0.57 ...не нужен нам берег турецкий...



 Государственный строй губит скорее алчность богатых, нежели простого народа.  Аристотель, (384–322 гг. до н. э.), древнегреческий ученый, философ, ученик Платона и наставник Александра Македонского 

Транспортировка углеводородов

Контролируя важнейшие морские и сухопутные маршруты поставок нефти и газа, Турция стремится стать стратегическим энергетическим транзитным узлом Европы и Азии, замкнуть на себя как можно больше проектов, которые находятся в эпицентре жесткой геополитической борьбы ведущих мировых игроков и поэтому имеют конкурентные варианты.

Примером такой борьбы за влияние стал крупнейший региональный трубопроводный проект Баку-Тбилиси-Джейхан (альтернатива российскому нефтепроводу Баку-Новороссийск) для транспортировки нефти из Азербайджана (а в перспективе и Казахстана) на мировые энергетические рынки. Геополитический фактор значительно преобладал над экономическими расчетами в этом проекте. Но его жестко лоббировали США, поскольку это позволяло им значительно усилить свое экономическое и политическое влияние в Каспийском и Кавказском регионах.

Благоприятная конъюнктура цен на углеводороды в начале 2000-х годов позволила завершить строительство в короткие сроки, и в 2005 г. трубопровод был пущен в эксплуатацию. Кроме того, был построен нефтепровод Киркук-Джейхан (из Ирака) мощностью до 68 млн. т в год, и таким образом порт Джейхан стал важнейшим энергетическим узлом региона, а в будущем здесь планируется также строительство завода по сжижению газа.

Альтернативой проекту строительства нефтепровода Бургас-Александруполис в обход турецких проливов, который, несмотря на его экономическую нецелесообразность, Россия поддерживала на протяжении многих лет, являлся проект Самсун-Джейхан. Когда стало очевидным, что «греческий маршрут» не будет реализован, Россия присоединилась к проекту Самсун-Джейхан (Трансанатолийский трубопровод - ТАРСО) и теперь по нефтепроводу будет транспортироваться и российская, и казахская нефть.

Однако, более значимую, чем нефтепроводы, роль играют в регионе газотранспортные транзитные проекты, поскольку по прогнозам спрос на газ на европейском рынке будет только увеличиваться.

Первые поставки природного газа в Турцию из СССР начались еще в 1987 г. через территорию Украины, Молдавии, Румынии и Болгарии по специально построенному Трансбалканскому газопроводу (так называемый «западный маршрут»). С 2003 г. поставки осуществляются также по морскому газопроводу «Голубой поток» (проектная мощность 16 млрд. куб. м газа в год). Это уникальное газотранспортное сооружение: самый глубоководный трубопровод в мире, проложенный на глубинах до 2200 м (что на треть превышает глубины известных подводных трубопроводов) в условиях агрессивной сероводородной среды. Этот проект позволил избежать транзита газа через территорию Украины, минимизировав транзитные риски, и, хотя в существовавших тогда условиях он был экономически неэффективен, его стратегическое значение только прирастает.

В центре современной геополитической игры в настоящее время находится и важнейшая пара конкурирующих проектов - «Южный поток» и «Набукко». Проекты дублируют друг друга: похожие маршруты, нацеленность на европейский рынок, неопределенность сырьевой базы и необходимость привлечения нескольких поставщиков для заполнения трубы. Кроме того, практически все страны, по территории которых могут пройти маршруты альтернативных трубопроводов (Греция, Сербия, Венгрия, Болгария, Австрия и др.), оказывают поддержку или дают согласие на прокладку то одному, то другому проекту.

Инициированный Россией международный проект «Южный поток» предполагал строительство газопровода из Новороссийска по дну Черного моря до Варны (Болгария), где должен был разделиться на две ветки: одна - в Италию и Грецию, а другая - в Венгрию и Австрию до австрийского города Баумгартен, где находится Центрально-европейский газовый хаб (крупнейшая площадка по торговле, хранению и сбыту газа). Цель строительства «Южного потока» - диверсификация маршрутов экспортных поставок российского газа и избежание транзита через территорию Украины. Проектная мощность трубопровода 63 млрд. куб. м газа в год, общая стоимость оценивается в 15,5 млрд. евро, а ввод в эксплуатацию первой нитки запланирован на конец 2015 г. Межправительственные соглашения для реализации сухопутной части проекта уже подписаны с Австрией, Болгарией, Венгрией, Грецией, Сербией, Словенией и Хорватией. Разрешение Турции на строительство в ее эксклюзивной экономической зоне морской части «Южного потока» получено Россией в декабре 2011 г. Однако в связи с принятием экономических санкций против России и отказом строительства наземной трассы по территории Болгарии «Южный поток» был перенацелен на Турцию и получил название «Турецкий поток» с сохранением (в принципе) конечных задач.

Проектом «Набукко» предусматривалось, что первая очередь (длина 2 тыс. км, мощность 8 млрд. куб. м газа в год) должна протянуться от Анкары до австрийского Баумгартена. Строительство предполагалось начать в 2010 г., а первый газ должен был поступить в Австрию в 2013 г. Вторая очередь (мощность 31 млрд. куб. м газа в год), строительство которой планировалось начать в 2013 г., должна была соединить Анкару с Ираном и Грузией.

Идея «Набукко» изначально лоббировалась ЕС, США и Турцией. При этом Евросоюз присвоил этому проекту, в отличие от «Южного потока», статус TEN (Trans-European Network), что существенно облегчает проведение переговоров, привлечение финансирования и страхование проектных рисков. Значительную поддержку проекту оказывает Австрия, игравшая значительную роль в переговорах Евросоюза с Азербайджаном, Туркменистаном и Узбекистаном, которые в будущем могли бы наполнять трубопровод «Набукко» газом. Однако эксперты сомневаются в том, что Азербайджан будет готов к 2014 г. добывать достаточно газа, чтобы заполнить трубопровод. Перспективы же поставок газа из Туркменистана в Азербайджан, что потребует сооружения трубопровода по дну Каспийского моря, осложняются неурегулированностью юридического статуса Каспия и резко отрицательной позицией России по этому вопросу («Газпром» пытается любыми средствами удержать каспийский газ в зоне своего влияния).

Хотя Иран, располагающий достаточными запасами и масштабами добычи природного газа, был бы, судя по всему, готов к поддержке проекта, связывая поставки в рамках «Набукко» со смягчением политики ЕС в отношении иранской ядерной программы, однако говорить о гарантированных поставках газа для проекта «Набукко» пока не приходится.

С экономической точки зрения, транспортировка природного газа по «Набукко» является недостаточно эффективной, поскольку газ будет стоить слишком дорого, и, следовательно, сжиженный природный газ может составить ему реальную конкуренцию на европейском рынке. Тем более, что в ЕС к настоящему времени построено уже достаточно заводов по регазификации, а европейская газотранспортная инфраструктура весьма развита.

Тем не менее, все проекты, связанные с созданием газотранспортной инфраструктуры, имеют стратегическое значение для обеспечения энергетической безопасности Европейского Союза, который стремится диверсифицировать поставщиков газа и избавиться от жесткой зависимости, как от российского газа, так и от российского посредничества в поставках центрально-азиатского газа. Задача России, в свою очередь, - по крайней мере, сохранить свою долю на газовом рынке Европы, укрепить позиции лидера по поставкам углеводородов на европейский рынок и контролировать поставки газа из Туркменистана, Казахстана, Узбекистана.

Турция, таким образом, становится сильным геополитическим игроком, непосредственно связанным с важнейшими маршрутами поставок нефти и газа на европейский и другие энергетические рынки. Анкара весьма успешно воплощает политику балансирования между рынками- потребителями энергоресурсов и странами-экспортерами, получая для себя существенные выгоды и возможность усиления своей позиции не только в области энергетики и экономики, но и во внешней политике.

Совершенствование ВПК Турции осуществляется за счет реализации программ по созданию новых образцов вооружений и военной техники, а также по модернизации состоящей на вооружении техники. Основными путями повышения боевых возможностей формирований ВС в настоящее время являются оснащение войск новым вооружением и его модернизация, изменение организационно-штатной структуры подразделений и повышения их мобильности. На проведение этих мероприятий, по предварительным оценкам, потребуется около 60 млрд. долларов. До конца 2017 года на совершенствование ВС Турции предполагается израсходовать до 10 млрд. долларов. Основные работы предусматривается выполнить на предприятиях ВПК страны. Источниками финансирования являются военный бюджет, национальные и международные фонды, а также средства, поступающие от граждан в виде компенсации за освобождение от военной службы. Так, к примеру, расходная часть бюджета на 2013 год составила 24,64 млрд. долларов. Ассигнования, выделяемые силовым министерствам и ведомствам, распределяются следующим образом: министерство национальной обороны (MHO) - 11,3 млрд. долларов; МВД – 1,6 млрд; главное управление безопасности - 8,2 млрд; командование жандармских войск – 3,3 млрд; командование береговой охраны (БОХР) – 240 млн долларов. Доля выделенных MHO средств по отношению к общей расходной сумме законопроекта государственного бюджета на 2013 год составила 10,9 %, что на 0,2 % ниже по сравнению с 2012-м, - 11,1 %


  Продолжение следует...    


Comments 1