Часть 1.69. «...Разведывать накрепко о замыслах неприятельских...» Петр Первый


Совершенство характера выражается в том, чтобы каждый день проводить, как последний в жизни. Марк Аврелий

Епископ Андрей Христозом, являвшийся в то время великим коронным канцлером Речи Посполитой, был тайный агентом князя Долгорукова. Посланный по приказанию этого агента офицер с письмом к великому литовскому гетману Сапеге для склонения его к миру с королем Августом II только прикрывался званием гонца к Сапеге, а на самом деле имел задание подробно разведать при дворе Сапеги о шведском короле и его намерениях.

Кроме собственных агентов, Долгоруков держал постоянную связь с Дашковым - русским резидентом при князе Вишневецком коронном гетмане литовском. Дашков был послан к Вишневецкому для наблюдения за литовскими событиями, Дашков, как и Долгоруков, организовал в Литве свою агентурную сеть.

Несмотря на крайне трудное положение, и Долгоруков и Дашков давали Петру подробнейшие сведения о действиях Карла ХII и его сторонников в Польше, а также наблюдали за выполнением Августом II и его министрами Биржанского договора.

По переписке Долгорукова можно установить, что его рабочий аппарат состоял всего лишь из одного подьячего. Поэтому он писал в Посольский приказ, что «зело потребно мне ныне подьячей, понеже один утружден, которой еще от Василья Посникова оставлен, и работы ему зело много».

Еще задолго до измены гетмана Мазепы Долгоруков писал из Торуни, где находился в то время двор короля Августа II, о непрекращающейся пропаганде шведских агентов среди правобережных казаков Украины и о необходимости усиления разведки среди сторонников шведов через Мазепу. В одном из писем говорится, что Долгоруков собирал и посылал в Москву «Польские ведомости» - газеты, печатавшие очень много информационного материала, необходимого для русской разведки. Иностранные газеты в то время уже являлись источником разведывательной информации.

Третьим русским резидентом в Польше был Готовцев, состоявший резидентом при гетмане литовском Огинском. И Дашков и Готовцев находились в Вильно, где в то время сосредоточивалась борьба между сторонниками Августа II и Карла ХII.

Пробыв два месяца при Огинском, Готовцев приехал в Москву для личного доклада о положении в Литве. Видимо, доклад его был принят, так как он получил приказание снова отправиться в Литву с наказом, называвшимся так: «Статьи, по которым, будучи Павлу Готовцеву при господах сенаторах Вишневецком и Огинском, чинить тайно». Всех статей семь. Все они носят дипломатическо-разведывательный характер, регламентирующий деятельность резидента, но не стесняющий его инициативу. 

Готовцев действовал активно и как дипломат и как разведчик. В письме к нему Петра, посланном из Новгорода 16 ноября 1702 года, говорится, что царь доволен его деятельностью.

Несмотря на «любовь» к Августу II, Петр внимательно наблюдал за его поведением в Польше и через своих дипломатов понуждал его к активным действиям против шведов. Одновременно Петр стремился помешать созданию единого блока польских и литовских магнатов против России. Эта последовательная политика дала положительные результаты, сказавшиеся после Альтранштадтского мира, когда Август II изменил Петру и отрекся от польской короны в пользу шведского ставленника Станислава Лещинского.

Петр заключил с Польшей и Литвой несколько союзных договоров в развитие основного, Биржанского договора. Новым в них было то, что Август просил взаймы 300 000 рублей ввиду истощения средств и Петр согласился дать деньги под залог различных сборов с Саксонии и с Могилевсого повета. Кроме того, для помощи польскому королю в Польшу вводилось 12 тысяч русских солдат.

Годы от 1703 до 1705 были временем борьбы за Польшу между Петром I и Карлом ХII. Русская разведка потратила много сил и средств для того, чтобы удержать Польшу под русским влиянием. К русским разведчикам - резидентам Долгорукову, Дашкову и Готовцеву, осуществлявшим эту работу, следует присоединить в этот период и Иоганна Рейнгольда фон Паткуля.

Паткуль (1660-1707 гг.), лифляндский дворянин, родился в Стокгольме в шведской тюрьме, куда был заключен его отец за «государственное преступление» против Швеции. С детства воспитанный в ненависти к шведским захватчикам, Паткуль был организатором антишведского дворянского заговора и в 1694 году был приговорен к отсечению правой руки и конфискации имущества, но сумел бежать из заключения.


  Продолжение следует...    


Comments 4


Хм... Я, конечно, понимаю, что в российской исторической науке есть такая традиция, - которую, надо признать, поддерживают не все историки, хотя и очень многие, даже слишком многие, - плевать на культурные традиции тех стран, о которых эти историки рассказывают. Но, полагаю, хоть тут, на "Голосе", можно с уважением относиться к героям своих рассказов и не коверкать их имена?

07.07.2018 17:09
0

Имена взяты из исторических документов, поэтому они так и звучат в работе. Если нечаянно что-то неправильно указал - поправьте. Из Вашего поста - не вижу, что поправлять. С уважением

08.07.2018 05:03
0

Ну, Вы же не цитируете документы с именами, верно? Поэтому поляк Анджей Христозом ни при каких обстоятельствах не может превратиться в Андрея Христозома.

08.07.2018 08:07
0

Увы! Как прочитал в документе, так и написал в работе. Но, считаю, Вы правы! С уважением

09.07.2018 12:45
0