0.34. …уважаемая иранская нация является поистине чрезвычайно важным фактором в общем балансе на Востоке. – Ататюрк


 Указую господам сенаторам, чтобы речь держать не по писаному, а своими словами, чтобы дурь была видна каждого. Петр Первый

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОГО КУРСА ИСЛАМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ИРАН


В целом Иран проводит независимую, весьма активную и прагматичную при этом иногда провокационную внешнюю политику. Рассмотрение внешнеполитического курса страны необходимо начать с концепций, определяющих вектор его развития.

Доктринальные основы внешней политики ИРИ. Направление внешней политики Ирана характеризовалось двумя противоположными, но при этом уживающимися вместе концепциями – доктриной экспорта исламской революции и «Диалогом цивилизаций». Последняя прекратила свое существование после 2005 года – прихода к власти радикальных исламских политических группировок. 

Доктрина экспорта исламской революции. В первые послереволюционные годы правящее иранское духовенство в основу внешней политики положило тезис «Ни Восток, ни Запад - ислам» и доктрину экспорта исламской революции. В целях реализации этой доктрины, составляющей, по сути, одну из основ идеологии ИРИ, предпринимались соответствующие внешнеполитические шаги как в соседних странах (Афганистан, Палестина, Ирак), так и на Балканах (Косово, Босния и Герцеговина). В этот период иранская внешняя политика характеризовалась противоречивостью и непоследовательностью.

Иран традиционно обладает определенным влиянием на Среднем и Ближнем Востоке; после же победоносной революции 1979 г. его влияние, особенно среди мусульман-шиитов, значительно возросло. Запад признает важную роль Ирана, о чем свидетельствует призыв премьер-министра Великобритании Т. Блэра еще в конце 2001 г. к Ирану наладить диалог между мусульманским и христианским мирами.

Указанное влияние позволяет нынешнему руководству ИРИ стремиться к расширению зоны исламской революции в мусульманском мире.

В 1998/99 гг. Иран оказывал серьезную поддержку мусульманам Косово, а также исламистским организациям в Боснии и Герцеговине. Иран постоянно помогает и оперативно поддерживает организации ХАМАС, «Хезболла» и «Исламский джихад». Эти организации можно рассматривать как определенные производные политики экспорта исламской революции, проводимой правящим духовенством ИРИ. Жесткую радикальную позицию руководства ИРИ подтвердил в одном из своих последних выступлений духовный лидер страны аятолла А. Хаменеи. Он призвал к расширению помощи «движению сопротивления» и заявил, что «сопротивление должно стать для всех мусульман главным, даже если активное участие в этой борьбе приведет к возмездию со стороны США и Израиля». Показательным примером всемерной поддержки зарубежных исламистских организаций является значительная военно-техническая помощь, оказываемая Ираном ливанской организации «Хезболла», особенно проявившаяся во время ливано-израильского конфликта 2006 г.

Иранское правительство не отрицает факта поддержки вышеозначенных организаций, хотя с точки зрения государственной помощи речь идет скорее о поддержке моральной и политической. Оказываемая финансовая и военная помощь идет главным образом через исламские иранские фонды и организации (такие как «Бонгахе мостазафан» - фонд обездоленных, «Бонгахе шахид» - фонд погибших за веру и другие), неподконтрольные властям. Попытки правительства и парламента внести в общий бюджетный реестр бюджеты тех организаций, которые находятся в исключительном ведении Руководителя страны (в том числе сил безопасности), были отклонены Наблюдательным советом и Советом по целесообразности принимаемых решений.

Идеологической основой доктрины экспорта исламской революции является учение имама Р. Хомейни, призывающее к распространению исламской революции в другие страны. При этом предполагаются три возможных варианта: «мирный» (пропагандистский), «полувоенный» (подрывной, диверсионно-террористический) и «военный». По очевидным причинам ныне отдается предпочтение «мирному» варианту, который на данном этапе позволяет наращивать военную мощь, развивать производство различных видов вооружения.

Для решения задач экспорта исламской революции и возникающих при этом глобальных политических и военных аспектов необходимо, согласно учению, создание специального инструмента - национальных вооруженных сил, которыми должна стать, по образному выражению имама Р. Хомейни, «исламская армия в 20 млн. человек». В современных условиях на первое место выходит качественное состояние этого «инструмента», что и подталкивает руководство Ирана к развитию новых отраслей производства вооружений.

В конце 90-х гг. изменения в мире и эволюция исламского режима в стране привели к тому, что руководство ИРИ во многом скорректировало подходы к формам и методам достижения своих внешнеполитических целей. И, как следствие, произошло существенное ограничение рамок реализации доктрины экспорта исламской революции. Особо следует отметить, что приход к власти президента М. Хатами внес существенные изменения во внешнеполитический курс ИРИ. Президент страны, внешняя политика которой в течение длительного периода ассоциировалась с идеями экспорта исламской революции, предложил в качестве одной из основ международных отношений концепцию диалога цивилизаций. Последовало сближение Ирана с мировым сообществом.

Доктрина «Диалога цивилизаций». «Диалог цивилизаций» предполагает пересмотр устаревших и во многом рутинных взглядов на взаимопонимание между различными цивилизациями и культурами с целью содействовать современным цивилизациям сосуществовать, сотрудничать во взаимоприемлемых формах и по возможности дополнять и совершенствовать друг друга. Иран предлагает превратить идею диалога между цивилизациями в глобальную концепцию. Бывший президент ИРИ М. Хатами, являясь одним из инициаторов «Диалога цивилизаций», стремился утвердить принцип мирного сосуществования человечества в пространстве цивилизаций путем диалога. 

Однако с приходом к исполнительной власти с 2005 году Махмуда Ахмадинежада доктрина «Диалога цивилизаций» была снята с повестки дня внешнеполитической деятельности ИРИ. О ней целенаправленно было забыто, поскольку подобная идеологическая установка не соответствовала новому более радикальному вектору политики Тегерана.


  Продолжение следует...


Comments 1