0.28 ...не нужен нам берег турецкий...


   Если бы в детстве из добытых мною двух копеек я бы не тратил одну на книги, то не достиг бы того, чего достиг сегодня Ататюрк 

Что касается представителей «старой родины» немецкого политика, то вскоре после назначения А. Озогуз ее поздравил лидер оппозиционной Народно-республиканской партии Турции Кемаль Кылычдароглу. Представители же правящей Партии справедливости и развития (ПСР), по крайней мере, официально никак не отреагировали на назначение своей соотечественницы на столь важный пост в немецком правительстве. Это и не удивительно, учитывая резкие высказывания А. Озогуз в адрес турецкого премьер-министра Р.Т. Эрдогана. Напомним, что в феврале 2011 года, выступая перед представителями турецкой диаспоры в немецком Дюссельдорфе, Р.Т. Эрдоган призвал немецких турок «учить детей в первую очередь турецкому языку, а не немецкому», а также заверил своих соотечественников, что он «также и их премьер-министр». 

Отметим, что в ФРГ с каждым годом растет количество политиков турецкого происхождения. В Германии уже заявили о себе такие выходцы из Турции как один из лидеров Зеленых Джем Оздемир, член СДПГ Вурал Огер, министр по делам семьи, женщин, социального развития и интеграции Нижней Саксонии Айгюль Озкан, депутаты Бундестага от партии Левых Хаккы Кескин, Хюсейн Кенан-Айдын, Хакан Таш, Севим Даделен и другие. На сегодняшний день, согласно итогам сентябрьских федеральных выборов в Германии, в Бундестаг прошли 11 депутатов турецкого происхождения.

Успехи выходцев из Турции в немецкой политике налицо. Ожидается, что в будущем турки будут принимать все более активное участие в политической жизни Германии. Главный вопрос заключается в том, насколько высока вероятность того, что немецкие политики турецкого происхождения будут покорны Анкаре и будут «лоббировать» интересы Турции в Германии и в ЕС. Как показывает практика, немецкие политики турецкого происхождения в подавляющем своем большинстве являются противниками правящей ПСР и лично Р.Т. Эрдогана. Они критикуют турецкий режим за нарушение прав человека, обвиняют власти Турции в «исламизации» страны и преследовании интеллигенции и военных по сфабрикованным делам, но больше всего они недовольны излишней активностью Эрдогана в самой Германии, которая ведет к поляризации турецкой диаспоры ФРГ и обостряет проблему построения мультикультурного общества в Германии. Немецкий политик турецкого происхождения, член Свободной демократической партии Германии Серкан Торен в связи с этим отмечает: «Эрдоган должен понять, что немецкие турки и турецкие разные по менталитету». По мнению Джема Оздемира, представителя партии Зеленых, «Эрдоган произносит всегда речь, достойную критики, и ставит в нелицеприятное положение немецких турок». Д. Оздемир также является автором ставшей «крылатой» среди турецкой диаспоры Германии фразы: «Проблемы моих детей не решит Анкара, а решит Берлин».

Таким образом, об успехах Анкары среди немецких политиков турецкого происхождения говорить преждевременно. Будучи, прежде всего, европейскими политиками, немецкие турки не одобряют многие действия ПСР во внутренней и, хотя и в меньшей степени, во внешней политике Турции. Взгляды как нынешних властей Турции, так и их соотечественников, добившихся успехов в немецкой политике, схожи в одном – это вопрос о вступлении Турции в ЕС. И те, и другие заинтересованы в евроинтеграции Турции. Первые из желания расширить сферу своего влияния, вторые из желания видеть Турцию в одном ряду с европейскими демократиями.


СТАМБУЛЬСКИЙ КАНАЛ И КОНВЕНЦИЯ МОНТРЁ

Накануне парламентских выборов в 2011 г. премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган объявил о плане строительства Стамбульского канала, который будет проложен к северо-западу от Босфора и пройдет параллельно ему. По словам Р.Т. Эрдогана, реализация проекта позволит значительно уменьшить транспортную нагрузку на один из самых загруженных в мире пролив Босфор. «Это станет одним из крупнейших проектов 21 века. Стамбул превратится в город, через который пройдут два моря. На западе, в европейской части, мы проложим канал между Черным и Мраморным морями протяженностью 40 на 50 км. Глубина Стамбульского канала составит в среднем 25 м, ширина - 145-150 (может и 400) м. Через него смогут проходить самые крупные в мире суда. Проект прокладки Стамбульского канала является многоформатным и куда масштабнее Панамского и Суэцкого каналов. Это одновременно энергетический, транспортный, градостроительный, научный, проект, равно как проект занятости и защиты окружающей среды. Он позволит защитить природу Стамбула, окружающую среду, море, водные источники, флору и фауну», - сказал Р.Т. Эрдоган. Он также сообщил, что себестоимость проекта будет держаться в тайне, добавив, что вблизи канала будет построен самый крупный в Турции аэропорт (в декабре 2016 г. премьер-министр Турции Бинали Йылдырым сообщил, что третий аэропорт Стамбула будет открыт в 26 февраля 2018 г., то есть в день рождения президента страны Р.Т. Эрдогана).

Итак, Стамбульский канал пройдет севернее Стамбула, напрямую соединит Черное и Мраморное моря, разгрузит природный пролив Босфор, через который ежегодно транзитом проходит до 45 тысяч судов и боевых кораблей, до четырех миллионов тонн сжиженного газа, до трех миллионов тонн химикатов и примерно 150 миллионов тонн нефти (сырье, главным образом, из России). По плану турецких властей, канал позволит танкерам обходить морской трафик на Босфоре, тем самым увеличивая безопасность на оживленном участке водного пути, а плата за ускоренный проход судов через новый канал также принесет деньги в бюджет Стамбула. Правительство Турции рассчитывает потратить на строительство канала от $4 до 10 млрд (хотя местная пресса оценила потенциальные затраты примерно в $20 млрд). Надо отметить, что после строительства канала придется строить еще и 6 мостов через него и другую инфраструктуру, а это серьезно увеличивает стоимость проекта (до $50 млрд). Огромное количество грунта, которое придется вынуть, турецкая сторона собирается пустить на строительство 3 искусственных островов в Мраморном море и заполнить брошенные угольные шахты. Сам канал может быть введен в эксплуатацию не ранее 2023 года (в 2023 г. Турция будет отмечать сто лет со дня основания Турецкой Республики).

По замыслу турецких властей, Стамбульский канал станет не только «помощником» Босфору, а также всему Стамбулу, улучшив экологическую обстановку. Извилистый Босфор - это 12 резких поворотов, что делает его одним из самых опасных мест для судоходства в мире. Стоит какому-нибудь из танкеров потерпеть в нем аварию, как многочисленные бедствия для 15-миллионного Стамбула, самый центр которого рассекает пролив, окажутся неизбежными. Например, в декабре 1999 г. в устье пролива раскололся на две части российский танкер, в результате в море вылилось 890 000 литров топлива, а загрязнению подверглось почти 10 километров побережья. Кроме экологических есть и важные резоны из области экономики. Долгая закупорка этой важнейшей транспортной артерии в результате крушения крупного судна приведет к немалым финансовым потерям для многих государств. Так вот, весь этот доходный, но небезопасный трафик Р.Т.Эрдоган предлагает перебросить в новый Стамбульский канал, а пролив Босфор станет пригодным для отдыха, катерных прогулок и занятий водными видами спорта.

Надо отметить, что новый канал по своим характеристикам уступает проливу Босфор - ширина будущего канала - 150 м, тогда как у Босфора - 700 м в самом узком месте; глубина канала - 25 м на фоне глубины фарватера Босфора 33-80 м. Кроме того, длина канала составит 40-45 км, тогда как протяженность Босфора - 30 км.

В 2014 г. турецкая пресса писала, что Турция, из-за ограничений Конвенции Монтрё за 28 лет потерял $ 10 млрд дохода в связи проходом кораблей через пролив Босфор, и когда будет завершен проект по реализации канала «Стамбул», то Турция получит $ 8 млрд дохода в год (лидер Народно-республиканской партии Турции Кемаль Кылычдароглу раскритиковал проект Р.Т. Эрдогана, мотивируя это тем, что строительство нового канала обогатит только связанных с правящей партией, и может нанести вред окружающей среде). Ожидается, что Стамбульский канал принесет больше доходов, чем Суэцкий канал, который является одним из наиболее важных коммерческих водных путей в мире. Если по Суэцкому каналу могут пройти суда с водоизмещением не больше 150 000 тонн, то Стамбульский канал будет пригодным для кораблей с водоизмещением 300 000 тонн (сейчас по проливу Босфор эта цифра составляет 260 000 тонн). Сумма сбора за проход по Суэцкому каналу составляет $ 2-12 за тонну (средняя стоимость прохождения одного судна Суэцким каналом составляет $ 160 тысяч), а в Стамбульском канале будет $16-33 за тонну. Для Египта ежегодная сумма таких доходов ориентировочно составляет около $ 5 млрд (среднем $ 5.5 за тонну), а Турция, как ожидается, от Стамбульского канала получит $ 8 млрд год. Сегодня по Суэцкому каналу ежедневно проходят 106 кораблей, а показатель Стамбульского канала будет 160 кораблей (показатель пролива Босфор -140 кораблей).

Кстати, в 2011 г. Эрдоган заявил, что хочет построить еще и морской тоннель, который будет проходить в 15 км к востоку от Самсуна, 50 км от Кайсери (связи с этим в турецком прессе были сообщения, что море дойдет до города Кайсери) до Юмурталыка (Джейхан). Таким образом, морской тоннель соединит Черные и Средиземные моря. Длина тоннеля составит около 500 км, ширина – 80 м, глубина – 22 м. Над проектом в течение года в секретных условиях работали 33 инженеров. Планировалась, что тоннель будет открыт в 2023 г. (однако Эрдогану объяснили, что в нынешних условиях реализация проекта невозможна). В отличие от проекта канала «Стамбул», проект морского тоннеля Самсун-Юмурталык может показаться более разумным, поскольку он значительно сократил бы морской путь от Черного море до Средиземного море и наоборот. Однако размеры тоннеля уступают размерам канала «Стамбул» и это серьезно ограничивал бы его возможности. Кроме того, это был бы очень дорогостоящим проектом (хотя Эрдоган заявил, что во время земляных работ может быть найдены полезные ископаемые). Если проект канала «Стамбул» (43 км) оценивался до $ 20 млрд, то проект тоннеля обходился бы несколько раз дороже. Проект тоннеля мог бы увеличить маневренные возможности турецкого флота (хотя и в некотором плане сделал центральную часть Турции уязвимым для кораблей противников).

То же самое (увеличение маневренных возможностей турецкого флота) можно сказать и о канале «Стамбул», хотя здесь о сокращении морского пути речь не идет. Сейчас есть проблема неопределенности международно-правового статуса канала «Стамбул», который будет находиться под полным суверенитетом Турции, что вызывает беспокойство в ряде стран (Россия, Греция, Украина и так далее). Эти страны опасаются, что Турция попытается отменить некоторые положения Конвенции Монтрё (1936 г.). Уже сейчас в зоне проливов действуют не только положения Конвенции Монтрё или законы морского права 1982 г., но и правила, которые Турция ввела в одностороннем порядке, которые не соответствуют международным конвенциям: например, Турция настаивает на использовании лоцмана, устанавливает определенные сроки подачи и действия уведомления или требует от военных кораблей проходить через проливы только в дневное время.


  Продолжение следует...


Comments 1