Server sync... Block time in database: 1664749560, server time: 1664749693, offset: 133

Император Неба - 15 (Трапеза императора)


ИМПЕРАТОР НЕБА

15

Первая большая трапеза его величества была обставлена торжественно и напомнила новому императору банкет Ивана Грозного из знаменитой советской кинокомедии. Правда, жены и наложницы отсутствовали, а спутницы присели к уставленному блюдами столу лишь после того, как император их пригласил.

Встреча с гаремом была обещана позже — при восхождении на трон.

Из всего, что сказали спутницы за едой, Льву больше всего понравилось то, что у императора фактически нет обязанностей. Права, полномочия и привилегии — есть, а обязанностей никаких.

Есть, правда, пожелания, которые трудно игнорировать. Например, в восшествии на престол императору лучше все-таки участвовать. Даже здесь его может заменить триархе Цитадели, и, встав перед троном, на правах священной наместницы монарха принять Великую Присягу.

Но Империя этого не поймет. И Высочайший Сонм не оценит.

— А если император слишком часто совершает то, что неугодно Высочайшему Сонму, это может приблизить его вознесение, — заметила благородная спутница Иоланда.

— Каким образом? — заинтересовался Шахов.

А таким, что невидимый страж, который призван оберегать императора от любых опасностей и угроз, может и укусить.

— Убить?! — ужаснулся Мегарх.

— Император Неба бессмертен.

— Ленин тоже вечно живой...

— Ленин — мумия, — покачала головой небесная спутница София, которая до 16 лет жила на Земле. — А Императора Неба ждет реинкарнация в Ковчеге Вознесения.

И она вкратце рассказала о возможностях реинкарнации.

— То есть я теперь тоже бессмертен? — ошарашенно спросил Лев.

— Безусловно. Закон Мегарха Седьмого «О реинкарнации его величества» даже сделал для императора исключение из Кодекса Основания.

Кодекс разрешает вводить особые привилегии для Царя Царей, и дабы не было соблазна совершать на него покушения, император, тело которого погибло от рук злоумышленников или в бою, может быть реинкарнирован в Цитадели и вернуться к правлению — если только Высочайший Сонм не наложит на это запрет.

Из дальнейшего разговора выяснилось, что император не понимает разницы между Высочайшим Сонмом и Кругом Высшей Воли и путает их, полагая, что жизнь и реинкарнация императора зависит от группы людей, реально управляющих Империей.

Оказалось, что это вовсе не так. Круг и Сонм — совершенно разные понятия, и Сонм — неизмеримо выше.

— Высочайший Сонм — суть собрание священных духов всех императоров, которые правили Небом, — пояснила леди Иоланда. — Ваше величество может общаться с ними в Башне Уединения через посредство Брейна Метрополии.

— Брейн — это мозг? — спросил Шахов.

— Брейн — это разум корабля.

Все звездолеты, способные летать в сверхсвете и сотрудничать с людьми, обладают разумом. Он есть и у самого маленького катера, и у гигантской растущей Метрополии — правнучки самого Отца Кораблей.

Но мозга у звездолетов нет. Их разум рассеян в нитях, каналах и ганглиях нейросети. И духи Неба могут общаться с кораблями по этим каналам.

— Не верю я в духов, — скептически произнес Мегарх Сотый.

Лев Шахов был не религиозен, но религией интересовался. И в данном случае его смутил один вопрос. Если император в Ковчеге воскресает — то что происходит с его душой?

По логике она должна переселиться в новое тело вместе с разумом и памятью. Но какой же дух тогда вливается в Высочайший Сонм?

— Душа безгранична и бесконечна, и частицы духа его величества вливаются в Сонм непрерывно, как брызги дождя, как волна, как струя водопада, — сказала леди Иоланда, и Лев подумал, что её учили хорошие проповедники. — А душа, что живет в теле, не теряет ничего и не становится меньше.

«В каждой религии — свои парадоксы, — оценил ее объяснение Шахов. — Нам, неверующим, не понять».

Только вот Император Неба носит титул «хранителя веры». А как хранить веру, которую не только не разделяешь, но даже и не понимаешь?

И Лев решил сосредоточиться на вещах более простых, телесных. Например, на еде.

maxresdefault-1024x768.jpg

Обилие блюд, которые им втроем нипочем не съесть, объяснялось просто.

Императора традиционно кормят «живой едой». То есть приготовленной поварами из настоящего мяса и растений.

Где-то в недрах Цитадели выращивают овощи, фрукты и пряности, разводят животных, включая дичь, рыбу, морепродукты и всяческую экзотику, и еще в шлюзовые порты Метрополии регулярно прибывают корабли с планетарными припасами.

Но чтобы подготовить трапезу, повара должны за несколько часов знать меню. А перед первым обедом государя об этом не спросили. Зато залезли в глубины Панта Тезавра в поисках того, что чисто теоретически может новому императору понравиться.

— Вашему величеству осмелились предложить блюда традиционной кухни вашей родной страны и смежных стран, — сообщила благородная спутница.

А София добавила, что при этом учитывались предпочтения предшественников нового императора.

Он был всего лишь второй русский на троне Неба, но были и другие императоры из России, из постсоветского пространства, и из детей советских эмигрантов.

Например, фаршированная рыба фиш и несколько других кошерных блюд попали на стол благодаря Мегарху Семьдесят Седьмому, сабре из Израиля, который считался носителем иврита, но прекрасно говорил на языке своих родителей — русском, что было отражено в его биографии.

Лев Шахов попробовал многое, но сосредоточился на салате оливье, борще, тушеном гусе и осетрине. А также сделал замечание, что щи надо варить с картошкой, а для него — желательно без грибов. А то мастера углубились как-то слишком глубоко в историю русской кухни.

Почки заячьи верченые и икра заморская баклажанная отсутствовали, но зайца и кролика, о которых император упомянул, рабыни немедленно записали в качестве желательных блюд.

Перевод с русского на имперский и обратно входил в обязанности спутниц его величества. Но кроме того император стал обладателем электронного переводчика, похожего на изящный и легкий слуховой аппарат.

Поскольку в работе этого миниатюрного гаджета были задействованы ресурсы Брейна Метрополии, он обеспечивал вполне качественный разумный перевод.

Сложнее всего было освоить кнопки, включавшие перевод чужой речи, а также перевод и громкую трансляцию собственных русских слов на имперский. Но эргономика прибора была на высоте, и Лев быстро запомнил, где что нажимать для одностороннего и двустороннего перевода, синхронной трансляции или трансляции с задержкой — во время пауз.

Через этот переводчик после обеда, когда день клонился к вечеру, император поговорил по корабельной видеосвязи с Первым принцем и Канцлером Империи.

Его величество спросили, не против ли он, если восшествие на престол состоится назавтра в полдень.

Император возражать не стал и выслушал короткие инструкции, которые сводились в основном к тому, что надо слушать советы спутниц. Они расскажут и покажут, что надо делать — а делать, собственно ничего и не надо, только восседать на троне.

К ночи император вновь отказался от рабынь наслаждения и взошел на огромную кровать с пологом вместе с небесной спутницей Софией.

Они слились в экстазе, и на этот раз Лев все-таки убедил Софию отойти от обращения «ваше величество» и перейти на «ты».

— Мы же говорим на русском, а у него свои нюансы...

Отдыхая от любви с бокалом вина в руке, император вновь задался вопросом — кто же реально управляет Империей Неба? 16 человек из Круга Высшей Воли или мистический Сонм таинственных духов. И какую роль играет здесь разум гигантского корабля — Брейн Метрополии?

— А знаешь — многие думают, что Брейн не просто вещает от имени Сонма, — сказала София. — Брейн — это и есть Высочайший Сонм.


Comments 2