Часть 1.06. «...Разведывать накрепко о замыслах неприятельских...» Петр Первый


За признание — прощение, за утайку — нет помилования. Лучше грех явный, нежели тайный. Петр Первый

 

Путешествуя за границей, Петр вел деятельную переписку со всеми русскими послами и официальными резидентами при европейских дворах. По этой переписке, как и по переписке с Москвой, можно судить о его активном руководстве как политикой, так и разведывательной деятельностью всех звеньев государственного аппарата.  

Петр уже не дает в своих наказах наставлений "искать промысла в делах, как бог вразумит". Он уже прекрасно разбирается в сложной международной обстановке в Европе конца ХVII века и сообразно этому направляет деятельность разведки, давая своим резидентам конкретные до мелочей наказы.  

В качестве примера приведем петровский наказ капитану Лефортова полка Григорию Островскому от 2 октября 1697 года. Островский следовал с "Великим посольством" в качестве толмача (переводчика) латинского, итальянского и польского языков. Наказ был составлен посольством и отредактирован самим Петром. В наказе Островскому предписывалось отправиться в славянские земли для найма офицеров и матросов. Но этот наказ — не только командировочное удостоверение на право вербовки наемников для русского флота, это вместе с тем и разведывательная инструкция.  

Островский, отправившись из Гааги, должен был в точности разведать: каким путем ближе и удобнее ехать "до славенской или до словацкой или до шклявонской земель", точно отмечая при этом, через какие государства и города он будет проезжать, обозначая в верстах или в милях расстояния между городами, собирая сведения о качестве дорог, о наличии там продовольствия, подвод и фуража. По мысли Петра, эти сведения могли пригодиться русским послам и разведчикам при их последующих поездках.  

По прибытии в "шклявонскую землю" Островскому предписывалось разведать: "под каким она государем, много ли в ней городов и знатных мест, многолюдна ль она и какие в ней люди: служилые ль, или купецкие, или пахотные и каких чинов больше... есть ли в ней капитаны, порутчики, шкиперы, боцманы, штурманы и матросы, раньше служившие и теперь служащие на военных судах, каторгах или на купеческих кораблях; разведать также о характере их службы, на каких судах они ее несут".  

Все эти сведения, согласно наказу, Островский должен был добывать путем расспросов "знатных начальных людей", беря у них одновременно и письменные сведения. Кроме того, он должен был узнать о наличии в этой стране адмиралов и если таковые окажутся, то записать их имена. 

Островский обязан был собрать сведения и о языке страны: "тот вышепомянутой славенской народ славенской - ли язык употребляет и мочно-ль с ними русскому человеку о всем говорить и разуметь". Дано было также указание привезти с собой в Амстердам одного славянина для изучения их языка, уговорясь с ним о помесячной оплате. Далее предлагалось узнать, далеко ли от славенской земли находится Венеция, "на которые места и чрез чьи земли и городы туда путь" и сколько до нее миль расстояния или дней пути. Наказ предусматривал, что если язык этой страны для русских будет непонятен и нужных офицеров там нет, то Островскому направиться в Венецию, где разведать о количестве офицеров, знающих славянский и другие языки, об их желании поехать на службу в Россию и какую они "похвалу в воинских и морских делах имеют" (то есть, аттестацию). 

Все это Островский должен был подробно записать, а записи представить по возвращении в Амстердам Петру I.  

Конечно, теперь такой наказ вызывает улыбку, так как часть требуемых в наказе сведений можно получить из учебника географии Западной Европы. Но в те времена таких учебников не существовало. 4 сентября 1697 года по приказу Петра в Амстердаме была куплена "Для знания путей книга - атлас со описанием и с чертежами всех государств". Но, видимо, этот атлас не удовлетворил Петра, да и найти в нем конкретные ответы на поставленные в наказе вопросы было нельзя.  

Во всяком случае, наказ Островскому свидетельствует о том, что Петр стремился подобрать офицеров родственной русскому народу славянской национальности. Видимо, под "Шклявонией" имелась в виду Хорватия, но, возможно, и Рагуза (Дубровник), как расположенная, по мысли Петра, где-то недалеко от Венеции. 

Особенно характерными для Петра являются разведывательные вопросы наказа. Сам Петр всегда носил с собой записную книжку, куда заносил все, что его интересовало. Сохранившиеся в небольшом количестве, эти книжки, хранящиеся  в фонде Кабинета Петра I чают нам возможность хотя бы отчасти восстановить записи за разные годы.  

В книжке № 2 к разведке относятся следующие листы:   

- лист 5 "О расположении одного полку" и лист 10 "Чтоб оказии достойны посылать всюды, приказать в коллегии иностранных дел одному". На листе 5 речь идет о стоящем на границе с Финляндией полку, на офицеров которого была возложена задача разведки мероприятий шведского командования путем наблюдения. 

- запись на листе 10 указывает на стремление упорядочить деятельность дипломатической разведки. Дело в том, что посылка разведчиков за границу производилась разными лицами, вследствие чего возникала путаница и в обеспечении этих людей и в руководстве ими. Петр впоследствии устранил это. Видимо, запись на листе 10 и является изложением его мысли, так как по времени она совпадает с мероприятиями, проведенными в Коллегии иностранных дел.  

По возвращении из первого заграничного путешествия Петр начал перестройку государственного аппарата. В ходе этом перестройки были созданы органы для руководства дипломатической и разведывательной деятельностью государства.  

Разведывательной и контрразведывательной деятельностью Петр руководил лично. Не было мало - мальски значительного события в этой области, чтобы Петр не вмешался в него. Для этого он и создал ряд учреждений, которые одновременно со своей основной работой занимались по его указанию и разведкой. Рассмотрим главные из них.      

Продолжение следует...


Comments 3