0.53 ...не нужен нам берег турецкий...


 Бесхарактерность еще дальше от добродетели, чем порок.  Франсуа де Ларошфуко, (1613—1680 гг.), писатель-моралист 

Амбициозные задачи Анкары по модернизации своих оборонных отраслей на сегодняшний день, по оценке экспертов, пока остаются в большей степени лишь декларациями. Та же объявленная сделка с КСА имеет, прежде всего, политический подтекст, поскольку таким образом Эр-Рияд, прежде всего, решает задачу морально-материального стимулирования Анкары на занятие ей правильной позиции по сирийскому конфликту. Если еще грубее, то турецкие катера покупают за то, чтобы турецкие власти не перекрыли каналы логистической материально-технической поддержки для просаудовских  групп в Идлибе. И это особенно актуально на фоне начинающейся конкурентной борьбы за право политического и военного доминирования в Идлибе между Анкарой и Эр-Риядом. В этой ситуации Саудовская Аравия выступает в качестве основного денежного мешка, в том числе и за счет закупки турецкого стрелкового оружия для своих группировок в этой провинции. Но вряд ли приоритетом в данном случае для Турции является именно повышение экспортных возможностей своего ВПК. Эта задача, конечно, также имеется ввиду, но она вторична. В данном случае ссылки американцев на саудовский и катарский рынки вооружений не работают. поскольку первый и во многом второй в значительной степени теперь монополизирован США. 

Очень небольшая турецкая ниша на этих рынках в первую очередь обусловлена политикой, а не экономикой. Правда, остается еще Индонезия, Азербайджан и Пакистан. Но и в этих странах турецкому оружейному бизнесу еще предстоит создавать устойчивые позиции. Эксперты выделяют три основные причины для модернизации турецкого ВПК. Это необходимость полной модернизации своих вооруженных сил, которые на сегодняшний день в подавляющем своем большинстве оснащены устаревшим вооружением времен холодной войны. Боевые действия против курдов в самой Турции, а также в Ираке и Сирии со всей очевидностью это доказали. 

Во-вторых, последние по времени события (охлаждение отношений с Израилем, напряженность с США и ЕС) со всей очевидностью доказывают необходимость достижения в области ВПК высокой степени самодостаточности с переходом на собственные технологии. 

Сейчас зависимость Турции от иностранных технологий носит подавляющий характер. При этом, несмотря на то, что Турция является членом НАТО, само по себе это не гарантирует Анкару от наложения на нее фактического эмбарго в рамках поставок современного вооружения со стороны США и ФРГ, которые были долгое время ключевыми партнерами по ВТС. Например, в 2014 году США запретили экспорт в Турцию двух фрегатов под предлогом враждебной позиции Анкары к Иерусалиму и гипотетической возможности их использования для попыток помешать американским компаниям проводить изыскательские работы по добыче газа на шельфе Кипра. Американцы также наложили эмбарго и на экспорт беспилотников, что поставило сейчас турецкие вооруженные силы в непростое положение в связи с их операциями против курдов. ФРГ под предлогом нарушения прав человека отклонило 19 запросов Анкары в области ВТС, начиная с 2011 года. Из них 11 только с ноября 2016 года. Нынешний уровень двусторонних отношений не дает оснований для излишнего оптимизма Анкары в этом вопросе. Отсюда и амбициозная задача, сформулированная президентом Р.Т.Эрдоганом: добиться высокой степени локализации и самодостаточности оборонного комплекса к 2023 году. Сомневаемся в успехе по двум причинам: отсутствие серьезного внутреннего ресурса для финансирования такого проекта, традиционной инженерной школы во всех компонентах военного строительства и собственной технологической базы. Попытки ее создать с помощью налаживания прежних отношений с Израилем, к чему сейчас предпринимаются попытки со стороны Анкары, будут лимитированы соответствующими ограничениями со стороны тех же американцев и европейцев. А контрабандой такие технологии перевезти, освоить затем, а еще потом и творчески развить не получится.

Тем не менее, определенное движение в этом направлении ведется, и пока это движение определяется личной позицией и энергией турецкого президента. Согласно последним поправкам в конституцию Турции теперь именно президент будет курировать и наблюдать за Исполнительным комитетом оборонной промышленности, или, проще говоря, распределять гособоронзаказ. В этой связи он провозгласил несколько основных приоритетных направлений развития ВПК, начиная от строительства военных кораблей, производства тяжелой техники и заканчивая аэрокосмической промышленностью, что прежде всего относится к сфере космической разведки, навигации и связи. Существует и несколько головных предприятий, которые планируется сделать своеобразными бизнес-площадками для развития той или иной сферы оборонной промышленности. Это, прежде всего, верфи в Стамбуле и Гельджюке, которые в настоящее время стараются заключить крупные миллиардные контракты на производство военных кораблей  и подводных лодок с Индонезией, КСА и Пакистаном. При этом технологии в основном являются немецкими, что в общем-то чревато последствиями.

 Производитель оборонной электроники «Аселсан» уже сейчас экспортирует свою продукцию более чем в 60 стран мира. Но ее уровень не отвечает самым современным требованиям, которые сейчас существуют в космической промышленности и телекоммуникации. Корпорация «Нурол» экспортирует бронеавтомобили, но если взять опыт последних боевых действий с курдами, именно к бронеавтомобилям у турецких военных было больше всех нареканий с точки зрения противоминной защиты. Но повторим, что сейчас основными задачами национальной оборонной промышленностью являются планы по постепенной модернизации армии и флота. Это, прежде всего, проекты по строительству ОБТ «Алтай» и ударного вертолета Т-129, которые чуть ли не провозглашены «первыми прорывными национальными проектами». Но опять же на поверку выходит, что собственно турецкого там мало, а основные комплектующие и идеи поставляют англо-итальянские партнеры. 

Закупки импортных систем в турецком ВПК являются преобладающими и системообразующими, и именно этот момент, по оценке американцев, делают перспективы достижения полной или даже относительной самодостаточности Анкары в вопросах ВПК иллюзорными. Тот же рост темпов роста в оборонной промышленности с 2002 года с 24 до 64 процентов связан напрямую в основном  с закупками иностранных комплектующих, и никаких предпосылок для изменения этой ситуации в среднесрочной перспективе не предвидится.


  Продолжение следует...    


Comments 1