Вектор времени (Часть 1.62. Весть из прошлого)


<

 Кто двигается вперед в науках, но отстает в нравственности, тот более идет назад, чем вперед.  Аристотель, (384–322 гг. до н. э.), древнегреческий ученый, философ, ученик Платона и наставник Александра Македонского 

— Вот теперь кое-что становится на свои места, — оторвавшись от разложенных на столе в хронологическом порядке листов произнес военный атташе. — Я, с вашего позволения, в качестве резюме подведу краткий итог по нашему первому вопросу.

Значит так. Война подходит к концу. То, что она проиграна нет сомнений ни у кого. В этих условиях верхушка гитлеровской Германии принимает решение спасти нацизм в лице руководителей нацистской партии, СС и вермахта и, возможно, некоторые наиболее боеспособные части — скорее всего это подразделения спецназа, морских «коммандос», разведки, люфтваффе и военно-морских сил. Для этого и были использованы оставшиеся подводные силы, а, возможно, и специальная авиация.

Скорее всего часть войск была переброшена воздушным или наземным путем в нейтральные страны. Если учесть, что это все находится в стадии догадок, то, основываясь на этой информации, — Голубев указал на принесенные Сергеем бумаги, — немцы сосредоточили либо в одной какой либо стране, либо по всему миру около 30 тысяч человек. Конкретно, для чего были собраны такие силы, сказать трудно, но то, что они все это время не сидели, сложа руки, нам доказывает факт неожиданного появления в Черном море пусть уже старой и недействующей подводной лодки проекта XXIII, которая, якобы, была потоплена немцами в конце войны, и этот факт, опять же, якобы, имеет документальное подтверждение.

К тому же этой проблемой очень интересуются кроме американцев и немцев также и «новые русские». Зачем? Почему? Какова причина их интереса к военным раритетам?

— Да! В этой ситуации нам остается только строить догадки и фантазировать, — с грустью заметил Сергей, раздосадованный тем, что на этом, по-видимому, эта история и закончится.

— Ну почему же? Мне кажется, что как раз ваш знакомый знает эту проблему более досконально. Кстати, вы обещали по прибытии из Трабзона нас познакомить, — напомнил Владимир Николаевич.

— Да я и сам был не прочь его увидеть, но он не дает о себе знать, — оправдывался Сергей. 

Голубев как-то тяжело вздохнул и произнес:

— Лучше бы наше знакомство произошло поскорее. Сейчас я вам расскажу еще об одной неприятности.

Сергей и Александр переглянулись и приготовились слушать военного атташе.

— Сегодня я получил указания руководства в связи с окончанием срока моей командировки готовить дела к сдаче новому военному атташе, который прибудет сюда уже через неделю. То, что мне пришла пора уезжать, нет ничего интригующего. Самое интересное то, что вчера вечером с подленькой улыбочкой об этом мне сообщил задолго до телеграммы из Центра... — кто бы вы думали?..

— ...наш дорогой Василий Семенович, — хором в один голос продолжили собеседники Голубева.

— Потише, друзья, поменьше эмоций! — остепенил их Владимир Николаевич.

— Ну так мы правы или не правы?

— Вы задаете вопрос прям как в «Гусарской балладе». Конечно, вы правы.

— Но откуда он узнал? — спросил Саша. — Неужели наше министерство обороны и федеральная служба контрразведки стали работать в более тесном контакте?

— Это вряд ли. Даже скорее всего такого никогда не будет, — резюмировал военный атташе. — Я думаю, что после Трабзона офицер безопасности направил своему руководству докладную о наших действиях, связанных с вами, Сергей Альбертович. В Москве решили все же до конца вас изолировать, отправив меня «в положенный срок» на прежнее место службы.

— Какой в этом смысл? Здесь остается Саша, а ему не в этом году заме-няться, — взволнованно перебил Голубева Сергей.

— Серж, не думайте, что «они», — Владимир Николаевич многозначительно и понятно для всех присутствующих сделал ударение на слове «они», — глупее и недальновиднее нас. Я предполагаю, что на мое место они нашли человека из нашего министерства, который находится, как говаривал «товарищ» Мюллер, у них «под колпаком». Таким образом, новый военный атташе совместно с офицером безопасности создаст вокруг вас пустоту, а Кузнецов против воли своего начальства ничего сделать не сможет, иначе его за нарушение воинской дисциплины просто уберут отсюда с отрицательной аттестацией. А у него семья, Сергей Альбертович, вы это должны понимать.

— Да, все это так. Но все-таки невозможно меня полностью изолировать от Сергея: мы ведь работаем в одном здании, у нас есть общие служебные вопросы, например, ветераны, — пытался доказать Голубеву Александр.

— А здесь вам необходимо быть предельно осторожными: они допустят ваши встречи только при одном условии — если будет налажен действенный контроль за вашими разговорами. — как бы наставляя своих молодых коллег, сказал Голубев.

— Я вас, кажется, сильно напугал или разочаровал, — глядя на вмиг помрачневшие лица Михайлова и Богуславского, рассмеялся военный атташе. — Но все таки — держите связи со мной и информируйте меня обо всем, что здесь будет происходить, хотя я буду и в Москве. А сейчас продолжим наше самообразование.


&nbp; Продолжеение седует...  <


Comments 1