Часть 1.43. «...Разведывать накрепко о замыслах неприятельских...» Петр Первый


 Политика нас берет силой, мы все погружены в нее, хотим мы того или нет. Ф. Мориа 

Отметим то новое, что внес Петр своими общими реформами в область разведки. 

До Петра в России была сильно развита нетерпимость к «поганцам - немцам» («немцами» назывались все иностранцы), и не то, что общаться с ними, а даже смотреть на них считалось «богопротивным делом». Широкое общение русских с иностранцами стало практиковаться только при Петре I. Первым подал пример сам Петр, устраивавший «ассамблеи» с участием иностранцев, на которых обязаны были присутствовать все придворные, офицеры и высшие чиновники с семьями. 

Русские дипломаты, находившиеся при европейских дворах, помимо встреч на различных официальных приемах, устраивали у себя дома балы и ассамблеи. Особенными мастерами такого рода встреч были барон Паткуль, граф Матвеев и князь Куракин. Они тратили большие средства на устройство балов по всевозможным случаям (местные праздники, русские праздники, знаменательные события и пр.). 

Современники - иностранцы отмечали в своих мемуарах, что хозяева таких ассамблей, в частности сам Петр, старались напоить иностранцев до потери способности следить за своими словами, а искусно подсаженный к ним русский разведчик легко направлял разговор на интересующую его тему и выведывал от иностранца такие вещи, о которых трезвый человек не мог даже помыслить рассказать кому - либо. Датский посланник Юстус Юль рассказывал, например, об особом искусстве в этом отношении Меншикова. По словам Юля, Меншиков умел пить, оставаясь трезвым, а когда его собеседник - иностранец пьянел, то Меншиков искусно выведывал у него то, что ему было нужно. 

Таким же путем русскому послу в Вене удалось в 1707 году узнать стратегический план дальнейшего ведения войны Карлом XII. Произошло это следующим образом. Русский посол в Вене граф Матвеев подкупил переводчика шведского посланника в Вене и при его помощи напоил посланника. В пьяном виде посланник выболтал секрет своего короля. 

Примером удачной работы методом осведомления может слупить деятельность одного из агентов князя Куракина - Томаса Бараллиона, засланного Куракиным в Швецию ко двору короля. Бараллион подробно осведомлял Куракина, а через него и Петра о самых секретных намерениях и шагах шведского королевского двора, так как он сумел поступить в шведскую армию, вошел в доверие к королю и находился в дружеских отношениях с его адъютантами. Петр I очень им дорожил. 

Приведенные примеры показывают методы наблюдения и осведомления, применявшиеся русскими разведчиками и агентами петровских времен. Применяли они и способ подслушивания, причем подслушивали сами и заставляли подслушивать приближенных тех лиц, которые обладала секретом. Особенно большими мастерами в этом отношении были Матвеев и Паткуль. 

Добывание документации также было одним из методов работы русских разведчиков эпохи Петра I. Чаще всего оно применялось в форме изъятия документов, снятия с них копий и возвращения документов обратно. Например, агент - иноземец Иван Тамес 13 июля 1720 года писал Петру письмо с извинением в промедлении доставки копии книги об английском адмиралтействе: «А что, всемилостивейший государь, переводу той книги учинилосъ замедление, и то ни для чего иного, токмо от тяжести в переводу разные наречия, в чем всемилостивейшего, государь, прошу милосердного пардона...» 

В 1718 году Я.В. Брюс долго «домогался» достать в Швеции один секретный документ - книгу инструкций для губернаторов. Наконец, один из его агентов достал эту книгу, Брюс перевел ее на русский язык и через того же агента возвратил на место. 

Изъятие документов и снятие с них копий было обычным методом работы Куракина в Голландии, Ганновере, Париже и Англии. Осуществлял он это через нанятых им агентов в соответствующих учреждениях. Ему удавалось доставать чертежи новых английских кораблей от тех инженеров английского адмиралтейства, которые их создавали. Иерусалимский патриарх Досифей доставал подлинники чертежей турецких крепостей для русского посла П.А. Толстого и по использовании возвращал их обратно. 

Так как фотографии в то время еще не было, то единственным средством представления планов военных объектов руководству, было их зарисовывание и вычерчивание. Петр I придавал большое значение обучению рисованию и черчению и заставлял всех своих помощников обучаться черчению проектов кораблей, оружия и крепостей. До нас дошел план дельты реки Дона, нарисованный Петром по памяти в бытность его у купца Вильде в Амстердаме в 1697 году. На нем Петр показал расположение своего лагеря, укрепления, захваченные у противника и усиленные русскими, мели, не дававшие возможности проходить кораблям, остров, на котором было расположено 40 орудий, уничтоживших турецкий флот, место расположения русского флота, прикрывавшего Азов с моря, Азовское море, реку Дон и город Азов. 

Заботясь об обороне юга от турок, Петр 24 июня 1706 года послал адмиралу Апраксину собственноручный чертеж плана укреплений Таганрога и его гавани. В письме к Меншикову 19 октября 1706 года Петр, сообщая военно-географические данные о Выборге, прилагал собственноручный чертеж, подчеркивая, что «мне зело досадно на тех, которые в соседех живут без отлучки, а того не сведали». Петр имел в виду, что если бы офицеры русских войск, стоявших здесь продолжительное время, сообщили эти данные раньше, можно было бы лучше использовать галерный флот. 


  Продолжение следует...    


Comments 1