Часть 1.58. «...Разведывать накрепко о замыслах неприятельских...» Петр Первый


Умный человек не делает сам все ошибки — он дает шанс и другим. Уинстон Черчилль

К «тайный статьям» имелось два приложении, в которых были изложены вопросы Толстого перед отъездом в Турцию и ответы на них Петра. Эти ответы служили Толстому руководящим документом в его разведывательной работе. Например, Толстой опрашивал: «С кем ему по приезде связаться?» Ответ был: «С патриархом». На вопрос о возможности доверить все секреты посылавшемуся с ним переводчику Моисею Арсеньеву было сказано, что раз он назначен, значит надо верить, а в дальнейшем надо в каждом отдельном случае самому решать вопрос о допуске его к тем или иным документам.

России в то время необходим был постоянный посол в Турции. Для Петра, начавшего Северную войну, и для западноевропейских государств, начинавших войну за Испанское наследство, очень важно было знать, какую позицию займет Турция. Следовательно, назначение русского посла в Турцию оправдывалось международным положением России.

Справился ли Толстой со своими задачами как дипломат и как разведчик? На этот вопрос можно ответить утвердительно. Уже в 1703 году он прислал в Посольский приказ подробный доклад о своей деятельности соответственно данным ему «тайным статьям».

Из доклада Толстого видно, что внутреннее положение Турции в это время было напряженным: обострились классовые и религиозные противоречия, страна страдала от безденежья, от произвола и бездарности правящей феодальной верхушки.

В отчете. Толстой подчеркнул разноплеменность населения Турции, отметив, что на одного турка приходится десять христиан, стонущих от турецкого ига, и что турки считают каждого христианина своим потенциальным врагом и естественным союзником России. Толстой указывал, что в этом, возможно, и кроется одна из причин категорического воспрещения морокой торговли русским купцам на всем пространстве Черного моря. Уже самый факт общения русских с единокровными славянами и другими угнетенными народами вызывал беспокойство турок, так как давал порабощенный славянам надежду на скорый конец владычества Оттоманской империи. Толстой отметил и разложение основного костяка турецких вооруженных сил - янычарского корпуса, а также дал оценку турецкому военно-морскому флоту, который стал уступать своим противникам - венецианцам, о чем свидетельствует потеря Турцией полуострова Мореи.

Толстой и в этом и в следующих донесениях подчеркивал, что Турция при таком положении не может начать войну. Война потребует больших расходов, а собрать деньги тайно турки не могут, так как при сборе налогов им всегда приходится прибегать к карательным мероприятиям, чего никак нельзя скрыть от иностранных наблюдателей, а значит, и от России. Собрать сейчас большую армию Турция также не в состоянии, так как на это потребуется не менее шести-семи месяцев, да и сбор ее провести тайно опять - таки нельзя. Кроме того, глава государства - султан государственными делами не занимается, препоручив их великому визирю и главному Муфтию.

Петр рассчитывал, что успехи русского оружия в Северной войне и не-устойчивое внутреннее положение Турции заставят ее отнестись миролюбиво к России. Нужно было еще парализовать деятельность иностранных дипломатов, стремившихся так или иначе поссорить Турцию с Россией.

Деятельность Толстого была направлена на то, чтобы обеспечить выполнение поставленных перед ним дипломатических задач, а чтобы выполнить их успешно, необходимо было создать агентурный аппарат и сеть агентов.

Из переписки Толстого с графом Головиным можно установить методы их работы. Головин предлагал Толстому изыскать способы, чтобы поссорить Турцию с «цесарем» и вызвать войну между ними и этим отвлечь внимание турок от России. В январе 1704 года Толстой отвечал: «По приказу твоему начинаю к тому приступать самым секретным образом чрез приближенных к султану людей, но еще пользы не вижу никакой; главное препятствие в том, что нечего давать, и хотя бы и было что дать, боюсь потерять, француз потерял больше 10 000 реалов, а пользы себе никакой не получил. Сыскал я одного человека, самого близкого к султану, человек этот очень проворен, он взялся за дело, однако не уверяет, что приведет его к концу, больше склоняется к войне с Венецией.

Посулил я ему 3000 золотых червонных, если сделает дело; но он говорит, что и другим надобно дать, всего тысяч сорок золотых червонных, кроме его 3000. Он же мне говорил, чтоб промыслить прежде всего султану мех лисий черный, самый добрый, да три сорока соболей, по сту рублей пара, и отослать бы эти подарки султану тайно чрез него, а будет ли от того прок или нет, не уверяет».

Действительно, Толстому приходилось задумываться над вопросом, можно верить найденному агенту или нет, тем более, что на глазах был такой яркий пример с французским дипломатом.


Продолжение следует...


Comments 1