Сказка про Бога. Глава вторая.


Часть первая. Глава вторая. 

Сердце.

Прижавшись к стене, Анна с отчаянием ударила по ней кулаком. Снова тупик. Слёзы текут по бледным от ужаса щекам. Слёзы обиды и отчаяния. Услышав окрик ночного сторожа, она вновь возвращает каменное выражения лица и ждёт. Ждёт, прижимаясь к тёплому бетону, пряча красные заплаканные глаза.  Голос охранника раздаётся всё ближе. Анна не оборачивается, словно боится спугнуть его. Когда до девушки оставалось всего несколько шагов, охранник вновь обратился к ней: 

- Девушка, вы в порядке? Что вы здесь делаете?  

Однажды она уже попалась на такую уловку. С тех пор она стала намного умнее и не верит всему что слышит. Голос немолодого охранника прозвучал снова: 

- Если вы сейчас же не ответите, я вызову полицию! 

Сейчас. Крепко зажмурившись, девушка оборачивается, выставляет вперёд руку и дважды нажимает на выключатель. Всего на мгновение яркая вспышка света озаряет переулок. Столь яркий свет отчётливо виден даже сквозь закрытые глаза. Затем она устало вздыхает и приваливается спиной к стене, соскальзывая на прохладную землю. Провода от фонарика уходят под рукав, впиваются в кожу, а затем по венам проходят до самого сердца. Пока оно бьётся ей есть чем защитить себя. С трудом открывая глаза, Анна смотрит на землю перед собой. Тень ещё висела в воздухе. Прозрачный тёмный призрак, разорванный на части безжалостными потоками света. Присмотревшись, она заметила обрывок похожий на сердце. Лихорадочно сжимаясь и разжимаясь оно словно бы смеялось над девушкой, лишний раз напоминая о цене её оружия.  

- Даже не надейся, что я сдохну первой… 

Хрипло произнесла Анна и вновь моргнула ослепительная вспышка, отозвавшись болью глубоко в груди. От тени не осталось и следа, а в воздухе витал слабый запах гари.  

Поднявшись на крышу по пожарной лестнице, она присела на край. Внизу как обычно текли реки теней. Без какой-либо цели и логики они просто двигались по крупным улицам и шумели, подражая городу, которого уже давно не было. В первые дни было тяжелее всего. Здания перестраивались внутри и снаружи, улицы меняли своё направление, да и сам город было уже не узнать. Конечно, она попыталась бежать прочь, но… Теперь она знала наверняка – город никого не выпускает. Открытые трассы вдруг заводили в узкие тупики, где уже поджидало несколько теней. Все попытки бежать были обречены на провал.  

На третий день после того как погасло солнце она чудом скрылась от одной особо настырной тени в магазине электроники. Раньше все здания, что ей попадались, были абсолютно пусты внутри в лучшем случае, а обычно и вовсе битком забиты тенями. Однако этот крохотный магазин в подземном переходе выглядел совершенно обыденно, хоть и немного запущенно. Там Анна и нашла это оружие, что уже давно намертво застряло в её руке. Стоило ей прикоснуться к рукоятке, как сотни проводов оплели её руку, вонзились в плоть и ринулись к сердцу. Свет сжигал тени, но быстро убивал и её саму. 

Теперь она окончательно потеряла надежду спастись. Город покинуть она не могла, а если и тени её не поймают, то фонарь рано или поздно истощит её сердце. 

- Забавно… Я уже несколько месяцев совсем не спала, не ела и не пила, а чувствую себя почти неплохо…

Грустно усмехнулась девушка, глядя вниз. Она пыталась найти место, где сможет скрыться от теней и просто жить, но… Может дело было в оружии, а может и в городе, но прячась она начинала чувствовать невыносимую боль по всему телу, которая просто сводила с ума. Оставалось лишь продолжать бессмысленно бежать от… От самой себя. И ей надоело это.  

В последний раз взглянув на неизменное багровое зарево на горизонте, Анна направила фонарь на тысячи теней внизу. Щелчок выключателя. Открыв глаза, тени ринулись по стене вверх, однако свет неумолимо сжигал каждую. Он рассекал тротуар, оставляя на нём шрамы, подрезал опоры зданий на другой стороне улицы и те с чудовищным грохотом рушились. Чем меньше оставалось в ней жизни, тем более чудовищной была сила этого бледного света. И тем сильнее была жажда теней порвать девушку на куски. Из последних сил Анна подняла руку и направила свет на себя. Такой тёплый, так похожий на солнце. А затем её тело сорвалось вниз, в бесконечную пустоту собственной души. 

 

Предыдущая глава


Comments 1