0.13. …уважаемая иранская нация является поистине чрезвычайно важным фактором в общем балансе на Востоке. – Ататюрк


 Кажется, я становлюсь похожа на шаха Багама, который всегда оканчивал свои рассуждения словами: «Не моя вина, если вы меня не понимаете, я сам себя очень хорошо понимаю».  Екатерина II Великая, (1729–1796), Императрица 

Третьим направлением в консервативном лагере можно считать консерваторов-сторонников реформ (осульгарайан-е тарагихах или осульгарайан-е эслахталаб), которых  в настоящее время представляют партия «Последователи исламской революции» (Исаргаран-е энгелаб-е  эслами, объединение «Развитие и справедливость» (Эдалат ва тоусее) и др. Среди последователей этого течения  такие известные фигуры консервативного лагеря, как М.Резаи - бывший командующий КСИР, а в настоящее время секретарь Совета по целесообразности, мэр Тегерана М.Б.Галибаф, А. Таваколли – руководитель исследовательского центра меджлиса, известные политические деятели  О.Афруг и М.Хошчехре.  Основные программные цели консерваторов-прогрессистов – упрочение исламского режима и принципа «велайат-е факих», совершенствование иранской экономической модели  в рамках плана 20-летнего развития экономики ИРИ, укрепление исламских принципов в культурной и общественной жизни общества. Они -  приверженцы развития конструктивных, взаимовыгодных отношений  со всеми странами, в первую очередь, государствами Запада. Это та часть консерваторов, которые с первых дней прихода к власти Ахмадинежада  выразила недовольство его заявлениями и действиями, считая их излишне радикальными и не отвечающими интересам развития страны. За годы его президентства критика в его адрес значительно усилилась. Поскольку представителям этого течения из-за организационной слабости и идеологической неоформленности  накануне выборов не удалось сформировать предвыборного объединения и выдвинуть своего кандидата, М.Резаи позиционировал себя на выборах как независимый кандидат, однако, по сути выражал взгляды этого политического течения. В настоящее время его сторонники прилагают усилия к поиску путей ограничения влияния  Ахмадинежада и ищут пути примирения с умеренно настроенными реформаторами.

Процессы размежевания на консервативном фланге происходили и ранее, и для него было характерно внутреннее подразделение на правых  и левых. Однако переход всей власти в руки консерваторов вопреки логике привел к перегруппировке сил и отделению  наиболее прагматично настроенных групп. Часть левого фланга, которая была представлена партией «Созидатели»  (Каргозаран) и их духовный лидер Хашеми Рафсанджани,  примкнули к коалиции реформаторских сил, и в настоящее время считают себя составной частью лагеря реформаторов. Эти процессы свидетельствуют о кризисе, переживаемом консервативным флангом в целом. 

Говорить об организационном формировании реформаторского лагеря и появлении на политической арене страны реформаторского движения можно со второй половины 90-х годов ХХ в. В 1997 г. 18 политических партий и групп объединились на платформе исламской демократии, образовали единый Фронт 2-го хордада и привели к власти президента М.Хатами. Это предвыборное объединение и положило начало движению, которое в Иране стали называть реформаторским, поскольку его участники заявили о необходимости проведения реформ, направленных на демократизацию и создание гражданского общества. В лагере реформаторов еще в дни формирования Фронта 2-го хордада можно было выделить несколько течений. Центральные позиции занимал фронт «Партнерство» (Мошаракат). Эта организация отражает взгляды светской интеллигенции. Левый спектр в лагере реформаторов представляла организации Сазман-е моджахеддин-е энгелаб-е эслами. Традиционалисты, или умеренные  были представлены  религиозно-политической  группировкой  «Ассамблея борющегося духовенства» (Маджма-е руханийун-е мобарез) и Ассоциацией сил линии имама. За годы пребывания реформаторов у власти (1997-2005 гг.) внутри лагеря произошла перегруппировка сил, появились новые организации, прежние несколько изменили свои позиции.  В 2005 г., после президентских выборов,  бывший руководитель Ассамблеи борющегося духовенства М. Кярруби создал новую партию «Народное доверие», в которую вошли сторонники умеренных, постепенных реформ. Сам Кярруби подчеркивает наличие значительных идеологических разногласий с лидером реформаторского лагеря – Хатами, которые связаны  как с определением самого понятия реформаторство, так и с тактикой действий. Эту группировку и примыкающую к ней Исламский фронт умеренных (Джабхе-йе этедал-е эслами) можно причислить к новым реформаторам, которых в реформаторской прессе называют даже консервативно настроенные реформаторы.  Начиная с 2005 г., противоречия внутри реформаторского лагеря продолжали углубляться.  Накануне парламентских выборов 2008 г. к реформаторскому лагерю примкнула группировка прагматиков консервативного толка Каргозаран, за которой стоял Хашеми Рафсанджани. Были сделаны попытки  объединения прореформаторских сил, результатом чего стало появление треугольника Хатами – Кярруби - Рафсанджани, за каждым из которых стояли свои партии и группы. Однако в самый канун выборов стало ясно, что им не удастся создать единую коалицию, поскольку лагерь раздирают сильные противоречия, связанные как с программными установками, так  и с амбициями руководителей партий.

В целом реформаторский лагерь выступает за упрочение основ республиканского строя в стране при сохранении в нем религиозного элемента, за дальнейшее развитие демократии и политических  либеральных реформ. Реформаторы опираются на представителей средних городских слоев, студенчество.  В экономической сфере эти силы поддерживают курс на более активное развитие частного сектора, расширение процесса приватизации,  выступают за создание правительства из профессионалов-управленцев,  за развитие широких международных связей, в первую очередь, с государствами Запада. 


Продолжение следует...


Comments 1