26 августа. Какую самую светлую голову в своей истории снесла французская гильотина? Марат, Марат…


Нынешний день стал первым в 1743 году в жизни человека, который был безжалостно брошен в топку истории. 

Из этой искры не возгорелось пламя – соломинка сгорает в вагранке мелким пшиком. Но не оттуда ли пошла фраза: «Революция пожирает не только своих детей, но и всех, кто отличается от серости?»    

Его отец, Жан-Антуан Лавуазье, входил в число четырехсот адвокатов, обслуживающих во второй половине XVIII века французский парламент. Злые языки шептали: «Если бы не малышка Эмили, не стать ему таким известным и востребованным».    

Но это вопрос риторический: успешная женитьба может как стать «двигателем» карьеры, так и превратить мужчину в «бессловесное существо».    

Жан-Антуан, естественно, мечтал о том, что сын сделает карьеру адвоката играючи – шанс стать генералом на порядок выше у сына маршала.    

Но «проморгал» достопочтимый мэтр Лаваузье, надеясь, что гены возьмут свое. Они, безусловно, взыграли, но не в той области, о которой мечтал состоявшийся юрист. Его сын ударился в науку вместо юриспруденции. Особенно любил геологию, физику и химию. 

Шерше ля тетка...

Внешне казался послушным – чтобы не огорчать отца окончил-таки юридический факультет Парижского университета и получил степень лицензиата права, но это был его последний подарок Жану-Антуану…   

Резонный вопрос: а что в это время делала малышка Эмили? Почему она не защитила сына? 

Она не могла сделать это физически – умерла, когда Антуану-Лорану блыло всего пять лет.   

Жан-Антуан, пользуясь своим высоким положением, говоря по-русски – «пошел по бабам». Да так активно, что родная тетка мальчика, сначала приходившая к зятю, чтобы проследить за племянником, в конце концов не выдержала и забрала ребенка к себе. Подросток не должен был видеть все эти безобразные сцены…   

Но в перерывах между любовными похождениями отец все-таки занимался сыном. Он устроил его в Колледж четырех наций, основанный легендарным кардиналом Мазарини. Лучшее, между прочим, престижное среднее учебное заведение Франции.   

Но своенравие ребенка проявилось уже в возрасте 11 лет, когда тот серьезно увлекся литературой, мечтая стать не меньше, чем вторым Жаном-Жаком Руссо.   

А какие не по-детски серьезные у него были стихи! 

Но потом его внимание переключилось на древние языки – латынь и греческий. Впрочем, уже через 10 лет юный полиглот горько об этом пожалел: «Идиот, зачем латынь и греческий? Практичнее было изучать английский и немецкий».

Парнишка пошел вразнос?    

По большому счету Антуан-Лоран сумел гораздо круче отца поставить на уши все французское общество. Правда не сразу, осторожно поднимаясь на каждую новую ступеньку.    

После окончания университета он должен был по планам отца открыть свою адвокатскую контору, а вместо это сдружился с известным геологом своего времени – Жаном-Этьеном Геттаром. А тот этой дружбе только обрадовался: брал молодого человека в геологические экспедиции. Путешествовали натуралисты верхом на лошадях, ночевали под открытым небом, питались зачастую тем, что удавалось выудить из близлежащего пруда – вы когда-нибудь пробовали уху из головастиков?  Чем не романтика?    

И ведь, извините за каламбур, поработали небеспочвенно: собрали и изучили образцы пород. Молодой ученый в 1768 году составил первую геологическую карту Франции.    

В том же году он, в возрасте 25 лет, был избран адъюнктом Парижской академии наук. И ведь считался из молодых и ранних: тремя годами ранее, в 1765 году ему была присуждена Золотая медаль за проект уличного освещения Парижа. А это вам не хухры-мухры… 

Стареющий Ромео и Джульета  

На Нобелевскую премию Лавуазье претендовать не мог в силу того, что жил в одно время с пра-прадедом великого ученого. 

Но один только факт: работая над проектом «О лучшем способе освещать улицы большого города», он целых шесть недель провел безвылазно в темной комнате.   

А в какой транс он ввергнул Париж, когда объявил о своей женитьбе?! Стать женой одного из самых светлых голов Франции мечтала любая уважающая себя женщина! А он, 28-летний, женился на дочери своего товарища, которая вдвое была моложе! Ему, напомню, было 28 лет. А ей – 14!   

Но что это была за девочка! Она вела его лабораторные журналы, переводила с английского научные статьи, рисовала и гравировала чертежи.   

Ее родители были категорически против. Пока за жениха не похлопотал лично министр финансов Франции.   

У того тоже был свой резон. Он тщетно пытался заманить Лавуазье к себе. Ударили по рукам – работа в обмен на жену. 

Во время своей службы в Генеральном откупе, как бы сейчас сказали в министерство по налогам и сборам, он разработал такую систему, что от уплаты налогов не мог не скрыться никто!   

В казну пошли деньжата, а супруга влюбилась в своего мужа по самые брови… 

Дыханье – это маленькая жизнь

И еще именно в этот период жизни Лавуазье стал непревзойденным химиком! Через несколько месяцев после женитьбы, он представил в Академию наук результаты исследований, отметив, что масса серы и фосфора при горении на воздухе увеличивается, а масса оксида свинца при восстановлении до металла уменьшается.    

На основании этих исследований он сформулировал кислородную теорию горения, которая последовала сразу за открытием Дж. Пристли в 1774 году «дефлогистированного воздуха».   

Тремя годами позже Лавуазье изложил свои новые взгляды на горение на заседании Академии наук, где и ввел термин «кислород».    

В 1783 году вместе с военным инженером Ж. Менье, показал, что вода – это соединение водорода и кислорода, а не элемент. 

В 1785 году они синтезировали воду.  

В 1786 году Лавуазье совместно с французскими учеными разработал проект рациональной химической номенклатуры. Ее основные принципы сохранились до настоящего времени.   

Но главное открытие Лавуазье – доказательство, что при дыхании поглощается кислород и образуется углекислый газ, т. е. что дыхание подобно горению. 

Но слишком рано твой ударил час. Какое сердце биться перестало!

 О, сколько нам открытий чудных готовит просвещенья дух! 

Пожалуй, только одно явление не смог предсказать великий ученый – французскую буржуазную революцию. Народный гнев зрел и умелой рукой был направляем в первую очередь на угнетателей. 

А что мешало жить больше всего? И к бабушке не ходи – Генеральный откуп.   

Впрочем,  в 1789 году Лавуазье удалось избежать расправы. Оказалось, не надолго. 

Картина из французской живописи: Лавуазье везут на казнь...

В 1793 году разъяренную толпу уже невозможно было остановить. Могла ли революционная толпа сохранить свободу и жизнь великому химику? Вряд ли. Ведь в дело вмешался бывший идол революции Марат, который в самом начале 90-х годов в одном из своих памфлетов назвал Лавуазье «корифеем среди шарлатанов», «самым большим интриганом века», «паразитом»!    

О, беснующаяся толпа была подобна океанской гигантской волне! В августе 1793 года последовало решение разогнать Академию наук, а 24 ноября Конвент вынес постановление об аресте всех бывших откупщиков.    

Лавуазье поначалу решил скрыться в здании академии наук, но так как посчитал ниже собственного достоинства прятаться от народа, через несколько дней сам сдался властям.    

На что он рассчитывал? На то, что его защитят научные достижения? Для умело направляемой толпы он был «кровопийцей»…   

С легким шуршанием гильотина опустилась на самую светлую голову Франции…   

Говорят, отрезанная голова Лавуазье, открыла глаза. Обвела стекленеющим взглядом радостную толпу…   

На календаре было 8 мая 1794 года.  

До вступления русских войск в Париж оставалось чуть меньше 20 лет…    


Comments 3


Спасибо! Прочла с интересом! Многого и не знала! Удивительно пишите, читать одно удовольствие! Благодарю!

26.08.2017 21:00
0

Спасибо на добром слове. Стараюсь...

27.08.2017 05:38
0