Вектор времени (Часть 1.67. Весть из прошлого)


  Сегодня никогда не повторится.    Мотивация студентов Гарварда  

Сейчас, сидя в «Макдональдсе», он по привычке анализировал происшедшие после того разговора события и оценивал свои шансы не на успех, а хотя бы на возможность уцелеть самому.

... Им начинало овладевать беспокойство: после их разговора в Департаменте комплексной безопасности МИДа ни Чикичев с Чаплыгиным, ни его прямой шеф не оставят его в покое. А вдруг выяснят, что Трофимов мне обо все рассказал? А выпытывать эти подонки умеют, не брезгуя никакими методами. Хорошо, хоть сразу об этом предупредили. Наверняка следующая наша встреча будет уже на их территории. А вырваться оттуда шансов будут ох как мало...

Хотя, нет, повода такого мы с Михайловым, кажется, им не дали, а парень он что надо, не так-то просто им будет его «расколоть»...

... Скрытое наблюдение за собой полковник Васильченко Сергей Валентинович заметил сразу же после беседы с представителями спецслужбы. Конечно, они установили за ним слежку и раньше, но до этого он просто никого и ничего подозрительного не отмечал. После разговора решил никуда не заезжая сразу же поехать домой и отдохнуть. Тогда же решил и проверить, не забыл ли того чему учили: как выявлять наружное наблюдение противника. 

Васильченко влился в поток машин на Новом Арбате и продолжал размышлять.

Если на него навалилась вся спецслужба, то ему в этой драке ловить нечего. Но как-то не хотелось думать о всех людях, составляющих эту службу, плохо. Да и если бы им так уж нужен был Трофимов, давно бы вычислили его и его людей. Но по словам Игоря Вячеславовича, ничего предосудительного они не сделали и делать не собирались, а всякая нечисть, предатели, лизоблюды и прочая сволочь, продававшая страну налево и направо, так те просто должны были его бояться. 

«Следовательно, - подытожил Сергей Валентинович, - скорее всего какой-то «крот», осевший в спецслужбе по своей инициативе или по просьбе «корешей» - своих ли или же «забугорных» - пытается выйти на деда Трофима через него, Васильченко. Беседа с Чикичевым и Чаплыгиным прошла вроде бы нормально. Если бы что не так, они бы зашевелились сразу же. Нет, пока мы никакого повода нашим противникам насторожиться не дали...» Поделав нехитрые комбинации по ходу движения Сергей Валентинович без труда вычислил следовавших за ним филеров. Их низкий профессионализм подтвердил, что следовали за ним далеко не сотрудники службы наружного наблюдения.

Приехав домой он первым делом зашел к соседу, которому после прибытия из командировки оставил небольшую коробочку, сказав, что это подарок жене, но у себя в доме оставлять не хочет потому что жена во время очередной уборки обязательно его найдет и его сюрприз не удастся.

В коробочке лежал мобильный телефон с шифратором голосовой речи. Второй такой же аппарат он отдал жене, когда она уезжала к родным. Не снимая куртки он набрал код населенного пункта, где сейчас находилась его семья, и номер телефона. Телефон не отвечал. В голову лезли самые дурные мысли.

Васильченко посмотрел на часы. «Конечно же, - про себя воскликнул он, - в это время их не должно быть дома. А жена, наверное, забыла телефон дома. Но я ведь предупреждал - телефон всегда должен быть при ней. Значит что-то случилось!»

Он сходил в буфет, взял бутерброд с колбасой, чаю, но в горле пересохло, и ничего не лезло.

Вернулся в кабинет. Тишина давила, нагнетала страшные мысли: над женой издеваются, пытают, насильничают.

И он не мог сидеть на месте, ходил по комнате от стены до стены.

Часы с кукушкой пробили десять. Больше он не мог оставаться безучастным. Игорь Васильевич через своего человека передал один контактный телефон, но связываться по нему можно было только с таксофона. Он набросил куртку, сунул в ее карман мобильник и чуть ли не бегом направился к машине.

Во дворе ничего подозрительного не заметил.

На улице уже было темно: небо затянули низкие черные тучи, в воздухе снова запахло приближением дождя. Запоздалые пешеходы торопливо семенят к метро, к автобусным остановкам, кутая лица в воротники пальто. Прескверная погода.

«Жигуленок» послушно покатил со двора и почти сразу же на улице его плотно «взяли» три иномарки; уйти от преследования или оторваться - почти пустая затея.

Но здесь помог Его Величество Случай. На Фрунзенской набережной случилось какое-то происшествие: то ли машина упала в реку, то ли кого-то из воды доставали, но дорога оказалась перегороженной. Васильченко подъехал вплотную к стоявшей поперек дороги пожарной машине и остановился - необходимо было спокойно обдумать сложившуюся ситуацию. Следовавшие за ним иномарки тут же стали вокруг его машины: справа, слева и сзади.

Пожарник, видя скопившиеся машины, подозвал дежурившего здесь же милиционера - гаишника. Тот жестом скрещенных рук показал, что проезд по набережной невозможен, а круговым поворотом регулировочного жезла дал понять, что всем машинам необходимо разворачиваться и ехать в объезд.

Стоявший за «жигуленком» БМВ развернулся и стал ждать остальную группу машин.

Но в это время пожарникам зачем-то понадобилось на пару метров сдвинуть стоявшую перед Васильченко машину, а потом поставить на место. Это Васильченко понял по жестикуляции пожарных. Как только пожарная машина сдвинулась с места, Сергей Валентинович включил передачу и впритирку проскочил через образовавшуюся щель. В зеркало заднего вида он видел, как засуетились преследовавшие его машины. Но пожарная машина через несколько секунд уже стояла на месте.

Что было дальше, он уже не видел: разогнав машину он скрылся в районах старой застройки столицы.

Оставив машину в арке проходного двора, Васильченко нашел исправный телефон-автомат и позвонил. Трубку сняли сразу же после первого гудка. Сергей Валентинович назвал условленную фразу, услышав условленный ответ, он сказал, что хочет поговорить с Трофимовым. Мужской голос попросил перезвонить через три минуты.

Точно по истечении указанного срока он позвонил снова.

— Соединяю, — без каких-либо эмоций сообщил мужской голос.

В трубке раздалось потрескивание, и Васильченко услышал далекий, но четкий и хорошо различимый голос Игоря Вячеславовича. После взаимных приветствий Васильченко сразу же перешел к делу. Коротко передав содержание беседы с Чикичевым и Чаплыгиным, он высказал озабоченность о своей семье.

— Не волнуйтесь, Сергей Валентинович, все Ваши сейчас в полной безопасности и отдыхают на море. Но связываться с ними пока не советую — безопасность семьи в наше время превыше всего. Если Вы не против, я от Вашего имени передам, что у Вас все в порядке и Вы скоро увидитесь.

— А скоро ли, Игорь Вячеславович?

— Я думаю, что действительно скоро. Но прежде всего осторожность и конспирация. Конечно плохо, что Вы вынуждены были так опрометчиво оторваться от их наблюдателей, но ничего не поделаешь. Теперь они будут следить за Вами с удвоенной силой. А теперь, коль Вам все равно пришлось отрываться от Ваших преследователей, я попрошу Вас выполнить еще одну мою просьбу, — и Трофимов обстоятельно разъяснил, что необходимо было сделать Васильченко.


  Продолжение следует...  


Comments 1