Вектор времени (Часть 1.68. Весть из прошлого)


 Не попотеешь, не заработаешь.    Мотивация студентов Гарварда  

Катя росла самостоятельной девочкой. Она с раннего возраста стремилась найти свое место в жизни и старалась узнать и постичь намного больше, чем ей давали окружающие ее люди.

Впервые ее характер проявился еще в детском садике. Тогда записавшихся на фигурное катание детей из группы среднего возраста повезли в спортивный комплекс. Женщина - тренер вместе с воспитательницей надели детям коньки с двумя полозьями для обучения правильной постановки ноги. 

После первого же показа правильной стойки или выполнения каких-либо скользящих движений Катя старалась выполнять все приемы сама. Но у маленького ребенка, естественно, пока ничего не получалось.

Тренер сразу же выделила Катю из всех прибывших детей за ее настойчивость в овладевании этим видом спорта. Но на любые попытки помочь девочке подняться после очередного падения, она неизменно отвечала: «Я сама!»

После этого случая черта «Я сама!» в характере Кати стала проявляться всегда и везде. Необходим был лишь пример, показ или какой-нибудь другой вид инструктажа, и девочка старалась повторить или выполнить все в точности как ей показывали старшие или взрослые.

К пятнадцати годам она уже была призером столичных соревнований по фигурному катанию среди юниоров, прилично играла в большой и настольный теннис, имела спортивный разряд по стрельбе из пистолета и дзю-до, неплохо водила и разбиралась в автомобилях.

Но после пятнадцати лет, хотя она училась в престижной физико-математической школе, ее основной страстью стали иностранные языки. Она где-то в историческом романе прочитала об одном мореплавателе, жившего в средние века, который за время каждого своего плавания на корабле, а оно порою длилось три-четыре месяца, изучал по одному иностранному языку, на котором говорил народ, в чей порт он направлялся. Для этого он выучил наизусть Библию на своем родном языке, а затем, получив начальные навыки произношения того или иного языка и сопоставляя оба текста Библии, к завершению плавания выучивал один из языков. Таким образом к концу своей жизни он знал и прилично мог изъясняться на семидесяти языках и наречиях.

Катя пошла тем же путем, только вместо Библии за основу она взяла бессмертный роман Льва Николаевича Толстого «Война и мир», который к тому времени был переведен практически на все языки мира. Этот метод девочка еще больше усовершенствовала, так как сначала взялась за изучение языков одной, родственной языковой группы, а также использовала появившиеся во времена перестройки множества лингвистических учебников, аудио- и ведеокурсов обучения иностранным языкам. Она сначала изучала лексику и грамматику языка, на что у нее уходило около полугода, а затем записывалась на языковые курсы, где отрабатывала произношение и разговорную речь. Так, к окончанию средней школы она свободно могла разговаривать на английском, немецком, норвежском и фламандском языках.

О своей физико-математической школе Катя тоже могла рассказать многое. Учителя воспринимали учащихся как маленьких и несмышленых детей, которые ничего не понимают во взрослых отношениях. Но катино поколение повзрослело слишком рано.

В своих отношениях с одноклассниками она отдавала предпочтение мальчишкам. Девчонки ее не интересовали, потому что главной своей целью в жизни «не смотря на обучение в физико-математической школе) они считали удачное замужество за богатым «новым русским», поэтому дальше этой темы их разговоры в школе, на переменках и в гостях друг у друга у них не шли. А каждое их посещение школы можно было сравнить с шоу особо модного в то время Славы Зайцева.

Мальчишки тоже вскоре перестали ее интересовать, так как в годы перестройки и развития рыночной экономики ни один из них не желал стать ни физиком, ни математиком, а тем более инженером. Уже с этого возраста у них в глазах светились одни лишь зеленые бумажки с обличиями заморских дяденек - президентов. И хотели стать эти мальчишки теми самыми «новыми русскими», о которых так страстно грезили их же одноклассницы. В это время она впервые нарушила напутствие своего тренера по дзю-до не применять свои знания на беззащитных людях. Но дело того стоило.

Однажды в классе зашел популярный в то время разговор о том, как заработать много денег, при том свободно конвертируемых, и при этом ничего не делая: не принося пользы ни обществу, ни государству.

Один из одноклассников пошел дальше других:

- Я знаю один из способов хорошо и много заработать. После школы нужно поступить в какое-нибудь престижное военное училище, или как их сейчас стали называть, институт или университет. Лучше бы, если бы профиль этого военного института был связан с космосом, ракетными технологиями, авиацией, подводными лодками или разведкой.

Катя сразу же оживилась: «Вот хоть один из этих сынков партийных и государственных руководителей о стране задумался! - подумала обрадованная девочка. И тут же задумалась: - Но при чем здесь много денег - военные, как мне кажется, получают не так уж и много?»

А одноклассник продолжал:

— Да, придется лет пять помучиться и поносить эту чертову курсантскую форму, но после окончания института какие перспективы... — мечтательно протянул он.

— Как какие, — фыркнул один из участников дискуссии. — Лейтенантские погоны и дальняя точка, куда «только самолетом можно долететь», — пропел он отрывок из популярной когда-то песни.

— Ох, и тупые вы все как я погляжу. Раскиньте мозгами, олухи царя небесного. Ведь космос, ракеты, авиация, подводные лодки, разведка — это такой кладезь секретов. А секреты на Западе стоят приличных денег. Можно за один раз все продать, а можно и какое-то время поработать на их разведку. Зато потом: Канары, Гавайи, виллы, машины, девочки — не то, что наши шмары, — презрительно бросил он в сторону одноклассниц. — А вот после этого, когда будем при деньгах за бугром, и пригодятся нам наше физико-математическое образование: там люди с головой и знаниями нужны. Понятно?

— Но тебе там не жить! — прошипела Катя и одним из приемов дзю-до отшвырнула будущего Джеймса Бонда через несколько школьных столов в дальний угол класса.

Все одноклассники прижались к стенам. У Кати был такой вид, что никто и не пытался встать на защиту неудачливого мечтателя.

Она спокойно подошла к валявшемуся в углу ошеломленному однокласснику и сквозь зубы прошипела:

— Ты, ублюдок! Все свои пожелания передашь своему ублюдочному папаше, сам этого не сделаешь — КГБ поможет. И чтобы твою поганую рожу больше в школе не видела. А на улице попадешься — изувечу. Понял, выродок!

Тот ошалело закачал головой.

— А сейчас потренируйся немного посидеть в карцере за предательство, — с этими словами она засунула одноклассника в шкаф, поддав ему на память ногой под ребра. Так тот и просидел до конца занятий в школе и покинул свое место заточения только после того, как Катя ушла домой.

После этого случая отношения с одноклассниками у «Пантеры» или «Багиры», как окрестили Катю в классе, расстроились окончательно. Все в классе стали ее сторониться: то ли они боялись ее силы, то ли угроза КГБ подействовала на них магически. Неудавшийся шпион перешел в параллельный класс и старался на переменах не показываться Кате на глаза — хорошо усвоил преподнесенный ему урок.

Но Катю это нисколько не волновало.

Насмотревшись вдоволь на классных дегенератов и дегенераток от партийных бонзов, она решила провести исторический и перспективный анализ необходимости вообще в таких школах, как их. Свою аналитическую работу она хотела опубликовать в школьной малотиражке, выпускаемой самими школьниками на средства их родителей и распространяемой даже в некоторых верхних эшелонах власти.

Педагогический совет школы, изучив ее работу, схватился за голову: аналитический отчет с приведением фактического качественного и количественного материала сводился к тому, что их школа является порождением блата и телефонного права, а занимаются в ней не талантливые дети от физики и математики, а в основном тупые сыночки и доченьки наших руководителей и тугих денежных кошельков, которым главным является в обучении своего отпрыска получение документа об окончании престижного учебного заведения.

И хотя время изменилось, педагогический совет отказал девочке в публикации ее работы, потому что сгинувшие в одночасье все бывшие партийные, советские и кагэбэшные руководители вновь поднялись, как птица Феникс, и возглавили не менее важные участки работы в новом государстве.

И к Кате в школе стали относиться по-другому. Все сразу же узнали, что ее отец остался без работы, а на другую устроиться не смог. Мама давно уже не работала по профессии после окончания филологического факультета МГУ и окончательно забыла свою специальность, а если и хотела устроиться на работу, то ей предлагали только должности уборщиц.

Отец от такой резкой перемены в жизни заболел и почти все время лежал в больницах, но и там его уже не лечили, а лишь хотели побыстрее от него избавиться.

Так прошло несколько лет. Катя уже заканчивала юридический институт, во время учебы в котором освоила две специальности: уголовное и международное право. Не забывала она и языки. Правда сейчас у нее было не столько много времени на занятие ими. 

Родители обменяли свою квартиру с доплатой на меньшую, но появились свободные деньги на лечение отца за границей. А в столице они вдвоем с матерью жили на остатки суммы от обменянной квартиры.

Времена надвигались еще более тяжелые, и Катя решила больше не сидеть на шее у родителей и попробовать зарабатывать самой. Конечно, по своей специальности, а не по древнейшему женскому ремеслу, к чему ее неоднократно склоняли однокурсницы и однокурсники. Но в институте каким-то образом стал известен случай с будущим Джеймсом Бондом в школе и от нее быстро отстали.

Но работу надо было искать. Многие студенты подрабатывали за стенами института. Некоторых, кто хорошо занимался, приглашали на практику различные адвокатские конторы, юридические консультации и частно практикующие адвокаты и нотариусы. Катя училась очень хорошо, но ей портила судьбу характеристика, выданная школой, в которой в отместку за «аналитический труд» она представлялась «завистливой, необъективной девочкой с тяжелым, несовместимым характером». Поэтому при рассмотрении вопроса о приеме на работу дело доходило только до изучения характеристик.


  Продолжение следует...  


Comments 0