Вектор времени (Часть 1.52. Весть из прошлого)


Ветер жизни иногда свиреп.
В целом жизнь, однако, хороша
И не страшно, когда черный хлеб,
Страшно, когда черная душа...
Омар Хайям

Вадим Олегович понимал, что в данной ситуации этому старику, что бы он ни рассказывал или ни плел, можно было верить. Но в то же время он понимал и другое: не все необходимо принимать в слепую на веру этому человеку. Хотя у Полковника появился реальный шанс узнать побольше о Суздальском и его фирме, используя при этом прежние связи по старому месту службы.

Укоризна его не мучила, так как он согласно своим прямым обязанностям и инструкциям, утвержденным лично Матвеем Борисовичем был просто обязан денно и нощно проверять каждого человека, работающего на фирме, включая и шефа.

Понятно, что Суздальский в этом деле имел свой интерес — а вдруг где-либо еще сохранились архивы или в каких-либо бумагах есть упоминания о нем, ветеране Великой Отечественной войны, орденоносце и, вообще, засуженном человеке.

Но Полковник за все время работы на фирме так и не смог раздобыть ничего путного, особенно касаемо прошлого своего дорогого шефа.

... — Так мы лишились некоторой части нашего золотого запаса. Но в целом дело не в нем, а в том, что этот человек может нам испортить весь наш бизнес, на который завязаны многие сильные мира сего, — Суздальский взглянул на напольные часы. — Время нашего разговора подошло к концу. Сейчас придет один человек. По этому делу будете работать вместе. Вы приглянитесь к нему: возможно, он нам пригодится. Если стоящий человек, тогда переманим его к нам.

— Понял, Матвей Борисович, — четко ответил Полковник.

... Ровно в десять часов в кабинет зашел молодой человек.

Суздальский представил присутствующих друг другу и сразу же начал ставить задачу:

— Вам сообща необходимо разыскать одного человека, — при этом он достал из верхнего ящика стола две фотографии и роздал каждому из собеседников. — Эта фотография почти тридцатилетней давности, поэтому в конце нашей беседы вы мне их вернете, потому что не вижу необходимости по ней искать этого человека, ведь прошло столько времени. А вот фамилию, имя и отчество постарайтесь запомнить, хотя скорее всего он изменил все свои биографические данные. Поэтому первым наперво проверьте все архивы: быть может этому человеку с помощью какой-либо нашей спецслужбы меняли документы, а вместе с ними фамилию и прочее.

— Кто по профессии этот человек? — подал голос Иваненко.

— Как вы, я думаю, уже догадались, он — разведчик. При том высококлассный военный разведчик. Хотя начал свою деятельность в конце войны, в 1944 году, он со своей агентурной группой добился больших результатов.

— Уважаемый Матвей Борисович! Даете Вы санкцию на использование только отечественных архивов, или можно искать и за рубежом? — до неприличия вежливо вставил слово Станислав Михайлович.

— Где искать — я вам не советчик. Могу только посоветовать: обязательно свяжитесь с американцами, англичанами, немцами, бельгийцами и голландцами. Особенно большой зуб на этого человека имеют американцы. 

В самом конце войны немцы передали службе специальных операций США архивы военной разведки — абвера. Так этот наш разведчик ухитрился опустошить две машины с тяжелыми ящиками сразу же после их погрузки на автомобили. Кроме того, как только колонна с документами прибыла в расположение американской части, сразу начались лихорадочные поиски пропавшего груза. А он в это время умудрился из—под носа американской военной полиции угнать грузовик напичканный шифровальной аппаратурой немецкого и американского производства с полным комплектом ключей и шифров.

— Да! Припоминаю. Нам об этом случае в институте Андропова рассказывали.

Суздальский и Котов резко повернули головы в сторону Иваненко. Видя их озабоченность, он тут же прояснил:

— Это было в лекции. А в лекцию попало после выступления в нашем институте начальника Главного разведывательного управления министерства обороны.

— Понятно, — растягивая слово задумчиво произнес Матвей Борисович. — Но продолжим. Этот человек владеет несколькими иностранными языками. Доподлинно известно, что он свободно говорит на немецком, английском, испанском и турецком.

Прекрасно знает автодело, радиодело. Владеет приемами рукопашного боя.

После войны женился на немке — члене своей группы.

Очень любит собак, умеет их дрессировать. Говорят, что в его группе имелось несколько немецких овчарок, выполнявших некоторые обязанности разведчиков. К тому же он научил их выполнять команды как на русском, так и на немецком языках.

Но самое главное: ни он, ни его люди никогда не испытывают финансового голода. Если сказать точнее, то он обладает возможностью постоянно пополнять свои финансовые ресурсы, но, — Суздальский поднял указательный палец вверх, — только на свое дело. Себе же никогда ничего не брал.

— А другим, ну, своим товарищам, которые находились в стеснительном положении, он помогал деньгами? — опять поинтересовался Иваненко.

— Да, помогал. А своим коллегам даже доплачивал к пенсии. К тому же все финансовые расходы по случаю похорон брал на себя. Вообще-то мы считали этого человека умершим еще лет пятнадцать назад. Но в течение последних пяти лет нас постоянно беспокоят события или, как сказал до этого Вадим Олегович, неприятности, случившиеся с нашими людьми и с нашим бизнесом. А недавно к своему дню рождения я получил поздравительную телеграмму, подписанную «Курт». 

— Но это еще не значит, что Ваш человек жив! — вставил реплику Иваненко.

— Да, если не считать того обстоятельства, что этот псевдоним знали всего четыре человека: один погиб на фронте, другого мы убрали уже после войны, третий — это я, а четвертый — ...

— ... он, — завершил мысль старика молодой человек.

— Да, он. Он и есть «Курт». Это его оперативный псевдоним. Так он подписывал свои радиограммы.

— Извините еще раз, Матвей Борисович, за бестактность! Как, при каких обстоятельствах он попал к Вам, так сказать, в Ваш бизнес? — снова задал вопрос Иваненко.

— Я не хотел бы вдаться в детали и подробности этого дела. Считаю, что вы получили достаточно информации для поиска этого человека.

Станислав Михайлович как школьник поднял руку для вопроса:

— А не считаете ли Вы, уважаемый Матвей Борисович, «Суздальского аж передернуло от этой навязчивой вежливости собеседника), что кто-то мог воспользоваться военными архивами или архивами военной разведки, для того чтобы Вас провоцировать или шантажировать?

— Увы! Здесь и близко не пахнет шантажом. Обычно шантажисты выставляют какие-либо требования. А здесь полное молчание. Только мои люди все чаще попадают за решетку, а дела валятся одно за другим. У меня есть очень влиятельные люди в верхах нынешней власти. За деньги они готовы оказать мне любую помощь — подарить подводный крейсер или стратегический бомбардировщик. Они мне многим обязаны. Ведь политика — это самое грязное дело, самый грязный бизнес какой есть на этом свете. Даже мусорщики и ассенизаторы кажутся мне намного привлекательными и чистыми по сравнению с нынешними политиканами. Но как только они соглашаются мне помочь выйти на этого человека, как через неделю звонят и, сославшись на тысячи причин, отказываются от своего обещания.

— Да-а-а! — протянул Иваненко. — Значит на них рассчитывать не приходится.

— Если бы они что—либо могли, я бы н обратился к Вашему шефу, уважаемый Станислав Михайлович, — парировал Суздальский.

— Ну что ж, — резюмировал Иваненко. — Задача мне ясна. Приступаю к выполнению.

— Для вашей успешной работы все финансовые, материальные и технические ресурсы выделены Вадиму Олеговичу. Необходимые первоочередные расходы согласуете с ним. Вадим Олегович, — обратился он к своему шефу безопасности, — проследите, чтобы у господина Иваненко был транспорт, средства связи, квартира, по паре номеров в приличных гостиницах столицы. Обсудите с ним условия связи. Доклад мне по результатам работы — ежедневно вечером.

— Не волнуйтесь, Матвей Борисович, все будет сделано со знаком качества, — улыбаясь заверил старика Иваненко. — До свидания.

— До свидания, уважаемый Станислав Михайлович, — глядя прямо в глаза попрощался с молодым человеком Суздальский. Да! Еще хотел высказать свою маленькую просьбу, — остановил он выходящих из кабинета людей. — Тут недавно напали на мою квартиру. Нет не «Курт», это точно! — заметив взметнувшиеся брови Иваненко успокоил того старик. — Разборка внутри фирмы. Так вот все участники этой акции нам известны, с ними проведена соответствующая работа и они, естественно, наказаны. Но они куда-то умыкнули некоторые мои личные вещи, дорогие для меня как память. Так вот, прошу Вас, если промелькнет где-либо информация о местонахождении моих реликвий, будьте так добры, дайте знать! Список пропавшего получите у Вадима Олеговича. Вот теперь уж точно все! До свидания, господа! Удачи вам!


  Продолжение следует...


Comments 1