Часть 1.48. «...Разведывать накрепко о замыслах неприятельских...» Петр Первый


 Любая разведслужба, достаточно долго остающаяся вне контроля, начинает смотреть на закон как на свою вотчину. Артур Шлезингер, американский историк 

ОРГАНИЗАЦИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РУССКОЙ РАЗВЕДКИ В ИНОСТРАННЫХ ГОСУДАРСТВАХ

  Организация разведки в странах, с которыми Россия находилась длительное время в состоянии войны или в напряженных отношениях, представляет большой интерес для исследования. 

  

Деятельность русской разведки в Швеции

  Швеция к началу XVIII века занимала, кроме Скандинавского полуострова, Финляндию, Карелию, Ингерманландию, Эстляндию и Лифляндию, почти всю Померанию с крепостями Штеттин и Штральзунд, укрепленную Висмарскую гавань, герцогства Бременское и Верденское. Балтийское море было фактически шведским морем. В начале XVII века Швеция, пользуясь слабостью России, захватила берега Невы, отрезав России выход в Балтику. Шведский король Густав - Адольф самодовольно заявлял: «Русские совершенно отрезаны от Балтийского моря так, что они на волны его не могут спустить даже лодки». 

Для того времени Швеция была первоклассной военной державой. Ее армия, не знавшая поражений, считалась самой передовой армией Европы, а ее флот, господствуя на Балтике, соперничал с флотами морских держав - Англии, Голландии и Франции. В 1697 году королем Швеции стал 15 - летний Карл XII, представитель шведского дворянства, мечтавший о подвигах короля Густава - Адольфа и Александра Македонского. 

Вследствие напряженности шведско-русских отношений постоянной дипломатической связи между обеими странами не было. Только с началом царствования Петра I в Швецию был назначен постоянный дипломатический резидент - князь Андрей Хилков, отправившийся туда в 1700 году. Ему было поручено, помимо официальных обязанностей, тайно собирать сведения об отношениях Швеции с другими странами. Хилков прибыл в Швецию с уведомлением о скором прибытии туда посольства в составе князя Долгорукова, князя Шаховского и думного дьяка Л. Домнина. 

Миролюбивое дипломатическое выступление Петра было вполне целесообразным, так как из Турции доходили тревожные вести о неблагоприятном ходе русско-турецких мирных переговоров. Начинать же войну со Швецией при наличии войны с Турцией Петр, конечно, не мог. Но переговоры с турками увенчались успехом, и обещанное посольство к Карлу XII не было отправлено, а Хилков остался в Швеции резидентом. 

Интересен маршрут Хилкова. Из Пскова он прибыл в Нарву, тогда еще занятую шведами, и оттуда донес царю, что гарнизон ее состоит из 300 старых, слабых и больных солдат. Выехав весной, он не спешил добраться до Стокгольма, попутно собирая сведения о состоянии шведских гарнизонов в городах Прибалтики. Шведский король принял Хилкова не в Швеции, а в Дании, где он находился с лета 1699 года. 

В тот самый день, когда русские войска выступали в поход против Швеции (10 августа 1670 года), русский резидент Хилков был на аудиенции у Карла XII, который оказал ему дружественный и любезный прием. В этот же день дипломатической почтой из Петербурга был отправлен рескрипт царя, повелевавший Хилкову официально объявить Швеции войну «за многие их свейские неправды и за бесчестие, учиненное нашим царского величества великим и полномочный послам в Риге в прошлом 1697 году, которое касалось самой нашего царского величества персоны». Но Хилков не успел этого сделать, так как война уже началась. В сентябре приехавший в Стокгольм Хилков был заключен в тюрьму вместе с сотрудниками русской миссии. Казалось бы, что с арестом резидента должна была прекратиться и его разведывательная деятельность. Из Дании Хилков еще успел послать «ведомость» Петру, но в Швеции связь с Россией порвалась. Хилков старался восстановить эту связь во что бы то ни стало и к чести его, как русского разведчика, справился с этой задачей. Связь с Россией была установлена, и Петр непрерывно получал информацию о положении в Швеции в течение всей войны, несмотря на арест Хилкова. 

Хилкову помогали русские военнопленные во главе с генералом Вейде. Подробностей об организации разведывательной сети в Швеции установить пока не удалось, но косвенные данные говорят, что такая сеть была и работала неплохо. Не только от шведских агентов, работавших на русских тайных резидентов, но и непосредственно от Хилкова царь Петр получал разведывательные донесения. Из письма Шафирова от 10 сентября 1706 года мы узнаем следующее: «При сем же посылаю к вашему величеству списки с писем, писанных под буквою «В» от Андрея Измайлова, через почту последнюю полученные; и в Измайловых письмах приложены были письма от резидента князя Андрея Хилкова под буквою «Д», которые он, наняв тайно человека, прислал к нему в Дацкую землю».

Русскими агентами в Швеции являлись шведские купцы. Я.В. Брюс сообщал царю Петру 18 мая 1706 года из Нарвы, что прибывший туда датский купец Равенсберх донес о выходе в последних числах апреля из шведской крепости Карлскруны в Балтику 16 шведских военных кораблей. Равенсберх знал это «чрез корреспонденцию шведских торговых людей», с которыми он переписывался. Возможно, что эти купцы и не были агентами, но они давали русским сведения разведывательного порядка. Несмотря на войну, как шведские, так и датские купцы были заинтересованы в развитии торговли с Россией, тем более, что Петр I давал особо льготные условия всем торговым кораблям, прибывавшим в новые русские гавани на Балтике. А для купцов нажива была выше национальных интересов. 


  Продолжение следует...


Comments 1