Часть 1.81. «...Разведывать накрепко о замыслах неприятельских...» Петр Первый


 Безумство храбрых — вот мудрость жизни! М. Горький 

Русская разведка в Голландии

 

Голландия была первой европейской страной, которую Петр I основательно изучил. Первый иностранный язык, которым владел Петр, был голландский. На русской службе было много голландцев, для которых Россия стала второй родиной.

В этот период в Голландии длительное время работали русские дипломаты Матвеев и Куракин, не считая короткого времени деятельности «Великого посольства» во главе с Францем Лефортом. Матвеев приехал в Голландию в конце 1699 года вместе с дьяконом Волковым и восемью дворянами. Постоянными голландскими «приятелями», собиравшими ему очень ценные агентурные данные, были бургомистр Витзен и купцы Иван Любс и Христофор Брантс.

Одним из наиболее крупных разведывательных мероприятий Матвеева в начале его работы в Голландии надо считать выяснение возможности посылки русского посольства в. Англию для возбуждения вопроса о «медиации» (посредничестве) последней в переговорах между Швецией и Россией. «По вашему великого государя указу и по грамоте, - писал Матвеев в 1703 году, - я, холоп твой... разведывал...» и оказалось, что посольство посылать нельзя, ибо Англия не намерена благоприятно к этому отнестись.

Из письма Матвеева Головкину от 2 апреля 1703 года выясняются способы работы Витзена как «приятеля». Приняв личное к нему письмо Петра «с превеликою радостью и несказанным благодарением», Витзен обещал «вечным быть его величеству здесь верным рабом» и дал Матвееву «позволенье к пропуску их тайно (речь идет о командированных в Голландию русских офицерах, получивших разведывательное задание Петра) по докучным моим писмам, исправил и впредь еще в потребном труды и радение свое прилагать желательно хотел».

В 1705 году Матвееву было приказано отправиться в Париж якобы для получения удовлетворения за два русских торговых корабля, разграбленных французскими каперами, а на самом деле для зондирования и разведывания возможности заключения с Францией торгового договора. Поскольку на заключение этого договора не было никаких надежд, миссия Матвеева имела целью создать у англичан и голландцев впечатление сговора России с Францией, чтобы сделать их более покладистыми в торговых переговорах.

По возвращении Матвеева в Гаагу в 1706 году ему приказано было увидеться с приехавшим туда прусским королем и «намерение ево и министров ево всячески, такой и стороною выведывать и выспрашивать» об его отношении к Карлу XII.

Одновременно Матвеев получил задание разведать секретным способом о намерениях голландского пенсионария и английского герцога Мальборо, прибывшего тогда в Голландию, по опросу о поддержке Голландией и Англией Августа II и непризнании польским королем Станислава Лещинского. Все это следовало выполнить в величайшем секрете и обещать означенным лицам взятки. Глава Посольского приказа Головкин рекомендовал Матвееву «делать это изустно, а письменно отнюдь ни во что не ступать и не вязатца... и зная что объявлять».

16 апреля 1707 года Матвеев был назначен послом в Лондон, а на его место был назначен Куракин, который проработал в Голландии до 1724 года. Куракин был не только послом в Голландии, но и выполнял обязанности руководителя русской дипломатии и разведки в ряде европейских стран. Из его деятельности в Голландии мы рассмотрим только то, что относилось к разведке главного противника России - Швеции.

19 марта 1717 года Куракин тайно послал для разведки в Швецию своего агента Томаса Бараллиона. Выше уже приводились документы Петра, очень заботившегося об этой «персоне» в Швеции. Перед посылкой в Швецию Томас Бараллион виделся с Петром и получил лично от него установки для работы в качестве русского агента.

В архиве Куракина сохранилось письмо Бараллиона, говорящее о его работе в Швеции в качестве русского агента. Это письмо было послано из Гетеборга (Швеция) 16 сентября, а получено Куракиным в Гааге 25 сентября 1717 года. Бараллион пишет, что это второе письмо, а первое было отправлено 10 сентября и, видимо, не было получено Куракиным.

В этом письме Бараллион сообщал о бое, происшедшем в Струмштате между шведами и датчанами, когда шведский подполковник Кло нанес датчанам большой урон; датчане потеряли 600, а шведы - 200 человек. Другое важное сообщение касалось дислокации и численности шведской армии. Бараллион сообщил, что вся армия состоит из 52 тысяч человек из которых на полевую приходится 24 тысячи, в том числе 8 тысяч милиции. Он сообщил также, что почти вся эта армия состоит из людей в возрасте 17 - 18 лет. Офицерский состав также молодой. Командование шведской армией поручено генералу Гамильтону. Флот концентрируется в Карлскруне.


  Продолжение следует...  




Comments 1