0.44. …уважаемая иранская нация является поистине чрезвычайно важным фактором в общем балансе на Востоке. – Ататюрк


 Кто в молодости не был радикалом — у того нет сердца, кто в зрелости не стал консерватором — у того нет ума. Уинстон Черчилль

Иран возлагает определенные надежды на формирование устойчивых военно-технических связей с Белоруссией. Вопросы ВТС между странами обсуждались в ходе двухсторонних визитов в Тегеран и в Минск высшего военного и государственного руководства обеих стран. По итогам переговоров стороны подписали протокол о намерениях на уровне министров обороны ИРИ и РБ. Особый интерес для иранцев представляет военно-промышленный комплекс Белоруссии, включая значительный потенциал электронной промышленности, производства средств связи, высокоточной оптики, а также наличие мощной ремонтной базы авиационной и бронетанковой техники. 

В условиях жесткого нажима на Пекин со стороны США, Иран пытается сохранить военно-технические связи с Китаем на прежнем уровне. С помощью китайцев специалисты иранских ВВС восстановили и поставили в строй воздушный командный пункт на базе самолета Ил-76, перелетевшего в 1991 году в Иран из Ирака. Что касается связей в авиационной области, то примечателен факт обнаружения иностранными журналистами на учениях ВВС Армии и КСИР самолетов F-10 («Цзян»-10, типа «Еврофайтер») и F-11 («Цзян»-11, типа Су-27). Специалисты считают этот факт маловероятным, но достоверно известно, что китайцы предлагают подобные самолеты, а также вертолетную технику, ЗРС, БЛА и БТТ на продажу иностранным клиентам.

Кроме того, иранцы заинтересованы в закупке у КНР противокорабельных ракет средней и большой дальности с целью наращивания системы береговой обороны в Персидском заливе и оснащения строящихся надводных кораблей. Китайцы, по результатам действий комиссии «Гор-Черномырдин» взамен ДЭПЛ проекта 877ЭКМ российского производства предлагали иранской стороне свои ДЭПЛ класса «Сонг». Но они, по оценкам специалистов, оказались, хотя и дешевыми, но малопригодными в эксплуатации в акватории Персидского залива из-за повышенной соленности воды.

Особый интерес у Ирана вызывают китайские технологии производства твердого ракетного топлива, которые Тегеран хотел бы использовать в собственных разработках баллистических ракет. 

Вместе с тем, в последнее время отмечается явное снижение количества визитов китайских военных делегаций в Иран и объемов поставок специмущества. Однако, наиболее вероятно, что, несмотря на нажим США, Китай в перспективе будет постепенно расширять осуществление новых широкомасштабных программ ВТС с Ираном. Как представляется, ирано-китайское ВТС на нынешнем этапе переходит из разряда официального в неофициальный.

Основу военно-технического сотрудничества Ирана с КНДР составляет ракетная тематика. В соответствии с межправительственным соглашением 1992 г. Северная Корея поставляла Ирану баллистические ракеты типа «Нодонг», а также необходимое оборудование и технологии для их сборки в ИРИ. По нашей оценке, при создании иранцами БРСД «Шехаб-3» (1300 км.) были использованы технологии, применяемые в северокорейских «Но-Донг-1», «Но-Донг-2» и «Топ-То-Донг». Кроме того, Северная Корея поставила Ирану партию танков Тип-69 и Т-62, а также 170-мм САУ М-1970. 

В отношении ракетно-ядерной и космической программ Ирана КНДР принимает непосредственное участие. По некоторым оценкам, ядерные испытаны в Северной Корее проходят на корейской технологической и материальной базе, но на средства Тегерана. То же самое можно сказать о ракетных и космических разработках.

В отношениях с Арменией, Туркменией, Таджикистаном вопросы ВТС рассматриваются Тегераном в рамках общей направленности военно-политического курса ИРИ на данном направлении. Стремясь к укреплению своих политических и экономических позиций в упомянутых странах, Иран демонстрирует готовность к налаживанию ВТС в ними, предлагая на экспорт некоторые виды ВВТ иранского производства (стрелковое оружие и боеприпасы, минометы, реактивные системы залпового огня (РСЗО), снаряжение и другое имущество. Учитывая ограниченные валютно-финансовые возможности и незначительные потребности вооруженных сил упомянутых стран, наиболее вероятно, что и в дальнейшем ВТС Ирана с ними будет ограничиваться, как правило, осуществлением отдельных мелких сделок. 

В силу специфики политических отношений Ирана с Азербайджаном, Грузией, Казахстаном и Узбекистаном, формирующихся во многом под влиянием проамериканского курса высшего руководства этих государств, вполне естественно, что и военно-технические связи не имеют на сегодняшний день реальной почвы для развития. Так, например, до 1997 г. иранская сторона предпринимали попытки налаживания ВТС с Грузией в области приобретения боевых самолетов Су-25, собираемых на Тбилисском авиационном производственном объединении. Однако, из-за проблем политического и экономического плана такое сотрудничество не получило продолжения. Хотя по оценкам аналитиков именно грузинское руководство продало Ирану штурмовики Су-25 и учебные машины Су-25УБ.

Наряду с этим, отмечены случаи, когда иранцы используют различные коммерческие структуры стран СНГ в качестве посредников для приобретения вооружений, запасных частей, стратегического сырья и материалов. Так, через азербайджанских посредников иранцы пытались импортировать партию высококачественной легированной стали, используемой в военном производстве, по заказу Организации оборонной промышленности ИРИ. 

Рекламируемые Ираном новые подводные ракеты и высокоточные помехоустойчивые ракеты-торпеды и торпеды-ракеты, ракетно-бомбовые комплексы, по мнению специалистов в области морского вооружения, ни что иное, как советские разработки «брошенные» ельцинским режимом на произвол судьбы на бывшей научно-исследовательской базе на озере Иссык-Куль в Киргизии.

Руководству Узбекистана Тегеран неоднократно предлагал приобрести у Ташкента танковые бронекорпуса и башни по цене металлолома (без двигателей, трансмиссий, орудия, средств связи и СУО), а также снятые с вооружения вертолеты Ми-8 и Ми-24.


  Продолжение следует...


Comments 2