0.41. …уважаемая иранская нация является поистине чрезвычайно важным фактором в общем балансе на Востоке. – Ататюрк


 Политика так же увлекательна, как война. Но более опасна. На войне вас могут убить лишь однажды, в политике — множество раз. Уинстон Черчилль

Ядерная промышленность (ядерные технологии). По заявлениям государственного и военного руководства Ирана страна не прилагает усилий по созданию ядерного оружия, которое, по его мнению, все же не позволит стране занять ведущее место среди государств региона, особенно реально угрожать Израилю. Иран является членом ДНЯО и постоянно заявляет, что является его приверженцем.

Ядерная программа ИРИ развивается в трех направлениях, к которым отношение международного сообщества, а точнее – оппонентов ИРИ, разное. Что здесь имеется в виду? 

Первое: планы ИРИ по ядерной энергетике – создание в будущем до 23 ядерных блоков АЭС, а ныне запуск на полную мощность Бушерской АЭС и ее эксплуатация под строгим контролем России и МАГАТЭ. Здесь особых претензий к Тегерану нет. 

Второе: обеспечение ядерным 20% топливом научно-исследовательского Тегеранского ядерного реактора (ТИР). В этом случае Иран, капризничая и выдвигая собственные не совсем продуктивные идеи, отвергнул в 2009 году разумные предложения Венской четверки (МАГАТЭ, Россия, США и Франция). В итоге, что и следовало предполагать, Тегеран, обвинив Запад в отсутствии желания помочь в решении проблем ТИРа, сам стал обогащать уран до 20%. Пожалуй, это была главная его цель во всей истории с Тегеранским реактором – легализировать в глазах МАГАТЭ и мирового сообщества стремление ко всё более высокому уровню обогащения урана.

И третье: планомерное формирование Тегераном собственного полного ядерного цикла, в первую очередь создание промышленной инфраструктуры обогащения урана. В этих целях в ИРИ в последние годы были созданы только основных, официально зарегистрированных 27 ядерных объектов. Здесь позиции Ирана и его оппонентов (Совета Безопасности ООН, МАГАТЭ, «шестерки» переговорщиков - пять постоянных членов Совета Безопасности ООН плюс Германия - и подавляющего большинства стран) различаются принципиально.

На каком уровне сегодня – на исходе 2012 года - находится иранская ядерная программа, прежде всего, её третье  направление? 

Американский Институт науки и международной безопасности (The Institute for Science and International Security (ISIS) сообщил, что согласно отчетам специалистов, осенью 2012 года Иран имел в своем распоряжении 11 тысяч работающих центрифуг в двух ядерных центрах – в Натанзе и Фордоу. Глава Организации по атомной энергии Ирана (ОАЭИ) Фаридун Аббаси заявил в начале ноября того же года, что на подземном ядерном объекте в Фордоу (размещен под скальным образованием толщиной свыше 80 метров) закончена установка последних 640 центрифуг для обогащения урана. Их количество достигло 2800 агрегатов. Правда, пока неизвестно, сколько из них приведены в рабочее состояние.  

По данным за октябрь, Тегеран накопил солидный запас в 6,2 тонны урана 3,5%-ного уровня обогащения и около 210 кг урана 20%-ного уровня обогащения. Буквально через месяц, по данным ежеквартального конфиденциального доклада гендиректора МАГАТЭ, направленном 16 ноября 2012 года для ознакомления членам Совета управляющих МАГАТЭ, количество 20%-ного урана, достигло 233 кг. Причем, 96 кг из этого количества было израсходовано для производства ядерного топлива, предназначенного для своего исследовательского реактора.  

Темпы работ по развитию ядерной инфраструктуры «двойного назначения» в ИРИ высоки. Об этом свидетельствует тот факт, что в апреле 2012 года, Иран обладал девятью тысячами центрифуг, из которых функционировали всего около шести тысяч. К тому времени наработано было только 145 кг урана, обогащенного до 20%. Рост за полгода значительный. В уже упомянутом докладе гендиректора МАГАТЭ (ноябрь 2012)   отмечается, что вопреки требованиям резолюций Совета Безопасности ООН и Совета управляющих МАГАТЭ, Иран «продолжает наращивать» свою деятельность по обогащению урана и «расширяет мощности установки» по обогащению топлива в Фордоу.    Теперь Иран предполагает увеличивать объемы производства 20%-ного урана с 15 кг до примерно 43 кг в месяц.  

Примечательно, что иранские запасы обогащенного урана при дальнейшем дообогащении могут стать основой для производства пяти ядерных зарядов. 

Иран в городе Арак активно ведет строительство тяжеловодного реактора проектной мощностю 40 Мгвт, способного нарабатывать в год до 9 кг плутония, что достаточно для создания плутониевого ядерного заряда. Как известно, ядерный боевой заряд может быть урановым или плутониевым. Реактор Иран планирует запустить в 2014 году.   

Ядерная проблема ИРИ, по сути, стала не только одним из главных объектов мировой политики, но и все больше превращается в ее самостоятельный субъект. 

Глава МАГАТЭ Юкио Амано, выступая в сентябре (2012) в Вене на ежегодной конференции Агентства, а также в ноябре (2012) на Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке, заявлял, что МАГАТЭ не может поручиться, что ядерная программа Ирана носит исключительно мирный характер и что тайных работ по созданию оружейных технологий в этой стране не ведут. По его словам, «Иран не оказывает необходимого сотрудничества для того, чтобы мы могли сказать об отсутствии незаявленных материалов, и мы не можем сделать заявление о том, что все ядерные материалы в Иране используются в мирных целях».   Более того, гендиректор МАГАТЭ указывал, что власти Ирана не идут на сотрудничество в вопросе расследования деятельности по осуществлению ядерной программы.  

Ядерная политика Ирана, его конфронтация с мировым сообществом, упорное нежелание выполнять резолюции высшего международного органа – Совета Безопасности ООН представляет угрозу глобальной и региональной безопасности. И дело даже не в самом Иране. Понятно, что в чисто военном плане иранская военная мощь (действительно, могучая в масштабах региона) по своим возможностям, прежде всего высокотехнологичным, несравнима с военной мощью ведущих мировых держав. И в Тегеране это отчетливо понимают. Опасность ядерного Ирана в другом. 

Во-первых, иранский пример создания национальной ядерной инфраструктуры, способной производить не только топливо для АЭС, но и оружейный уран или плутоний, может стать заразительным для более чем десятка так называемых «пороговых» стран, многие из которых являются или могут стать участниками региональных конфликтов и, ввиду этого, не исключают принятие политического решения о создании собственного ядерного оружия. Как следствие, сработает принцип домино. И тогда такой важный документ как ДНЯО можно смело выбросить в урну. А это грозит возможностью практически неконтролируемого использования ядерного оружия средними и малыми странами: по старой терминологии – «третьего мира». При таком развитии событий можно ожидать, что если не весь мир, то некоторые его регионы, в первую очередь Ближний и Средний Восток, будут повергнуты в состояние хаоса, причем ядерного. 

Во-вторых, при неконтролируемом распространении ядерного оружия, особенно в ближневосточном регионе не исключен вариант захвата этого оружия или его компонентов террористическими группировками, что может привести к катастрофическим последствиям. Ведь для террористов не существует ценностей (родина, страна, народ), которые являлись или являются сдерживающими факторами, как например, в ядерном противостоянии СССР - США, Пакистан – Индия, Индия - Китай.

В-третьих, наличие ядерного оружия в Иране или даже реальной возможности его создания в достаточно сжатые сроки сделает руководство страны еще менее сговорчивым с международным сообществом и более экспансионистским по отношению к соседям по региону. Как следствие этого, иранская атомная бомба станет главным инструментом шантажа при проведении Тегераном политики по претворению в жизнь доктринальных установок и заветов аятоллы Хомейни. Этого чрезвычайно опасаются арабские соседи Ирана по Персидскому заливу.

Достаточно трудно оценить возможные сроки получения Ираном ядерного оружия, но большинство экспертов полагают, что это произойдет не ранее 2016 г. (хотя некоторые называют и более ранние сроки, например, 2014 г.). 

Основные атомные центры Ирана: 

- Тегеранский центр ядерных исследований. В центре с 1968 г. работает исследовательский реактор с номинальной мощностью 5 МВт, поставленный из США и находящийся под надзором МАГАТЭ. Завершено строительство установки для производства радиоизотопов (высказываются подозрения, что эта установка способна выделять плутоний из отработанного ядерного топлива). Имеется установка по производству «желтого кека». В октябре 1992 г. на территории центра введен в строй исследовательский корпус под названием «Эбн Хисэм», в котором расположена лаборатория лазерной техники. 

- Центр ядерной технологии в Исфахане. Для центра в КНР был закуплен исследовательский реактор ММ8К (миниатюрный источник нейтронов) мощностью 27 кВт. 

- Ядерный исследовательский центр для сельского хозяйства и медицины в Кередже. Имеется калютрон - электромагнитный сепаратор для выделения нерадиоактивных (стабильных) изотопов. Сепаратор закуплен у КНР с целью получения материалов для мишеней, которые планируется облучать нейтронными потоками на 30 МэВ в циклотроне. 

- Отделение ядерных исследований в г. Йезд. Создано на базе местного университета. Занимается геофизическими исследованиями и геологией месторождения, расположенного в 40 км юго-восточнее н.п. Сагенд, который в свою очередь лежит в 165 км северо-восточнее г. Йезд. Площадь месторождения - 100-150 кв. км, запасы оцениваются в 3000-4000 тонн по эквиваленту содержания оксида урана (U308), содержание U235 составляет от 0,08 до 1,0%. 

- Объект Моаллем Калайе. Подозревалось проведение здесь незаявленной ядерной деятельности без контроля со стороны МАГАТЭ. Расположен под Казвином, в горах севернее Тегерана. 

- Ядерный объект «Фордоу» - обогащение урана до 20 % и более.

- «Ядерный объект» в Натазе (Кашан). Расположен между Исфаганом и Кашаном и, по некоторым сообщениям, является заводом по обогащению, на котором находится около 160 собранных центрифуг и еще 1100 в разобранном виде ранних европейских проектов пакистанского производства, которые способны к концу десятилетия производить оружейный уран, достаточного для 20 бомб в год. 

- Фаса - атомный исследовательский центр. 

- Бонаб - исследовательский центр по применению АЭ в сельском хозяйстве. 

- Бушир - АЭС с двумя реакторами. 

- Дарркховин - исследовательский центр под контролем КСИР. 

Принимая во внимание, что Иран обладает достаточными запасами необогащенного урана и других веществ, необходимых для производства оружейного урана (плутония), обладает ядерными технологиями ранних европейских проектов, соответствующими научными кадрами, достаточным уровнем развития ракетных технологий, создание ядерного оружия и необходимых средств его доставки – вопрос времени и желания государственного и военного руководства Ирана, но по самым «оптимистическим» прогнозам Иран войдет в списки стран-обладателей ядерного оружия уже к концу настоящего десятилетия. 


  Продолжение следует...


Comments 4


Вот эта новость! подписался! жду взаимности)

03.06.2018 15:04
0