Часть 1.54. «...Разведывать накрепко о замыслах неприятельских...» Петр Первый


«Когда чего-нибудь сильно захочешь, вся Вселенная будет способствовать тому, чтобы желание твое сбылось» Пауло Коэльо, "Алхимик"

Учтя все эти обстоятельства и международное положение, Украинцев 18 июля 1700 года подписал с Александром Маврокордато русско-турецкий договор сроком на 30 лет, по которому Азов оставался за Россией, но выход русским кораблям в Черное море был запрещен. Так, благодаря активной разведке русская дипломатия преодолела козни английской, голландской и цесарской дипломатии. 

В грамоте, отправленной патриархом Досифеем Петру 2 августа 1700 года с Украинцевым, была дана оценка деятельности последнего. Досифей характеризовал его, как доброго и разумного человека, который «преостро уведал дела о состоянии Турции, стоял крепок и тверд во всех статьях, яко же некий лев юный». В этой же грамоте Досифей подробно изложил факты своей самоотверженной помощи послу, подчеркнув, что если Украинцеву удавалось улаживать спорные вопросы, то во многом это является результатом деятельности Досифея. Он же советовал Петру лучше укрепить Азов и содержать в нем хорошо подготовленный гарнизон. 

Стольник Голицын, прибывший вслед за Украинцевым в Константинополь для ратификации договора, имел в наказе Петра указание «советовать и проведывать у него (то есть у Досифея) подлинно» об отношении турок к данному договору, имея с ним «тайные обсылки, и о всяких делах с ним разговаривать, и о ведомостях спрашиать».

В грамоте к Петру Досифей сообщал о своей помощи Голицыну, своих советах и предостережениях. Петр в ответе ому благодарил за эту помощь и, сообщая о посылке в Турцию постоянного посла, ближнего стольника и Алатырского наместника, графа Толстого, просил, «чтоб к послу нашему был во всяких приключающихся ему делах пособником». 

Предложение быть тайным политическим агентом и помощником русского посла в Константинополе патриарх Досифей принял охотно: «Мы вам работаем без всякой надежды, за едину токмо любовь божию и ради честного имени святого величества, и служим вам в последней беде души нашея и живота и чести нашея, и в сем паки благодарствования от бога ищем, а от вас ничего не просим», - писал Досифей Толстому в феврале 1703 года.

В период между I704 - I708 гг. Досифей много ездил по Балканскому полуострову, уделяя особое внимание Молдавии и Валахии, где он фактически вел пропаганду за поддержку России и подготовлял народ к выступлению против турок в случае каких - либо важных событий. Конечно, он делал это очень осторожно, через свою многочисленную агентуру, но результаты его работы были положительными. В этот период он старался пребывать при султанском дворе, то в Константинополе, то в Адрианополе, куда султан выезжал в летнее время, хотя с успехом мог бы и не быть здесь, так как имелся константинопольский патриарх. Досифей давал послу Толстому очень ценные советы и указания, как поступать в том или ином случае, сообщал нужные сведения, служил посредником при пересылке почты в Посольский приказ и обратно, тайно добывал султанские грамоты к иностранным дворам и передавал их Толстому. Один раз даже добыл чертеж турецкой крепости. 

Почему так ревностно работал Досифей? Документы говорят о том, что на деньги он не льстился, да и Петр не баловал его подарками. Толстой, стыдясь этого, писал Головину 24 февраля 1706 года, что «хотя бы малым чем ево потешить, чтобы прислано было от лица великого государя, зело бы он тем увеселился; воистинно забыв страх усердствует, в чем может». 

Досифей считал, что усиление России неминуемо приведет к краху Оттоманской империи, укреплению положения России в «святых» местах, что Византия снова станет центром православия, а он как иерусалимский патриарх займет подобающее ему место и что «гроб господень» будет целиком находиться в его ведении. Эта идея и руководила его действиями. 

Помимо непосредственной связи с русским послом, Досифей посылал и прямо в Москву свои грамоты с политическими и разведывательными данными. 20 апреля 1704 года он сообщал Петру о борьбе, происходящей между «цесарем» и венгерским князем Ракоци: «Турки, сочувствуя последнему, не могут, однако, помочь, боясь России. Этим объясняется тайный сбор в Царьграде военачальников с приказанием им быть в полной боевой готовности. Припасают пушки, гранаты, мехи, торбы, веревки и прочее потребное для завоевания городов... Починяют крепости Кафы (теперь Феодосия) и окрестности ее, строят у Керчи крепости, на пристанях Черного моря готовят деревья для фрегатов». 


  Продолжение следует...


Comments 1