Вектор времени (Часть 1.24. Весть из прошлого)


 Двоедушие чуждо великим людям: они презирают все низости  Екатерина II Великая, (1729–1796), Императрица 

Вдалеке на пустынной темной улице запрыгали отблески фар приближающейся машины.

— Заметил машину? — спросил Сергей Валентинович. — Дверь не от-крывай — плафон салона как прожектор высветит нас. Посмотрим, кому не спится в столь поздний час?

Автомобиль приближался на большой скорости, за ним не отставая следовал еще один. Машины пролетели мимо Михайлова и Васильченко так быстро, что они едва успели разглядеть номера. На первой были дипломатические номера российского Посольства.

— Ну, вот, Василий Семенович уже тебя или меня ищет, а вторые номера запомни: это официальные номера местных коллег Станкова. Как видишь, Макаров не успел прилететь, а уже завел необходимые «дружеские» связи с местными контрразведчиками. Так, теперь минут через десять следует ждать их обратно. Сейчас немного продвинься вперед, где мигала сигнализация машины, там остановишься и по моей команде включишь аварийку.

В машине наступила тягостная тишина. Каждый думал о чем-то о своем, но мысли неизбежно возвращались к сложившейся ситуации и только что проехавшим мимо них автомобилям.

Сергей включил магнитолу. Салон заполнила тихая музыка инструмен-тальной композиции Ласта. Михайлов немного подумал и сказал:

— Сергей Валентинович, а если нам обо всем рассказать Послу. Я думаю, Владимир Васильевич все поймет.

— При чем тут Посол! Ты сможешь доказать тому же Станкову или Макарову, что не верблюд. Ты расскажешь им правду, но они ведь тебе не поверят и будут думать, что ты их держишь за баранов, а сам за их спинами творишь какие-то делишки вместе с Трофимовым. Сам подумай! — срываясь на крик пытался втолковать Михайлову Васильченко.

— Хорошо, я так и предполагал. Да, к тому же интересно, чем все это закончится?

— А я тебе могу сейчас сказать, что будет. В лучшем случае, если нам повезет, то на пенсии в кругу семьи мы будем с шуточками и прибауточками пересказывать эту историю как детективный роман.

— А в худшем?

— Про худшее лучше смотреть только в кино и читать книги. Поэтому мы с тобой должны сделать все, чтобы наступило это самое лучшее. Понял?

— Как тут не понять!

Васильченко весь этот разговор привел в действие. Он достал из бардачка свой органайзер и стал быстро что-то писать. Закончив свою работу, вырвал исписанный листок и протянул его Сергею:

— На, держи. Чувствую, перед моим отъездом другого такого разговора не получится. Здесь все мои связные телефоны. Домашние ко-ординаты не даю, потому что буду в Москве под контролем. Все эти ребята, — он указал на список, — надежны и в случае чего, смело к ним обращайся, обязательно помогут. А будет возможность, дам о себе знать через дежурного коменданта Виктора Ивановича. Он мужик хороший, ты с ним контакт наладь.

Немного помолчав, добавил:

— А этот Макаров тот еще жук. Такой прыти я от него не ожидал.

— Да и пил он прилично, а машиной управляет на узких улочках на большой скорости как заправский автогонщик.

— А еще какой вывод из увиденного сделаешь?

Сергей с полминуты размышлял:

— Его машина шла первой, а это значит, что только сегодня при-ехавший в столицу человек, да еще в городе, наводненной криминалом, ориентируется как у себя в квартире.

— Молодец. Слушай, Сережа,  давай я тебе сделаю протекцию: ты бро-сишь эту нудную работу в МИДе и переходи в СВР — там такие башковитые ох как нужны! А? — лукаво спросил бывший офицер безопасности.

— Подумаю, но не обещаю, — с улыбкой в тон Васильченко ответил Михайлов.

— А теперь включай аварийку и, если кто—либо будет спрашивать, на все вопросы отвечай, что мне стало плохо и поэтому мы здесь остановились. Сначала притормозили метрах в пятидесяти сзади, так как меня начало тош-нить, а потом заехали на тротуар, чтобы в нас никто не врезался.

Васильченко быстро вышел из машины, отошел на указанное рас-стояние, и Сергей только смог рассмотреть в свете мигающих габаритных огней согнутую пополам фигуру. Затем Васильченко подбежал к машине размазывая слюну по рубашке, попросил Сергея выйти из машины и стать на тротуар. Сам же сел на заднее сиденье и проделал у самых колес машины то же самое, что и минутой раньше.

— Все, будь готов, кто-то едет, — произнес Васильченко.

— Ничего я не вижу, — вглядываясь в темноту сказал Сергей.

Вдруг в метрах ста зажегся дальний свет автомобиля. По всей ви-димости, до включения фар водитель машины пробирался в кромешной тьме на ощупь. Легковушка выехала на встречную полосу движения и остановилась напротив машины Михайлова.

— А я вас уже было потерял, — изображая на лице радость встречи воскликнул Макаров освобождаясь от ремней безопасности и вылезая из машины.

— Знаешь анекдот, Василий Семенович? — поднявшись и шаткой по-ходкой направившись к Макарову произнес Васильченко. И не дождавшись какой-либо реакции со стороны нового офицера безопасности начал рассказывать:

— На подводной лодке, на глубине в сто метров идет вечерняя поверка или по-другому проверка личного состава. И вот боцман вызывает: “Иванов!» — “Я!», “Петров!» — “Я!», “Сидоров!» — Я!», “Михайлов!» — “Я!», “Васильченко!» — в ответ молчание. Боцман опять: “Васильченко!» — опять молчок. Боцман еще несколько раз повыкрикивал этого Васильченко, а потом, делать нечего, стал искать его по всем отсекам подлодки. И вот в торпедном отсеке нашел этого самого Васильченко. Боцман на него: “Почему, товарищ матрос, не на вечерней поверке, почему не откликаешься?» А в ответ: «Да куда я на хрен денусь с подводной лодки, товарищ боцман!» Вот и мы, Семеныч, куда на хрен денемся в этом славном городе. Просто меня немного укачало. Сейчас чуть - чуть получшает и тронемся в путь.

— Сделаем так, — почти в приказном тоне сказал Макаров, я отвожу домой Сергея Валентиновича, а то его уже жена ищет, все телефоны оборвала: завтра ведь домой, в Москву летят. Вы же, Сергей Альбертович, следуйте домой. Завтра утром езжайте прямиком в Посольство, а за Вашим пассажиром я заеду. В машине ничего не забыли, Сергей Валентинович? — Макаров держа за руку Васильченко нагнулся, осмотрел салон автомобиля, усадил к себе своего заменщика, попрощался и уехал.

 «Шустрый ты что-то уж больно, — мысленно обращаясь к Макарову подумал Сергей, — Не прошло и получаса, как тебя отвезли в гостиницу, а ты успел и позвонить жене Васильченко, из Посольства вызвать дежурную машину, связаться с местной госбезопасностью, проехать домой к Васильченко, там переговорить с его женой, настращать ее так, чтобы бедная женщина начала обзванивать друзей, знакомых и сослуживцев мужа для обеспечения правдоподобности твоих слов и приехать обратно. Чувствую, что с такой твоей ловкостью у меня уж точно будут проблемы».

Сергей бросил взгляд на часы — было уже около часа ночи. Он запустил двигатель, включил дальний свет и не спеша поехал домой.


  Продолжение следует...    


Comments 2