Часть 1.23. «...Разведывать накрепко о замыслах неприятельских...» Петр Первый


 Всякий русский в глубине души не любит ни одного иностранца.  Екатерина II Великая, (1729–1796), Императрица 

Солдаты и офицеры русской армии выполняли обязанности разведчиков по долгу службы, как боевое задание. Они назывались в отличие от «шпегов» старым русским словом «лазутчик», с которым ассоциировалось представление об удальстве, храбрости, воинской доблести и хитрости. Если бы лазутчика назвали «шпегом», для него это было бы кровной обидой.

Примером действий лазутчика может служить геройский поступок гвардии Преображенского полка поручика Яковлева, которые переодевшись польским крестьянином, пробрался через расположение шведских войск в город Гродно, где были окружены русские войска, и доставил фельдмаршалу Огильви собственноручный приказ Петра о выходе русских войск из Гродно, что и было осуществлено без всяких потерь. 

Выше уже говорилось, что некоторые русские офицеры, находясь в плену у шведов, вели там разведывательную работу. Примером может служить подвиг русского патриота подполковника Юрлова. После того, как он попал в плен под Hapвой, его вместе с другими русскими пленными поместили в тюрьму в Старом Санжарове. В 1702 году, несмотря на строгий тюремный режим, он завербовал нескольких местных жителей, которые согласились доставить русскому командованию сведения о положении в городе, о малочисленности его гарнизона и о том, что главное командование шведской армии не сможет быстро оказать помощь санжаровскому гарнизону в случае внезапного нападения русских на этот город. Разведчики Юрлова доставили эти сведения Петру и он приказал генерал - поручику Гейншину направиться с отрядом драгун к Старому Санжарову. При появлении русского отряда в виду города Юрлов поднял всех пленных и местных жителей на восстание, и в результате шведский гарнизон совместными усилиями был разгромлен и город освобожден. Подполковник Юрлов получил от Петра награду и был произведен в полковники. 

В числе агентов были и русские священники. В 1702 году в городе Олонце активно действовал в качестве лазутчика священник («поп», как писалось в архивных документах) Иван Окулов. Помимо передачи русским офицерам донесений о неприятеле, он активно действовал как руководитель партизанского отряда из собранных им «охочих людей». 

Агенты, именовавшиеся «шпегами», или «шпигами», лазутчики и перебежчики использовались в тактическое разведке. Но многие из агентов, завербованных на выполнение отдельных заданий тактической разведки, становились впоследствии постоянными агентами стратегической разведки и посылались далеко в глубокий тыл противника. 

Агенты стратегической разведки во времена Петра I не назывались «шпегами», то есть шпионами. Для обозначения их даже в шифрованной переписке употреблялись наименования «доброхот», «приятель», «персона известная» и тому подобное. 

Некоторые из этих агентов были действительно доброхотами и друзьями России и русских; они работали не за деньги, а из личных симпатий к русскому резиденту или к самому Петру. Таким был бургомистр города Амстердама Витзен. Личное знакомство с Петром позволило ему установить с ним постоянную приятельскую переписку. Занимая в Голландии независимое положение, он стал сообщать Петру сведения о происках его противников, особенно шведских и Французских дипломатов. Петр посылал ему за это подарки и свои заверения в дружбе и признательности, что очень льстило бургомистру. Позднее, когда голландские представители в Турции стали мешать деятельности русского посла П.А. Толстого, Витзен добился того, что они прекратили свои враждебные действия. Многие голландские купцы по рекомендации Витзена, несмотря на военное время, развернули торговлю с Россией, получили от России большие льготы и за это выполняли поручения разведывательного характера. Многие из них не занимались добыванием сведений, а выполняли менее опасную роль «почтового ящика». 

Одним из видов вербовки агентов стратегической разведки была вербовка на религиозной основе. Примером является привлечение к разведывательной работе иерусалимского патриарха Досифея и других деятелей православной церкви, проживавших в пределах Оттоманской империи. Русская православная церковь подчинялась иерусалимскому патриарху и последний обязан был руководить ее деятельностью лично или через своих подчиненных, приезжать в Россию и поддерживать переписку с московским патриархом. От таких агентов не нужно было требовать какой - либо присяги или расписки в том, что они верой и правдой будут служить России, так как они работали на русскую разведку по доброй воле, хотя и не отказывались от оплаты своих трудов в виде ежегодной «милостыни» в несколько десятков тысяч рублей. Кроме денег, такие агенты получали подарки «мягкой рухлядью» (ценными мехами), камкой, парчей, ризами, сосудами и драгоценными камнями для храмов. 


  Продолжение следует...    


Comments 1