьдесят паундов из последних четырехсот. Лоцман повеселел и принялся фотографироваться на фоне мачты.

“Give me 5 knots” периодически повторял лоцман. Я дал ему самому попробовать увеличить обороты и даже порулить. Но в конце концов случилось то, что и должно было случится. На удачу дизель кончился не в узком канале а в небольшой луже, которая имеет название Горькое озеро, недалеко от Исмаилии. Поскольку колонны двигающиеся в разных направлениях не могут разойтись в канале, в этом озере одна колонна пережидает другую. Дизель кончился как раз тогда, когда ожидавшие корабли стали снова стягиваться на фарватер, где беспомощно болталась Астрид. Я поставил парус и легкий ветерок помог яхте уйти с судового хода, буквально из под носа у контейнеровоза.

Лоцман не смог сохранить самообладание и кричал “шамандура, шамандура”! Тем временем на помощь подъехал небольшой военный катер и мой араб пытаясь взять буксировочный конец свалился в воду. Вода в Горьком озере была такого цвета и запаха, что можно было попробовать заправить ее вместо солярки. Парень сильно перепугался, но остался жив, только весь промок и утопил телефон. Катер отбуксировал “Астрид” до навигационного знака и я привязался к этой самой “шамандуре”, чтобы яхту не снесло на судовой ход.

Катер уехал по своим делам, но мы теперь были в безопасности, я подарил бедняге свои шорты и футболку. Эта ситуация возбудила араба на интимные разговоры. Он спросил, почему в мире от куда я, женщины раздеваются топлес? Хорошая между прочим тема, чтобы не думать о предстоящем. По отзывам яхтсменов о Суэцком канале, услуги буксира тут стоят несколько тысяч долларов.

Вместо буксира приехал лоцманский катер и перегнал “Астрид” до ближайшей станции трафик контроля. Скоро, пришвартованная к борту стального катера, пластиковая яхта познакомилась с приливной волной. Кранцы не помогли, окошко из оргстекла на правом борту было разбито. Меня окружили арабы, но я уже не пытался понять что они говорят. Мой лоцман, забрал последние 50 паундов чтобы купить топливо и больше не вернулся.

Я пытался уснуть и ни очем не думать, тем временем возле яхты царил настоящий ажиотаж, мужики с удочками и фонариками доставали кальмара. На следующий день какой то араб передал большую канистру дизеля, а вскоре приехал новый, уже третий по счету лоцман и мы продолжили путь. На чай денег не осталось, и араб бесцеремонно шарил в каюте, искал что бы такое взять в подарок. Просил часы, но я не дал, тогда он сгреб оставшуюся мелочь.

“Give me 5 knots” говорил араб, а дизелек стал совсем плохо работать, мощность упала. Тогда вопреки правилам лоцман разрешил поставить парус, дул как раз хороший попутный ветер. И хотя я читал в интернете отзывы где говорилось: ни в коем случае это провокация, экипаж оштрафуют; но мне было уже все равно.

Еще засветло мы добрались до Суэца, города на другой стороне канала где начинается Красное море. Я высадил своего, лоцмана в яхт-клубе и конечно не собирался останавливаться на ночь, денег больше не было. Один араб из яхт-клуба подошел ко мне и стал требовать деньги за топливо которое мне привезли утром и чтобы я вернул ему канистру. “Ма фиш флюз” (денег нет по-арабски) и канистру я оставил на том берегу у диспетчерской станции. Араб залез ко мне на яхту и стал требовать, хоть очки или хоть кепку. “Поищи сам, если найдешь забирай” - сказал я. Он конечно ничего не нашел и отвалил.

Этот этап был пройден, но еще не конец пути. Участок от Шармаль-Шейха до Дахаба это встречный ветер 360 дней в году, из них 300 дней - очень сильный встречный ветер. Астрид с ее трещиной ниже ватерлинии была обречена и помочь мне могло только чудо.


Comments 3


@capitan.akela, рисковый ты парень, в такие путешествия про запас как минимум $2-3к лучше иметь, арабы конечно псы дрожащие, как только дело касается денег.
В Суэцком канале течение сильное или там шлюзы гасят его? Все таки 2 моря соединяет.

24.06.2017 18:20
0

Там шлюзов нет и течение бывает приличное. Оно несколько раз в сутки меняет направление, а когда это происходит в некоторых местах идет приливная волна.

24.06.2017 18:28
0