Часть 1.34. «...Разведывать накрепко о замыслах неприятельских...» Петр Первый


 Мы не отступаем - мы наступаем в другом направлении.  Дуглас Макартур 

Иногда послы, помимо отправления почты обычным порядком, посылали и получали почту еще и на имя какого-либо надежного лица, «чистого» от подозрений противника. Матвеев писал Головкину 11 апреля 1707 года из Гааги: «От сего времени все письма мои отправлять чрез почты прикажите под имянем Амстердамского жителя Ивана фон-дер-Бурга, который ныне надзирателем есть государевых матрозов. Он будет знать, куды в Англию ко мне те письма отсылать, и я также буду под его имянем надлежащие до вашего превосходительства свои из Англии отправлять; чрез него надежно». 

Приведем еще один пример связи в русской разведке за рубежом между официальный: русскими резидентами - князем Куракиным в Гааге и Волковым в Париже, только что приехавшим туда из Москвы, где он работал секретарем Посольского приказа.

В 1711 году Куракин писал Волкову: «Азбука, которая от двора дана, та и у меня есть (азбука давалась каждому послу своя, Куракин же, руководивший работой всех русских дипломатов и разведчиков за границей, пользовался особой привилегией и имел шифры других послов), и по той будете продолжать писать ко двору. Но ныне при сем вновь иную посылаю, для того, что некоторое нужды буду в цифири я сам разбирать и писать, чтоб по сей мне было способней делать, нежели по той, и новую при сем прилагаю. 

Прошу сделать - какой иной себе адрес, под которым бы я мог посылать ваши письма, и чтоб вернее могли доходить. На мой адрес фальшивый прилагаю. Однако, почты две или три прошу ко мне вдвое письма посылать, - одно под одним властным именем, а другое - под фальшивым, для того что будет из тех верно которое доходить, то и употреблять». 

Из этого письма видно, что русские послы пользовались своими шифрами для того, чтобы должностные лица их аппарата, знавшие официальный правительственный шифр, не могли знать важнейших секретов. Следует отметить также наличие псевдонимов и фальшивых адресов, которыми послы пользовались в системе связи. 

По приведенным документам можно установить, что связь в агентурной разведке Петра I получила сравнительно с предшествующим историческим периодом значительное развитие, хотя организация связи и сопровождалась большими трудностями. 

Трудности создавались прежде всего недостатком проверенных кадров агентов - связников, которыми на первых порах, как правило, были иностранцы. Постепенно этому делу обучились и русские. Выше было упомянуто только имя «Калуженина» - Колесникова, но можно указать еще Островского и других, менее известных агентов - маршрутников и связников, работавших на протяжении более десятилетия и знавших европейские языки. 

Агенты - связники довольно успешно преодолевали зону театра военных действии. Несмотря на временную изоляцию России от Запада в 1706 году, когда войска Карла XII оккупировали Польшу, русская разведка сумела создать вблизи этой оккупированной территории три нелегальных почтовых центра (Бреславль, Кенигсберг и Копенгаген), откуда посылались агенты - маршрутники с нелегальной почтой. Эти почтовые магистрали функционировали непрерывно и обеспечивали доставку писем адресатам в оба конца. 

Организация связи русских резидентов для взаимной информации также является нововведением. Но самым важным и новым в руководстве русской дипломатией и агентурной разведкой является создание в Западной Европе особого центра, объединявшего деятельность всех русских дипломатов и созданных ими резидентур. Во главе этого центра Петр I поставил одного из наиболее подготовленных и преданных ему работников - князя Б.И. Куракина. В дипломатической и разведывательной работе первой четверти XVIII века, когда России приходилось вести борьбу один на один с Швецией, обладавшей самой сильной армией в Европе, создание такого центра в Западной Европе было важным и очень дальновидным мероприятием Петра I. 

Связь в агентурной разведке Петра I отвечала основным требованиям в отношении надежности и непрерывности. Судя по документам, за непрерывностью связи постоянно наблюдали руководители разведки. Осуществлялась же связь не только сверху вниз, но и снизу вверх. Организационно она была довольно простой и удобной для пользования. Как сам Петр, так и его помощники требовали непременного соблюдения секретности переписки и маскировки ее доступными для того времени средствами. 

Формы связи, которые можно установить по архивным документам и мемуарам, сводятся к следующему: агент - связник (осуществлявший через «почтовый ящик» связь между резидентами и агентами, а также между резидентами и Центром), личные встречи резидента с агентами на различных балах или приемах, конспиративный адрес и почта. 


  Продолжение следует...


Comments 1