Часть 1.21. «...Разведывать накрепко о замыслах неприятельских...» Петр Первый


  Стоило только когда-либо какой-нибудь европейской армии претендовать на звание первой в мире, как всякий раз на своем победном пути она встречала неунывающие русские полки - и становилась второй в мире. Вот основной вывод нашей военной истории. Так было, и так будет.  А.А. Керсновский 

В состав агентуры входили следующие категории работников: резиденты, агенты - источники, агенты - связники и обслуживающий их персонал . 

Среди агентов - источников были агенты - наблюдатели, дававшие секретные сведения на основании личных наблюдений. Это был самый распространенный тип агента в тогдашней разведке. За ним следовали агенты - осведомители, среди которых было много переводчиков русского языка при дворах Западной Европы, например Стилла - Швейковский при венском дворе «цесаря». 

Небольшую по численности группу составляли агенты, занимавшиеся добыванием или копированием документов. 

Часто бывало, что один агент выполнял одновременно несколько агентурных функций. К такого рода агентам надо отнести Томаса Бараллиона, работавшего продолжительное время при шведском дворе.

Были такие агенты, которых можно назвать маршрутниками и связниками. Агент - маршрутник выполнял специальные задания Петра на определенной маршруте, например, секретарь английского посольства в Москве, ездивший из Москвы в Дрезден и обратно для выяснения дислокации войск Карла XII в Польше и Саксонии в 1707 году. Агенты - связники часто выполняли обязанности нелегальных курьеров. Таковыми часто бывали иностранные купцы (голландцы и англичане), имевшие возможность проезжать по территории, оккупированной шведами, и устанавливать там связь с отдельными агентами и резидентами русской разведки. 

Кроме действующей сети агентов, создавалась и резервная сеть. Во время вторжения шведов на русскую землю попам и старостам, остававшимся на оккупированной шведами территории, поручалось «под потерянием живота» следить и «розведоватъ» противника и «все его поведения» и давать о том «вести знаемым людям», то есть оставленным в тылу шведов русским резидентам. 

Места встреч агентов (которые мы сейчас называем «конспиративными квартирами») существовали в русской агентурной разведке, хотя в документах того времени они так не назывались. В разведывательной переписке такие квартиры назывались в те времена просто по имени их хозяев, а когда их нельзя было называть, то квартира именовалась «знаемой дом нашего доброхота» или как - либо в этом роде. Местами, где встречались русские разведчики и агенты, являлись чаще всего квартиры иностранных купцов, торговавших с Россией. Помещения голландских и английских торговых фирм в Стокгольме, Любеке, Амстердаме, Лондоне и других городах служили передаточными пунктами и одновременно конспиративными адресами, куда поступала нелегальная корреспонденция. 

По характеру деятельности все русские резидентуры в странах Западной Европы были смешанными, так как они занимались не только добыванием разведывательных сведений и документов по заданиям Центре, но и всеми видами агентурной работы - вербовали и легализовали агентов, давали им аттестации для Центра, направляли их на выполнение заданий, а также держали постоянную связь со всей сетью и с руководством. Были и резидентуры, только добывающие материал, но их было мало (в Англии и в Швеции). 


  Продолжение следует...    


Comments 2