Часть 1.18. «...Разведывать накрепко о замыслах неприятельских...» Петр Первый



Следует исходить из того, что лишь пять процентов данных разведки окажутся точными. Одно из качеств хорошего командира — умение выделить эти пять процентов.
Дуглас Макартур

Действительно, положение русских представителей за границей в правовом отношении было чрезвычайно затруднительным, а вследствие этого затруднялась их деятельность, как дипломатическая, так и разведывательная. Мысль такого выдающегося дипломата и разведчика, каким был Матвеев, об уравнении прав русских дипломатов с иностранными была своевременной, но практическое разрешение она нашла лишь спустя много лет после создания Коллегии иностранных дел. Правда, царь Петр вскоре после Полтавской победы, 16 июля 1709 года, издал указ об установлении новых титулов для руководителей Посольского приказа: «Велено писаться постельничему и канцлеру графу Гаврилу Ивановичу Головкину канцлером, а тайному секретарю Петру Павловичу Шафирову — подканцлером». Но это касалось лишь руководства, а остальные русские дипломаты за рубежом продолжали числиться по своим старым титулам, вроде «наместника», которые не являлись аналогичными дипломатическим рангам, принятым в европейских странах.  

Разработка положения о Коллегии иностранных дел началась вскоре после выхода указа, но шла медленно. Еще в 1715 году в заметке Петра I о государственных коллегиях стоит запись: «Канцелярия иностранных дел», а в конце ее: «О коллегиях к соображению».  

Только через пять лет, 13 декабря 1720 года, был издан закон под названием «Определение Коллегии иностранных дел», который юридически положил конец существованию Посольского приказа. По этому закону были назначены: президентом Коллегии — канцлер граф Головкин; вице-президентом — вице-канцлер барон Шафиров, советникам тайной канцелярии — Остерман и Степанов, и определен штат сотрудников Коллегии.  

В «Определении Коллегии Иностранных дел» для работы Коллегии был установлен особый «аппартамент», где должно быть сосредоточено все делопроизводство, и было запрещено всякие дела «по дворам волочить», как это бывало в прошлом. Составлена была подробная инструкция, регламентировавшая обязанности каждого работника Коллегии вплоть до самого низшего.  

Инструкция, или, как она называлась, «Стат Иностранной Коллегии», является большим шагом вперед. В ней подчеркивалось, что каждый секретарь и переводчик производит переводы в Коллегии на своей месте и хранит переведенное в запирающемся ящике, чтобы данное дело «просто не лежало». Здесь подчеркивается необходимость соблюдения секретности.  

В этот период налажено было и дело подготовки дипломатических кадров, и особенно переводчиков. При Коллегии иностранных дел была создана школа под руководством переводчика Шевикса, находящегося на содержании Коллегии. Учеников в эту школу принимал секретарь иностранной экспедиции. После уроков приказано было учеников «заставлять что ненужное и не секретное ради вящего обучения писать и переводить».  

Наконец, внутри Коллегии иностранных дел все дела по различным странам были распределены между определенными отделами, или, как тогда называли” «повытьями». Таких повытий было определено четыре.  

Мы подробно остановились на реорганизации Посольского приказа в Коллегию иностранных дел потому, что после Полтавской битвы и Прутского похода задачи стратегической разведки почти целиком легли на плечи дипломатических работников. В новых условиях, когда Россия благодаря победам заняла видное место в Европе, разведке также надо было работать по-новому. Поэтому во всех областях, особенно в области связи агентов со своим резидентом, были произведены изменения к лучшему.  

Существует мнение, довольно распространенное, что Петр в своих реформах слепо подражал всему иностранному, в особенности немецкому. С этим никак нельзя согласиться. Вот пример, опровергающий это мнение. 

После Прутского похода, находясь на водах в Карлсбаде, Петр I встретился с русским послом при венском дворе фон Урбихом. Последний, жалуясь на подозрительность и недоверие царя к иностранцам и, очевидно, имея в виду себя, рассказал, что в Австрии удивлены увольнением с русской службы иностранных, особенно немецких, офицеров и дипломатических работников, хотя русские еще не научились военному искусству и дипломатии. На это Петр со свойственной ему прямотой ответил, что уже подготовлены свои, русские работники, которые вполне заменят чужеземцев.  

Хотя иностранцы, поступившие на русскую службу, приносили присягу, но Петр им не очень доверял и по возможности заменял их русскими или же приставлял к ним для тщательной слежки русских агентов. Так, в 1712 году в Вене к тому же фон Урбиху был прикомандирован генерал-адъютант Нарышкин со следующим наказом: «Быть ему вместе с Урбихом на конференциях с цесарскими министрами и смотреть накрепко, чтоб барон Урбих трудился по данной ему инструкции привести дело к окончанию».    


  Продолжение следует...    


Comments 2