Вектор времени (Часть 1.53. Весть из прошлого)


Свобода открывается тем, кто любит каждый новый день вне зависимости от того, какой он. Пасмурный, солнечный, загруженный или выходной. Умейте любить не дни в своей жизни, а жизнь в своих днях. Эльчин Сафарли

— Да, как только лодку выбросило на берег, нам из Москвы пришло указание уточнить национальную принадлежность корабля, его нынешнее состояние и остались ли останки экипажа в лодке, если эта субмарина окажется советской.

Эту информацию мы тут же получили из штаба пункта базирования турецких ВМС — там мы давно уже подкармливали бакшишем некоторых больших начальников. Так как лодка была постройки второй мировой войны, к тому же немецкой, в штабе посчитали, что могут поделиться с нами информацией. Не бесплатно, конечно. 

Далее события развивались следующим образом. Генеральный консул телеграммой известил наш МИД по существу запроса. Оттуда никаких указаний по этому вопросу не поступало. Но тут же приехали эти молодые ребята — наши соотечественники — и буквально оседлали лодку.

Наш Генеральный заволновался, справедливо полагая, что наши  «новые русские» охотятся за какими-то секретами, и этот факт может вызвать различного рода дипломатические осложнения. И наш шеф поручил мне и еще одному товарищу «присматривать» за этими ребятами.

Тут вы приехали, а еще раньше вас — американцы и немцы. Наши «иностранные партнеры» проводили на подводной лодке различные исследования: видимо, их волновала проблема транспортировки каких-либо ядерных материалов — первые дни они работали в специальных защитных костюмах. Но их предположения не подтвердились, так как с утра того дня, когда вы приехали в Трабзон, они уже работали без защиты в обычных армейских комбинезонах.

Все носители информации по этому кораблю они держат у себя на этаже, который очень тщательно охраняется: даже горничных и прислугу не пускают.

— С другой стороны, — продолжал Анатолий, — нашим соотечественникам также удалось добиться разрешения местных властей для проведения работ на подводной лодке. Хотя американцам и, особенно, немцам это соседство было явно не по душе, но они друг другу не мешают, хотя, по-моему, информацией ни те, ни другие не делятся.

Вчера утром я услышал, как один из «новых русских», по-видимому, их начальник, ставил задачу своему подчиненному — нарисовать наиболее яркие фрагменты подводной лодки: нос, корму, рубку, некоторые внутренние помещения. Этот художник работал почти целый день до вечера и, как только стемнело, отправился в свой номер.

Владимир Николаевич рассказал мне, что заинтересовало Вас, а значит и нас на этом корабле.

Эти “новые русские» вели себя не столь осторожно, как иностранцы, а даже как-то нагловато, считая, что они находятся у себя дома. Вчера коридорным работал один мой знакомый — Зейнал, курд по происхождению. Он был, в некотором роде, мой должник. Его то я и попросил принести мне рисунки из папки художника, пока тот развлекался где то в городе. Зейнал мне их вынес прямо к машине через черный ход. Я быстро съездил в нашу «контору» и сделал их ксерокопии. Через полчаса я опять же с помощью Зейнала вернул их на место. Копии сейчас у Владимира Николаевича.

— Вот это здорово! Ну прямо как в шпионском романе! — обрадовался Сергей.

— Это еще ничего, — начал Голубев. — Самое интересное было вчера все, что связано с Вами, дорогой Сергей Альбертович.

— Честно говоря, я ничего не помню: ни как закончился вчерашний вечер, ни где ночевал, ни как попал в машину Александра. Помню только, вечером в хорошем настроении пришел в гостиницу. Пока сидел в холе, ко мне за стол подсела веселая компания: кажется, там были американцы или англичане. Потом следует какой-то провал до сегодняшнего утра.

— Понятно, — растягивая слова по слогам произнес Голубев. — Хорошо, что все так удачно для Вас закончилось, Сережа. Вот теперь о том, что было вчера вечером, расскажет Вам Анатолий.

— Как только я приехал в гостиницу, как мы с Вами, Владимир Николаевич, договаривались, — начал свой рассказ представитель Генконсульства, — сразу же ко мне подошел Зейнал и шепнул, что с приезжим русским дипломатом американцы, а это были они, что-то замышляют сделать. Хотя Зейнал и говорит, что не знает других иностранных языков и не имеет нормального образования, но он еще тот фрукт: что поделаешь, как говаривал товарищ Сухов: «Восток — дело тонкое, Петруха!» — пошутил Анатолий.

— Я сразу же бросился в фойе, и, что я вижу?.. Сергей Альбертович, размахивая стаканом с виски, веселится в окружении американцев и наших русских, которые приехали раньше вас и работали на подводной лодке. Веселье стояло неимоверное, но надо было что-то делать — Зейнал меня до сих пор никогда не подводил. 

Я направился к этой шумной компании и стал утихомиривать Сергея Альбертовича. Но он пребывал в таком состоянии, что никого не узнавал. Пришлось слегка вмазать ему. Наш друг упал и затих, не проявляя признаков жизни. Тут я немного испугался, не слишком ли я его... Но, как потом оказалось, он крепко спал.

Американцы и наши соотечественники, вначале слегка опешив от моих столь решительных действий, выразили подозрительную готовность отнести Сергея Альбертовича в его номер, но ваш покорный слуга выступил с «проникновенной» речью о необходимости соблюдать приличия для российских дипломатов, а наш товарищ, — он показал на Михайлова, — мол, их нарушил, и за это его ждет нелицеприятная беседа с Генеральным Консулом России. И пока до них доходил смысл моих слов с помощью Зейнала перенес тело Сергея Альбертовича и уложил на заднее сиденье моей машины. Я отвез его в Генконсульство, в своем кабинете расставил стулья в виде кровати, и Сергей Альбертович мирно проспал до утра. Но нам, правда, спать не пришлось.

— Разрешите, Владимир Николаевич, — данный рассказ продолжу я, — попросил Александр. — Отправив тебя отдыхать, Толя сразу же нашел меня и сообщил о случившемся. Я спустился в фойе и стал ждать Владимира Николаевича.

Тут ко мне подбегает Макаров и требует найти Михайлова. Скрывать что-либо и хитрить не имело смысла, поэтому я ему объяснил, что с нашим товарищем случилась небольшая неприятность, и он сейчас отдыхает в Генеральном Консульстве. Макаров настойчиво убеждал меня поехать с ним в наше представительство и забрать Михайлова, мотивируя это тем, что он чисто из служебных и личных побуждений не хотел ославить наше Посольство в целом и Сергея в частности. Видимо, он прекрасно понимал, что самому ему и его ребятам это сделать не удастся — офицер безопасности не с того ведомства, откуда Василий Семенович. К тому же, он уехал по делам в Анкару, а его обязанности временно исполняет Анатолий.

Ничего не добившись, Макаров оставил меня в покое, но все же несколько раз звонил и ездил в Генконсульство и пытался под разными предлогами уговорить местного дежурного коменданта, чтобы тот позволил забрать Сергея в гостиницу. Но комендант был непреклонен, и Василий Семенович уехал оттуда не солону хлебавши.

— Затем, — начал Голубев, — он нашел меня и проинформировал, что выезд обратно домой намечен на 12.00. Я его предупредил, что мы выедем пораньше, чтобы сфотографироваться у мечети Аль-София. Он к этому отнесся с безразличием, заявив, что это наше личное дело, если я беру ответственность на себя, то оно его не касается. 

Мы же выехали в 6.00, Зейнал нам приготовил завтрак пораньше, заехали за Вами, Сергей Альбертович и как можно быстрее выехали из Трабзона. А дорогому нашему Василию Семеновичу оставили в «ресепшн» записку. 

— Вот он обрадуется, — по-мальчишечьи воскликнул Сергей. — Но нам надо тогда торопиться. Макаров не тот человек, что даст себя так просто одурачить. Он быстро соберет всех посольских, объявит, что изменились обстоятельства, или звонил Посол, и выедет, как только узнает о нашем побеге.

— Это мы тоже продумали, — добавил военный атташе. — В настоящее время мы двигаемся не к старому контрольно-пропускному пункту, а к новому, открытому буквально неделю назад. За это, я думаю, Посол нас похвалит: мы самыми первыми побываем на этом КПП, к тому же, переговорим с нашими пограничниками и изучим местную обстановку.

Еще немного отдохнув и простившись с сопровождающим их Анатолием, путешественники двинулись дальше. Они уже в полдень пересекли границу и к вечеру спокойно без происшествий добрались до столицы республики.


  Продолжение следует...


Comments 1