Вектор времени (Часть 1.09. Весть из прошлого)


 Страх может убить преступление, но он также убивает добродетель. Кто не смеет думать, смеет лишь пресмыкаться.  Екатерина Великая


Наблюдение за собой Матвей Борисович заметил четыре дня назад. Выявить его не представляло особого труда — сказался большой опыт старика в подобных делах и дилетантство наблюдателей. Он решил пока ничего не предпринимать, а сначала для порядка выдрать и наказать свою службу безопасности и контроля обстановки. Но, придя домой и немного отдохнув в массажном кресле, закамуфлированном под старое колченогое произведение мебельного искусства советских времен, за чашкой зеленого чая, к нему на доклад запросился начальник службы безопасности Котов Вадим Олегович, бывший когда-то в додемократический период не последним лицом в службе наружного наблюдения всемогущего КГБ. 

Из системы КГБ Котов ушел по патриотическим мотивам. В эпоху развала Союза он не мог смириться с предательством не столько руководства страны, сколько собственного, кагэбэшного. Он открыто указал, что факт передачи планов закладок подслушивающих устройств в ряде посольств стран НАТО является, по сути дела, пособничеством иностранным спецслужбам и приведет к непредсказуемым последствиям.  

Так оно и случилось. Американцы и их европейские союзники в ответ на наш «дружеский» шаг не пожелали раскрывать свои секреты в области безопасности перед нашей страной «Нашли дураков!), а иностранные граждане, которые работали по линии внедрения этих устройств в здания посольств на Западе, были арестованы национальными органами государственной безопасности, преданы суду и получили большие сроки тюремного заключения. некоторые из тех, кому удалось отвертеться от суда, по странным обстоятельствам погибли или бесславно закончили свой жизненный путь. Другая часть приняла предложения спецслужб о сотрудничестве и весьма успешно работали сначала против СССР, а затем и России. 

Виновные в этом преступлении, естественно, наказаны не были, а, наоборот, вознесены на гребень демократической волны. 

После ухода в отставку Вадим Олегович пытался и на «гражданке» применить свои знания и умения. Он связался с людьми, которым не была безразлична судьба его страны. Но просуществовали они недолго и были разбиты на голову. 

Котову повезло больше других. В этот период он попал в автомобильную катастрофу, будучи в командировке в одном из средневолжских городков, и поэтому не попал под жернова органов «демократической» государственной безопасности. Его начальник, тоже бывший генерал КГБ, на допросах указал, что Котов погиб, а дознаватели не посчитали нужным перепроверять эти факты. 

Тех, кого взяли в связи с делом их организации, осудили и отправили в различные исправительно-трудовые учреждения, хотя как работников спецслужб их должны были содержать вместе в единственной зоне для такого контингента. Там они в течение одного месяца погибли на стройках, лесоповалах и других объектах зэковской экономики при весьма странных обстоятельствах. Само собой разумеется, что «расследование» не принесло никаких результатов. 

Котова предупредили родственники отставного генерала КГБ, выполнив его последнюю волю. Вадим Олегович сумел выбраться из этой передряги, правда, с помощью Матвея Борисовича, который, по сути дела, подобрал бывшего топтуна, обогрел, накормил и пристроил к хорошему месту своей структуры на испытательный срок. 

Это было шесть лет назад. Но уже через полтора года Котов возглавил службу безопасности и контроля обстановки всей корпорации Суздальского или как тот называл по старинке - конторы. Единственное условие, которое выдвинул Вадим Олегович при «приеме» на работу в структуру Матвея Борисовича, это была пожизненная пенсия его детям его товарищам по той организации, которую разгромили гэбэшники и эмвэдэшники. 

Матвей Борисович скептически высказался по поводу сентиментальности Полковника «так стал именоваться Котов среди сотрудников фирмы), но условия принял, потому что ни кто иной, как Суздальский приложил руку к разгрому организации бывших сотрудников КГБ И МВД, которая пыталась своими методами и способами бороться против засилья коррумпированных элементов и предателей в верхних эшелонах власти. 

Суздальский тоже поставил ряд условий, которые Вадим Олегович сразу же принял. 

Работа на фирме Суздальского была тяжелой и муторной. Полковник перестроил работу подчиненных заново, благодаря чему шеф ни разу не имел ни малейшего повода усомниться в своей безопасности и надежности окружавших его людей. 

Вот и сейчас Полковник шел, опережая нагоняй от Суздальского, с аналитическим докладом о ситуации вокруг Матвея Борисовича. 

Из доклада Вадима Олеговича следовало, что по результатам оперативной разработки посыльного и руководства ресторана, а также соседки пока удалось лишь получить описание человека, заказавшего торт и передавшего коробку с вином. При этом Полковник отметил, что согласно химико-биологической экспертизе все продукты — торт, вино, сыр — были отменно высокого качества, а по поводу продуктов в коробке, переданной соседкой, добавил, специалисты склоняются к мнению, что они произведены в той республике СНГ, откуда пришла и поздравительная телеграмма. 

Выслушав доклад Полковника по первому вопросу, Матвей Борисович огорченно произнес: 

— Маловато, уважаемый Вадим Олегович. Разработайте, пожалуйста детальный план поиска нашего «благодетеля» и мы вместе его сегодня вечером обсудим. 

— Матвей Борисович, к сожалению, мы располагаем довольно таки скудным фактическим материалом. Согласно Вашим же указаниям, все, что касается вас лично, мы будем выполнять только по вашим распоряжениям. Следуя законам оперативного розыска... 

— Знаю я, все я знаю, Вадим Олегович. Поэтому разработайте план так, как будто не я главный фигурант этого дела, а кто-либо другой. Мы его обсудим, и я посмотрю, что можно будет вам рассказать! 

— Мне все понятно. План будет готов в девятнадцать часов. Могу я рассчитывать на аудиенцию в это время? 

— Да, конечно! Это сейчас первостепенная задача! Давайте ваш второй вопрос! 

— Наша служба наружного наблюдения и контроля за обстановкой выявили странный интерес лично к вам со стороны группы молодых людей. Их личности мы установили и проверили по нашей базе данных. У нас они не значатся. Не значатся они и в картотеках МВД и ФСБ — через своих людей мы проверили по их центральным компьютерам. Мы склоняемся к мнению, что эта группа студентов — а все они студенты одного из московских ВУЗов — новички в деле наблюдения за объектом, хотя и имеют начальную или поверхностную подготовку. Наблюдение они стараются вести скрытно, но наши люди их выявили и установили, что против нас, а точнее против вас затевается какая-то операция. Для этой цели «студенты» — я так их буду и впредь называть — на черном рынке и у подпольных торговцев приобрели несколько видов стрелкового оружия и боеприпасов. Судя по тому, что они купили один автомат Калашникова, ППШ, СВД, карабин «Сайга», переделанный для стрельбы боевыми патронами, несколько охотничьих и помповых ружей, применять весь этот разнокалиберный арсенал они не намерены. 

Кроме того, практически под нашим контролем вчера в Москве в разных районах города ими были угнаны четыре автомобиля представительского класса. Мы получили дополнительные ориентировки из ГАИ и прочесали весь наш городок: три машины найдены в пределах нашего населенного пункта, одна — белая БМВ — стоит замаскированная ветками в лесу у московской трассы. Я дал команду подтянуть к нашей штаб-квартире дополнительные силы и средства. 

— А сейчас, в данный момент существует для нас реальная угроза с их стороны? 

— Я думаю, что пока нет. 

— Почему вы так уверены? 

— По двум причинам. Во-первых, чтобы совершить покушение на вас нет такой необходимости почти легально покупать столь разнообразное оружие. Ведь мы знаем, что черный рынок практически весь контролируется агентами МВД и ФСБ. Следовательно, оружие им необходимо если не для «поддержания собственных штанов», то, во всяком случае, для самообороны. Во-вторых, если бы они что-то подобное задумали, то не стали бы снимать квартиру над вами... — Что? Они живут на четвертом этаже? 

— Да, уже около двух месяцев. Мы их отслеживали, поэтому считаем, что их главная цель не покушение, а что-то другое. Если вы дадите разрешение на ввод в действие плана активных мероприятий против этой группы, то через пару дней мы будем кое-что о них знать. 

— Раз так, я полагаю, что брать их преждевременно. А не связаны они с этими поздравлениями? 

— Нет, не думаю. 

— А эти рабочие в подъезде? Вы их проверяли? 

— Это такие же рабочие, как я президент России, — позволил себе отпустить шутку Полковник. Заглянув в один из документов, разложенных на столе, он продолжил. — Они являются сотрудниками частного сыскного агентства «Кристи и Пуаро» и выполняют задачу по наблюдению за нашими «студентами». Дело в том, что к ним обратился хозяин угнанной белой БМВ и эти ребята довольно быстро вышли на угонщиков. Один из них — бывший армейский офицер, другой — сыскарь из столичного уголовного розыска. 

— Это, пожалуй, даже очень хорошо — будем прикрыты и с этой стороны. Итак, пока никого не трогаем, посмотрим, как будут развиваться события. Жду вас вечером с планом, — дал понять Матвей Борисович Котову, что прием закончен.  


Продолжение следует...


Comments 1