Вектор времени (Часть 1.50. Весть из прошлого)


 Британцы — единственный народ на свете, который любит, когда им говорят, что дела обстоят хуже некуда. Уинстон Черчилль

Вадим Олегович Котов с замиранием сердца слушал откровения этого щуплого старика, в теле которого поселился всесильный дух. Он понимал, что Суздальский не зря доверяет ему такую тайну. Повязанный такой тайной Полковник теперь до конца жизни будет обязан свято хранить ее, если он, конечно, не захочет существенно приблизить этот конец. Да и рассказанное Матвеем Борисовичем, в случае раскрытия его тайны Полковником, будет выглядеть бредом сумасшедшего. Котову никто бы ни поверил, а соответствующие проверки в архивах НКВД и КГБ, а также в министерстве обороны ничего не дадут. Полковник был в этом уверен, так как перед устройством на работу к Суздальскому поинтересовался по всем видам оперативного учета о самом хозяине фирмы, его жизни и деятельности. И, как следовало ожидать, никакими данными его спецслужба на Суздальского не располагала.

К тому же, как справедливо предполагал Полковник, его нынешний шеф не во всем с ним был откровенен. Да и по-другому быть не могло!

А Матвей Борисович решился на такой поступок от безысходности положения. Все, кто работал с ним раньше, еще с сороковых годов, давно умерли либо были настолько стары, что ничем помочь не могли. А меры необходимо было принимать весьма срочные — под угрозой было финансирование одного очень крупного проекта.

Конечно, и раньше были срывы, но поздравительная телеграмма от Курта говорила одно: о нем и о его организации знает тот человек, которого давно все считали мертвым.

... Матвей Борисович продолжал.

— В нашей деятельности мы вроде бы все предусмотрели и обезопасили со всех сторон. Мои люди почувствовали уверенность в завтрашнем дне и работали непокладая рук. Многие обзавелись семьями, некоторые соединились со старыми семьями, если не было в живых свидетелей их «службы» в годы войны. Были и такие, кто вынужден был сидеть практически безвылазно на территории части. В последствии таких мы разбросали по самым отдаленным уголкам Советского Союза — они и там нам приносили большую помощь.

Казалось, мы все предусмотрели. Но в начале пятидесятых годов в районах расположения наших частей стали появляться какие-то подозрительные группы офицеров центрального аппарата министерства обороны и государственной безопасности. Как мы позже узнали о нашего человека в органах госбезопасности, возглавлял эту группу старший офицер по прозвищу «Провидец».

Он действительно оправдывал свое прозвище. Как нам позже стало известно, он и его люди, а у него в подчинении был целый отдел, в течение нескольких лет анализируя лишь одно, материально-техническое направление системы обеспечения вооруженных сил, докопался таки до фиктивных воинских частей в Западной Украине, и одна из них была накрыта органами госбезопасности. 

Расследование по этому делу мы конечно же контролировали и вели в нужном направлении. Всех участников по этому делу должны были приговорить к высшей мере наказания, что в последствии и было выполнено. Но в последнюю ночь перед казнью приговоренные неожиданно были вызваны на допрос к людям «Провидца» и, как показали последующие события, видимо, рассказали всю правду. 

Еще около года после процесса по так называемому «УНР» нас никто не трогал. Мы продолжали активно работать. Одной из наших новых направлений стало «золотое». Мы получили доступ практически ко всем крупным приискам и месторождениям и контролировали их. Кроме того стали активно работать с уголовным миром, направив в МВД своих людей, часть из которых были детьми основателей нашего дела.

Но однажды, как сейчас помню, холодной зимой мы получили предупреждение от наших людей в спецслужбах о готовящемся налете и разоблачении всех наших «воинских частей», хотя на то время их оставалось и не так уж и много. 

Но вопрос был не в количестве, а в качестве: в то время там находились или, точнее сказать, проходили подготовку под видом действительной службы определенный контингент, в основном молодежь. На складах хранилось большое количество материальных ценностей: оружие, боеприпасы, различного рода техника, даже была небольшая типография. За тот короткий срок, которое нам «отпустил» руководство МВД, мы не смогли бы эвакуировать наши ценности.

Тогда было принято решение уничтожить все имущество частей, а людей попытаться сохранить. Конечно, пришлось опять пожертвовать руководящими работниками, которые действовали под прикрытием командного состава «наших воинских частей» — их попросту убрали.

И вот за день до объявленной на совещании МВД операции по уничтожению липовых воинских частей практически в один день и час по Западной Украине и Прибалтике прокатилась волна пожаров на военных объектах: горели городки, казармы, склады, базы хранения. В то время по средствам массовой информации прошло сообщение о вылазках банд украинских националистов и балтийских «зеленых братьев» против подразделений Советской Армии.

Этими пожарами мы, если можно так выразиться, немного подгадили «лесным», «зеленым» и прочим «братьям», с которыми, а точнее, с хозяевами которых мы установили тесный контакт в смысле реализации наших экономических возможностей и потребностей.

В последующем группа «Провидца» доставляла нам еще немало хлопот, постоянно отлавливая наших людей и вскрывая место расположения наших точек.

Конечно, мы не могли это дело так просто оставить. Но все наши усилия по проникновению в его отдел терпели неудачу за неудачей. Подходы к его людям тоже ничего, кроме их провалов не привели. В конце пятидесятых пробовали также физическое уничтожение «Провидца» с его людьми во время его командировки на Дальний Восток. Ничего не получилось, потому что в нашу систему был внедрен его человек, и подрыв поезда не состоялся, а мы потеряли самых активных своих людей, которым возврата в прежнюю жизнь не было.

Тогда мы использовали бюрократический аппарат тогдашнего ЦК и КГБ. И оказалось, что сдвинуть с места такую махину как «Провидец» не стоит никакого труда. Все оказалось проще простого. На том, как мы это сделали, останавливаться не буду, но после расформирования его отдела и увольнения лично его из органов оказалось, что исчезли все его архивы. То есть архивы были на место как положено с папками, входящими и исходящими номерами, но всего, что касалось нас, в них не было. Они исчезли.

Вместе с «Провидцем», его архивами исчезли и его люди — они как будто растворились в том обществе. Конечно, нас это беспокоило, но вновь направлять всесильные МВД и КГБ на поиски этой группы мы не имели возможности да и желания, дабы не засветить наших людей в этих структурах.

Но «Провидец» не сидел сложа руки, он продолжал действовать. Так одна из операций и вывела нас на его берлогу, где он жил как обыкновенный пенсионер, вышедший на заслуженный отдых.

Здесь мы немного поторопились с проведением спецоперации по ликвидации «Провидца», потому что с его смертью оборвались все ниточки, которые могли вывести нас на его людей и архивы.

— А что, люди этого самого «Провидца» больше себя никак не проявляли? — задал вопрос Полковник, когда возникла небольшая пауза.

— Да, они нас в покое не оставляли. В начале мы думали, что они охотятся за различным военным сбродом — бывшими дезертирами, предателями, власовцами и другим отребьем. Мы даже сами наводили их на след то одного, то другого бывшего немецкого холуя. Но они передавали их по инстанции в другие подразделения спецслужб, не утруждая их оперативной разработкой. 

Тогда мы сделали один, и я считаю, правильный вывод: они, то есть «Провидец» и его группа каким-то образом вышла на нас и сейчас, даже без своего начальника, целенаправленно охотилась на нас.

Но в последние десять лет нас никто не трогал. Я уж было подумал, что они все повымирали — ведь не шутка, почти все они мои ровесники и старше. Но за последние пять лет мы терпим поражение за поражением: то арестуют наши счета за границей, то налоговые службы накрывают наше производство, то арестовывают наших людей. И что самое интересное: ведь уже не существует Советского Союза, в помине нет всей этой советской идеи, а они продолжают дело «Провидца».

— А по чему Вы решили, что все эти, как бы это выразиться, неприятности от этих людей?

— Я располагаю информацией, что это они, просто сейчас не хочу вдаваться во все нюансы. Самая неприятная из последних, как Вы изволили выразиться, неприятностей — это нападение группы спецназа Главного разведывательного управления Генерального штаба на караван с золотом, шедшего потайными зимниками с нашего прииска. В результате почти две тонны золото попало в руки МВД, перебита вся охрана — а это не простачки какие-нибудь, это специалисты своего дела, прошедшие Афганистан, Боснию, Абхазию, Приднестровье, Чечню наконец.

— А Вы не рассматривали этот эпизод как досадную случайность. Спецназ проводил учения в этом районе и случайно наткнулся на обоз, а там, в спецназе, тоже не маменькины сынки сидят.

— После этого события мы подкатывались к этим ребятам. Но, к сожалению, простые солдаты и офицеры тайну хранить умеют. В таких обстоятельствах мы просто купили пару генералов из министерства обороны и узнали, что это, якобы, инициатива главного разведчика министерства обороны. А он подключил для обеспечения действий группы спецназа и разведывательную авиацию, и космическую разведку. А шепнуть ему на ушко мог его коллега - разведчик последней войны, мой сверстник, о котором я Вам расскажу подробно, но попозже. И я предполагаю, что он и есть тот самый агент «Провидца», который долгое время работал у нас, а потом считался у нас умершим.

А следующая неприятность произошла совсем недавно. Я послал людей изъять для одного крупного и важного дела небольшое количество золота в слитках из одного нашего тайничка, а оказалось, что он пуст. Только записка одна лежала: «Привет от «Провидца».


  Продолжение следует...


Comments 1