Эстафета от @baltiyka "Читающий блогер": Волшебство детства против черной магии фашизма


Удивительно поэтичный роман на сложную и жесткую тему, “Весь невидимый нам свет” Энтони Дорра рассказывает о проблеме взросления в войну языком настолько символичным, что больше напоминает миф. Обращусь сразу к кульминационному моменту.

Вторая мировая, французский приморский город Сен-Мало. Немецкий солдат Вернер спасает слепую француженку Мари-Лору от одержимого немецкого фельдфебеля. Город разбомблен. Отец Мари-Лоры в немецком плену, дядя арестован, мать умерла давным-давно. Вернер с сестрой росли сиротами в приюте. На момент встречи и юному солдату, и спасенной ему француженке по 16 лет. Однако детство задержалось с ними, не хочет отпускать. Вернер не вышел ростом, выглядит моложе своего возраста. Мари-Лора навсегда осталась памятью в детстве, где живы ее последние зрячие воспоминания - реального мира вокруг она уже давно не видит. 

Формально, они принадлежат к разным воюющим сторонам. На деле - детству неведомы рубежи условностей. Фрау Елена, глава приюта, родилась на границе с Францией и говорит с французским акцентом. Сестра Вернера, Ютта, мечтает о Париже. Постоянно рисует этот город таким, каким воображает его себе - причудливые здания со множеством окон. Вернер из подобранных на свалке деталей собирает радиоприемник и ловит детские познавательные передачи, которые зачитывает в эфир...дед Мари-Лоры.

Мир Мари-Лоры компактен и предельно осязаем. Передвигаясь по улицам с тростью, она наизусть помнит каждый булыжник мостовой, каждую водосточную решетку. Булочная опознается по запаху свежевыпеченного хлеба, цветочная лавка - по аромату букетов. Вся жизнь умещается в несколько кварталов - и в макет города, который папа создал для Мари-Лоры с поразительной точностью, тщательно замерив длину улиц и расстояния между домами. Путешествуя по макету пальцами, девочка познает Сен-Мало на ощупь.

Мир Вернера бескрайний и бесприютный. Он начинается с Цольферайна - шахтерского района, где погиб отец Вернера. Шахта, разверстая, как могила, поджидает и мальчика. К счастью, он оказывается гениальным радистом и направляется в элитную берлинскую школу. Не завершив обучение, отослан на фронт, где колесит по зимней Украине, охотясь за партизанами. Заносится ветрами судьбы в Сен-Мало - и вновь могила: оказывается заживо погребен в подвале разбомбленного отеля. Чудом спасается. Не волнуйся, Вернер, судьба найдет тебя не под землей - наоборот, в фонтане ее взметнувшейся плоти ты подорвешься на мине. Чуть позже...

Уголь в шахте черный-черный. Волосы у Вернера белые-белые. Альбинос, настоящий ариец. Он перехватывает сигналы партизанских приемников. По вычисленным координатам они находят партизан - и с ними расправляются коллеги Вернера, в первую очередь великан Фолькхаймер. Радиоволны становятся для Вернера орудием убийства. Те самые радиоволны, которыми он заслушивался в приюте. Те самые радиоволны, которые привели к аресту дядю Мари-Лоры - он по ночам передавал союзникам зашифрованные сводки, а также короткие, в две строки, новости мирным жителям от их родственников. И они же, радиоволны, помогли Вернеру обнаружить Мари-Лору. Переполненная отчаянием девушка сидела на чердаке и с той же аппаратуры, которой пользовался ее дедушка, начитывала в эфир набранную шрифтом Брайля книгу. Пока ее герои во главе с капитаном Немо пытались освободить подводную лодку из щупалец гигантских спрутов, Вернер пытался выбраться из залитого тьмой подвала взорванного отеля.

Мари-Лора прожила долго. Уж не потому ли, что правдой оказалась легенда о Море Огня? Тот, у кого хранится проклятая драгоценность, всегда будет невредим - но пострадают ближние его. Огромный алмаз этот хранился в музее, где работал отец девушки. Когда музей эвакуировали, три фальшивые копии камня раздали сотрудникам - а подлинное сокровище спрятали в макете выстроенного для Мари-Лоры города, внутри одного из домов. 

Опять и опять этот образ дома - один из важнейших в романе. Дома, который так хочется обрести, и который вечно ускользает. Покинутая парижская квартира Мари-Лоры. Убогий приют, а потом казарма для Вернера. Взлетающий на воздух отель под названием “Пчелиный дом”, на потолке которого была изображена огромная пчела - символ матери для многочисленных детей. Квартира еврейки, которую после отправления хозяйки в концлагерь заняла семья одноклассника Вернера - но фашизм поедает своих детей с такой же легкостью, как врагов, и одноклассника избивают так, что он навсегда теряет разум. Он не любил жесткость. Любил птиц - символ свободы, по первой нотке пения каждую узнавал.

Избили его за то, что осмелился выступить один против стаи. Отказался быть частью стаи, которую натаскивают травить одиночек - и сам стал тем травимым. “Весь невидимый нам свет” - роман о войне не государств и не идеологий, а о противостоянии личности и толпы. О том, что личность ценнее стаи, а малое ценнее глобального.

Море Огня, единство противоположностей, разрушительная красота... Идеология фашизма во многом держится на мистике, на мифологии - осовремененной, естественно. Это не столько политическое течение, сколько культ, не столько стратегия развития, сколько система пропагандистского зомбирования. Романы о той войне звучат наиболее пронзительно, когда фашизм отражается в них не только карканьем немецкого языка на фоне пулеметных выстрелов - а еще и сквозняком иррациональной одержимости, по наитию которой Гитлер "заболел" Копьем Судьбы...


Я получила эстафетную палочку от @benken и хотела бы передать ее… любому желающему, кто хотел бы поучаствовать в эстафете, но пока не получал приглашения, а лезть без спросу стесняется =) Автор эстафеты @baltiyka, с условиями можно ознакомиться тут.

картинка отсюда


Comments 3


Я могла бы еще много рассказывать о том, как на роман Дорра повлияла книга Мишеля Турнье "Лесной царь". О той же войне, Гонкуровская премия, очень темный и морально тяжелый текст. Там нет мира Мари-Лоры, который уравновешивал бы дремучий фатализм фашизма - и вселенная "Лесного царя" местами очень уж явственно просвечивает у Дорра.

01.11.2017 16:29
0

Замечательная рецензия, @blackmoon! Для детства многие границы и условности стираются. А толпа продолжает травить одиночек и по сей день.

09.11.2017 14:36
0