Вектор времени (Часть 1.07. Весть из прошлого)


Зло тихо летать не может. Петр Первый

  ... Праздничные дни прошли без лишних и ненужных эксцессов: все ожидали выступлений националистов или провокаций экстремистов, но все обошлось. 

Так как буквально накануне в консульском компьютере завелся вирус и его лечили кто как умел и чем попало, получить доступ к базам данных консульского отдела не представлялось возможным. 

— Тебе, дружище, легче отправить запрос в Москву, — посоветовал Степашин. — Когда еще излечим нашу персоналку? А в Москве и гражданство твоего Трофимова проверят, и все его паспортные данные пролопатят. Кстати, Сергей, мне наш охранник Саша говорил, что этот твой дед Трофим регулярно раз в месяц появлялся в Посольстве, но, что странно, Саша не помнит, чтобы он обращался к нам за какой-либо помощью. Ты бы порылся в наших бумагах с обращениями граждан. Может мы его нечаянно чем-то обидели. 

— Мне он как будто не жаловался. 

— Вот придет на твое или мое имя ответ этому старику из Администрации Президента или от самого “первосвященника», — Степашин выразительно указал большим пальцем в потолок, — тогда будем перерывать по листочку все дела за недолгое наше существование в этой стране. Так что, друг мой, попотей немножко. Ради общего дела. А! 

— Хорошо! — с трудом скрывая недовольство ответил Михайлов, представив на минуту, сколько документов ему придется переворошить. 

Но в этом деле ему нежданно - негаданно помогла машинистка консульского отдела Зина. Оказывается, она, как ее учили на компьютерных курсах, делала резервные копии базы данных обращений граждан в Посольство.

 Сергей, поблагодарив Зину и вручив ей плитку шоколада, схватил дискету и бросился искать свободный компьютер. 

Изучив содержание дискеты, Сергей нигде не увидел установочных данных Трофимова. «Значит, он никогда в Посольство лично не обращался. А теперь посмотрим коллективные письма и заявления», — сам себе скомандовал Сергей. 

Тут же компьютерная поисковая система нашла ему информацию, из которой Михайлову стало известно, что фамилия Трофимова встречается двести шестнадцать раз. Сергей быстро указал для более конкретного поиска нужные имя и фамилию и компьютер ему выдал, что Трофимов Игорь Вячеславович ставил свою подпись под коллективными письмами граждан восемнадцать раз. Причем фамилия Трофимова в базе данных всегда стояла на последнем месте, а организация, от имени которой было составлено восемнадцать обращений, имела довольно странное название — «Независимая группа ветеранов». 

Сергей переписал учетные номера писем и направился в канцелярию консульского отдела, где хранилась вся переписка с местными и российскими гражданами. 

— А, так Вам нужны письма этих «независимых»? — узнав, что ищет молодой дипломат, воскликнула заведующая канцелярией «или просто завканц) Лариса Петровна Порфирьева. — Честно говоря, мы все их считаем немножко не то, что ненормальными, но немного не в себе.  

— Почему? Они нам здесь чем-то досаждают? 

— Вы сами убедитесь, когда прочитаете. Вообще то их можно понять: война, потрясения перестройки, развал Союза, нищенское существование человека второго сорта, или как сейчас модно говорить — гражданина не титульной нации, и ... возраст — он дает о себе знать, — Лариса Петровна стала быстро вытаскивать папки с делами. — Сергей Альбертович, Вы можете подойти минут через десять — пятнадцать, я сниму для вас копии с этих документов. 

Сергей поблагодарил завканца и направился доложить Степашину, что его поручение почти выполнено. 

— Да, да! Помню! Была такая “независимая» группа. Предлагали какие-то нереальные планы оказания помощи всем малоимущим и нуждающимся и просили назначить посредника из числа дипломатического состава Посольства. 

— А с ними кто-нибудь работал? Может, действительно, у них есть какое-то дельное предложение? 

— Если хочешь знать мое мнение, то это немного больные люди, свихнувшиеся на почве резких перемен в бывшем Союзе. Но если у тебя есть свободное время, можешь покопаться в этом деле — может, что и выйдет, — как-то устало предложил Степашин. 

— А если «может что и выйдет», что будем делать дальше? 

— Если «независимые» предлагают что-то дельное, то лучше их переадресовать военным, в аппарат военного атташе — там толковые ребята. Вот пусть и займутся ветеранами. 

— А если военные их снова отфутболят к нам? — не отставал Сергей. 

— Тогда считай, что дед Трофим, то бишь гражданин России Трофимов Игорь Вячеславович, твоя личная общественная нагрузка и преимущественно в твое свободное время. И переставай теребить меня по мелочам, ты уже большой. Иди дружище к себе и работай. Успехов! — бросил Степашин, давая понять о закончившейся аудиенции. 

Сергей вышел в коридор и столкнулся с заведующей канцелярией, которая с любезной улыбкой передала ему еще теплые ксерокопии обращений из организации деда Трофима. 

Закрывшись в своем кабинете Михайлов начал их читать. 

«Послу Российской Федерации господину Трубецкому В.В. от группы ветеранов Великой Отечественной войны, объединенных в общественную организацию под названием «Независимая группа ветеранов». 

Уважаемый, господин Посол! 

Мы, ветераны последней войны, возмущены тем состоянием дел, которое сложилось с проблемой социальной защиты ветеранов и военнослужащих российской армии. Поэтому просим Вас, дорогой Владимир Васильевич, ходатайствовать перед Президентом и Правительством России о том, чтобы наделить членов нашей организации соответствующими полномочиями в поисках финансовых ресурсов для осуществлении этой высокой и благородной цели. 

Уверяем Вас в том, что выполнение поставленной будет в строгом соответствии с нашими российскими законами и законами других республик. 

Просим также назначить кого-либо из дипломатического корпуса российского Посольства для координации наших с Вами совместных усилий. 

С уважением к Вам 

Исполнительный комитет «Независимой группы ветеранов». 

Всего двенадцать подписей, среди которых последней стояла подпись Трофимова И.В. 

Остальные письма были примерно того же содержания, но Сергея поразило то обстоятельство, что, во-первых, приходили они регулярно раз в месяц, во-вторых, стояло одинаковое число подписей — двенадцать, в-третьих, ни одна подпись под письмом не повторялась дважды во всех восемнадцати обращениях, в-четвертых, на последнем месте всегда стояла подпись деда Трофима, в-пятых, письма были отпечатаны с помощью компьютера и лазерного принтера на хорошей бумаге с водяными знаками в виде воззвания героев-панфиловцев: «Велика Россия, а отступать некуда!» 

«Если в ветеранской организации имеется компьютер и лазерный принтер, своя фирменная бумага и в координационном комитете “Независимой группы ветеранов» состоит аж сто девяносто девять членов «не все же они больны манией величия!), то, наверное, стоит с ними познакомиться поближе, — размышлял Сергей, листая бумаги. — Адрес есть, можно в конце рабочего дня навестить деда Трофима».     


Продолжение следует...




Comments 1