0.16 ...не нужен нам берег турецкий...


 Призываю сей доблестный флот на приемственное для него поприще чести, пользы и славы и, вместе с признательностью Россией, вспоминаю с гордостью имена Ушакова, Казарского, Лазарева, Нахимова, Корнилова… (Грамота Александра III «Нашему Черноморскому флоту»). 

В настоящее время обе стороны не скрывают своих намерений расширить взаимодействие во всех областях и более тесно «дружить против России». 

Так, Анкара предлагает оказать помощь в перевооружении украинской армии посредством реэкспорта вооружения и военной техники (ВВТ) из стран НАТО.

На данный момент Турция активно снабжает боевиков-исламистов в Сирии посредством закупок ВВТ на Западе и передаче их так называемой умеренной сирийской оппозиции. Тот факт, что в конечном итоге это оружие оказывается в руках «Исламского государства», «Джабгат ан-Нусра» и десятков других террористических группировок в Сирии и Ираке, Р. Эрдогана и его окружение ничуть не смущает.

Вариант снабжения западными образцами ВВТ украинской армии и сирийской вооруженной оппозиции через Турцию также весьма выгоден для Вашингтона и Брюсселя, так как позволяет им оставаться в стороне от обвинений в прямых поставках своих вооружений на Украину и в Сирию.

Государственная корпорация «Укроборонпром» сообщила, что обе стороны уже договорились о создании совместной системы безопасности в акватории Черного моря. То есть систему противостояния России они теперь будут строить сообща, используя порты обеих стран и свои территориальные воды.

Анкара активизировала также политико-дипломатическую поддержку Киева по поводу событий на Донбассе и государственной принадлежности Крымского п-ова. Еще в начале августа 2015 года в турецкой столице прошел так называемый Всемирный конгресс крымских татар, на котором Р. Эрдоган выступил за возвращение Крыма в состав Украины и поддержал функционеров крымско-татарского меджлиса – Мустафу Джемилева и Рефата Чубарова, находящихся в Киеве.

По словам замминистра информационной политики Украины Татьяны Поповой, Анкара обратилась с просьбой к Киеву относительно помощи в информационной войне с Россией. 

Стремление турецкого лидера любой ценой превратить Турцию в президентскую республику и реализовать свои амбициозные планы по возрождению Оттоманской империи привело лишь к дестабилизации ситуации в самой стране и негативно сказалось на ее отношениях с соседними государствами. На пути к усилению своей власти Р. Эрдоган инициировал судебные процессы и внесудебные расправы над курдскими активистами, военными, полицейскими, судьями, журналистами, вносил дискриминационные поправки в законодательство. Раскрывшие преступления турецких властей по торговле оружием и нефтью с группировкой ИГИЛ и другими исламистами турецкие журналисты были приговорены к пожизненным тюремным срокам. Для въезда в Турцию российских журналистов были введены визовые ограничения.

Вооруженный конфликт с курдами приобрел характер новой гражданской войны, масштабные теракты и вылазки исламистов стали нормой, межэтнические и межконфессиональные противоречия усилились. 

Безусловно, главным внешним раздражителем для Р. Эрдогана остается правящий в Сирии режим и все, что с ним связано. 

Более того, по мере ужесточения контроля за сирийско-турецкой границей со стороны сирийских курдов и правительственных войск Анкара утрачивает возможности по поддержке своих сателлитов в Сирии (бандформирований туркоманов, «Братьев-мусульман», других протурецких исламистских группировок). Несут потери и турецкие теневые «бизнесмены», специализирующиеся на нелегальной миграции, переброске боевиков, контрабанде нефти, музейных артефактов, оружия и т. п.

Анкара не ограничивается провокациями на сирийской границе. Несмотря на протесты Багдада, Турция вторгалась целыми воинскими частями с тяжелым вооружением на север Ирака, продолжает наносить ракетно-бомбовые удары по лагерям и базам Рабочей партии Курдистана в Кандильских горах. В общем, можно констатировать, что к сегодняшнему дню широко разрекламированная внешняя политика Р. Эрдогана под лозунгом «ноль проблем с соседями» превратилась в свою противоположность. Акт государственного терроризма (уничтожение российского военного самолета) испортил отношения Турции с Россией, и Анкара, по сути, замкнула вокруг себя кольцо соседних государств, с которыми она оказалась в конфронтации (Греция, Кипр, Россия, Армения, Сирия, Ирак, Иран). 

Можно отметить, что провокации Турции на сирийской и иракской границах и продолжающийся шантаж ею стран ЕС из-за проблемы беженцев все больше отдаляют от Анкары ее традиционных союзников в лице США, НАТО и ЕС. В Вашингтоне и Брюсселе начинают понимать, что действия Турции объективно провоцируют военные конфликты с Россией и Ираном из-за Сирии, представляют собой не только угрозу региональной безопасности, но и общей обстановке в мире и Европе.

Вскрывшиеся факты сотрудничества частных и государственных структур Турции с ИГИЛ, «Джабгат ан-Нусра» и другими исламистскими группировками уже признаются многими политиками в США, других западных странах и Израиле. 

Чтобы хоть как-то компенсировать потери от сворачивания своих от-ношений с соседними странами, турецкий лидер предпринимает усилия по поиску новых партнеров в лице Саудовской Аравии, Катара, Израиля, Украины и других стран. При этом явное предпочтение отдается противникам Асада, Ирана и России. 


  Продолжение следует...    


Comments 0