Проза 4


Партнёр


Я не отрываясь смотрел на вздрагивающую в такт нервным всхлипываниям грудь Наташи. Крупная слезинка упала в район соска, расплываясь тёмным пятном. 

— Он… шлангом от душа … на шею… понимаешь… — Слова чередовались с булькающими звуками соплей, глохнувшими в насквозь промокшем платке.

— Да, да. Понимаю, — Я кончиками пальцев погладил дрожащую руку Натальи, брезгливо вздрогнув от случайного прикосновения к липкой ткани.

— Я, еле успела, понимаешь… он уже .. синий такой … лицо синее … и ртом так хрр-р-р .. где-то там в горле … — Наташа указала на себе то место, откуда, по её мнению, раздавалось хр-р-р.

Я мельком глянул на шею, начавшую покрываться узорчатой сеточкой из морщин, и вновь уставился на грудь, завороженный её размерами.

— Что теперь с ним делать? Ты почему молчишь? — девушка перестала всхлипывать.

— Не молчу, — Я нехотя перевёл взгляд на заплаканное лицо.

— Ну? — Наташа украдкой кивнула в сторону Алексея. — Ну! — повторила она настойчивее, заставляя меня посмотреть на друга.

Алексей сидел на стуле, не шевелясь. Сгорбленной спиной он напоминал старичка. Одна рука была плотно зажата между ног в районе мошонки. Указательный палец второй энергичными вращательными движения орудовал в ноздре. Стеклянный взгляд, устремлённый вдаль, был начисто лишён признаков рассудка.

— Да, — сказал я многозначительно.

— Ну, что да, что да! — Наталья начала истерично всхлипывать. Я открыл рот для произнесения утешительной речи, но вспомнив умный совет из интернета о молчании и уме, снова его закрыл. Пятно от слёз на груди становилось больше и темнее, напоминая оголённый сосок.

— Его надо врачу показать, — Наталья шепнула эти слова, наклонившись к самому уху. Моё плечо впечаталось в упругое тело, плотно обтянутое тканью платья.

— Да, — ответил я, почувствовав лёгкое головокружение.

— Блин, ты другие слова знаешь? — Наталья толкнула меня в то самое плечо, которое только-что служило проводником блаженства.

— Какому врачу? — Не понял я.

— Ну какому-какому… тому… — Наталья с опаской посмотрела в направлении мужа. Алексей продолжал проводить изыскательские работы в недрах носа. — Психиатру. Самоубийц вроде ему показывают.

— Самоубийц патологоанатому показывают, — шутка вырвалась против моей воли. — Потом хоронят. 

— Ну, не самих их, а тех, кто хотел им стать, — Наталья задумалась, пытаясь понять, что такое сказала.

— Тех —  им. — вновь вырвалось у меня против воли.

— Так чего ты сидишь? Делай что-нибудь. — девушка шумно сморкнулась, словно подводя итог нашей беседе.

Я с сожалением посмотрел на пышную грудь жены друга и полез в карман за телефоном.

— Сергей, привет! — У меня получилось наполнить голос безмятежностью и бодростью. — Да всё нормально, — я дежурно буркнул в ответ на стандартный вопрос “как дела?”

— Тут такое дело… — правильные слова не приходили на ум.

— Опять что ли запил? — Сергей чавкал в трубке.

Прикрыв телефон ладонью, я вышел не кухню.

— Ты жрёш, что ли? — Меня возмутило пренебрежение, с которым друг детства, а по совместительству личный психиатр, относился к серьёзному разговору.

— Срёшь, — ответил Сергей в рифму. — Говори по существу. Опять запил?

— Когда я пил...

— Всегда, — Сергей перебил мои оправдания. — Посчитай, сколько раз ты прибегал к моим услугам? Я вообще удивляюсь, как ты умудряешься одновременно бухать и деньги зарабатывать?

— Хватит тебе, — у меня начали гореть уши. — Для чего деньги, если не для удовольствий? Дело не во мне. Алексей…

— Что? Единственный нормальный человек в вашей компании и тот забухал?

— Нет, не забухал. Повеситься пытался. И ещё он, по-моему того … Умом тронулся.

В трубке воцарилось продолжительное молчание. Затем опять послышалось чавканье и булькающий звук проглатываемой жидкости.

— А фто, повод був? — вопрос Сергея не сразу до меня дошёл.

— Кончай жрать, — я начинал злиться. — Повод не повод. Подозрения были, что Наташка ему изменяет.

— А что я должен делать во время ужина? Ты бы позвонил поздно вечером, другие бы звуки услышал. А! А-а! Да, любимый! — Я невольно улыбнулся, от этих слов, произносимых басом.— Если бы это был не Лёха, я тебя бы давно послал куда подальше.

— Говори что делать? Хватит меня воспитывать. Вот почему, я с таким козлом дружу с детства?

— Сам козёл, — голос Сергея стал серьёзным. — С чего ты решил, что Наташка изменяет?

— Ну… не знаю. Что-то такое проскакивало в Лёхином поведении. Вопросы он всякие задавал про измены. В общем, как-то так, сложилось у меня такое впечатление и всё.

— Ты, может, сам Наташку, того ....

— Иди в жопу. — Я искренне возмутился. Конечно у меня возникали крамольные мысли на этот счёт, но я не пытался их воплотить в жизнь.

— Вези ко мне. Смотреть будем, — Сергей пропустил мимо ушей поход в жопу, превратившись в психиатра. 

— Ты что, её ни разу не видел? Зачем тебе её смотреть? Где смотреть? — я сам не понял, почему так разволновался.

— Не её, а его. Что-то у тебя с мозгами стало. Может тебя посмотреть в первую очередь?

— Иди в …

— Понял, понял. В неё ... — Сергей поспешил меня перебить. — Лёху смотреть буду. Может полежать ему месяцок придётся. Укольчики, таблеточки. Вернём к жизни. Обойдешься без компаньона месяцок?

— Когда везти? — Я невольно представил сколько надо вкалывать, если Алексея не будет на работе. Мой напарник тянул на себе львиную долю текущих дел компании, оставив мне приятную миссию подписывать бумаги и утверждать решения.

— В любое время, только не ночью, — Сергей усмехнулся в трубку. — А то: а! А-а! Да, любимый!

— Иди ты…

— Повторяешься…

Я ткнул пальцем в экран, отключая телефон.


— Завтра в психушку повезём. — Забывшись, я произнёс слова громко. Испугавшись, посмотрел на реакцию Алексея. Он находился всё в том же положении.

— Во сколько? — Наташа уже не ревела. Её истерику выдавали только распухший нос и покрасневшие глаза.

— В офис утром заеду, к обеду буду у тебя.

— Что? — на глазах Наташи вновь заблестели слёзы. — Весь вечер, всю ночь и всё утро до обеда я должна смотреть на это? — она взглядом указала на Алексея.

— Я, что ли, его жена? — возмущение возникло вместе с радостной мыслью: “Хорошо, что я не женат”.

— У тебя хватит совести оставить меня наедине с невменяемым человеком? — в капризный тон Наташкиного голоса вплелись командирские нотки.

— Ну, давай его вместе охранять. Ещё бухгалтершу нашу пригласим и коммерческого директора, чтобы я с утра оперативку провёл. За Алексея, кстати. — Я терпеть не мог, когда мной пытались манипулировать и почти кричал, уже не стесняясь Алексея.

— Вали… — Наташа встала, одёрнув узкую юбку. Грудь магически колыхнулась, притягивая к себе мой взгляд.

— Ладно. Останусь. Увезём утром.

— Пойду, умоюсь. — Наташа никак не среагировала на моё внезапное согласие, словно бы я и не сопротивлялся. — Поговори с Алексеем, вдруг он спать ляжет. Ему будет полезно.

Дверь в ванную комнату закрылась со щелчком, прозвучавшим выстрелом в возникшей тишине. Зажурчала вода, льющаяся из душа, вызывая в голове образы голого наташкиного тела. 

Я с опаской подошёл к другу, пытаясь заглянуть ему в глаза. Алексей глупо улыбнулся, не меняя положения.

— Спать хочешь? — мой вопрос умчался в никуда. Друг не реагировал. Я тряхнул его за плечо, брезгливо отдёрнув руку. Реакции не последовало. Разве, что палец начал вращаться быстрее.

Хорошая мысль возникла сама собой. Я раскрыл портмоне, где валялось несколько таблеток метаквалона, завернутых в обрывок бумажки. Мне их пару месяцев назад выписал Сергей во времена жуткой бессонницы. Я принес с кухни стакан воды. 

— Пить хочешь? — свой вопрос я сопроводил демонстрацией Алексею налитой жидкости. Друг никак не реагировал.

— Хочу. — Ответил я сам себе, писклявым тоном, нажал пальцами на щёки Алексея и затолкал таблетку. Замешкавшись на секунду, сунул вторую для верности, и начал вливать воду. Алексей отнесся к этой процедуре на удивление спокойно, проглотив снотворное.

Я уселся напротив, пытаясь угадать по лицу друга, тот момент, когда наступит фаза сна.

— Что, не спит? — Наташа появилась неожиданно. Она переоделась в просторный халат, который всё равно не мог скрыть выпирающую грудь.

— Нет пока, — мои слова совпали с грохотом, рухнувшего со стула Алексея.

— Он что, умер? — Наташа замерла, не решаясь подойти. Страха в её лице не было, скорее только любопытство.

— Нет. Заснул. Я ему снотворное дал. Часов восемь проспит, точно.

После этих слов Наташа подошла и, наклонившись, внимательно посмотрела в лицо мужа.

— Спокойный такой. — констатировала она, распевно произнося гласные. На меня напахнуло алкоголем. — Ему же так плохо. Отнеси его в кроватку.

— Налей-ка мне тоже, — бросил я на ходу, подхватывая Алексея под мышки. Он не отличался большими размерами, но всё же показался мне тяжёлым. Кровать жалобно пискнула, когда я бросил на неё сонное тело.


— Вот вы с детства дружите. Ты раньше у него такого не замечал? — Наташа болтала без остановки заплетающимся языком в то время, как я неспешно потягивал коньяк. — Ведь не может быть такого, чтобы раз… и в один день .. Где жажда жизни? Где инстинкт саосорханемия.. Тьфу.. Ну, когда… инстинкт, короче.

— Это он из-за тебя. — Я нагло высказал свою догадку, пристально глядя на Наталью.

— Чего-о-о? Какого хрена? — Наташа плеснула мне в лицо коньяком. — Как твой язык поганый может такое говорить?

Я демонстративно расправил плечи, сознательно не вытирая стекающую по щекам жидкость. Глаза щипало от паров спирта, но я терпел. — Ты ему изменяла.

Наташка захохотала глухим булькающим смехом, напоминавшем кашель.

— Да, — я решительно поставил точку, подчёркивая верность догадки.

— Если ты всё время слюни пускаешь, пялясь на мою грудь, значит я блядь? — Наташка ткнула пальцем себе в грудь. — Ты так считаешь? Сам без конца о моих сиськах думаешь, а я блядь? И не надо мне возражать. Я, хоть и дура, но не слепая. Хочешь мои сиськи?

Наташа стала распахивать халат непослушной рукой. — На, гляди. Вот они мои сиськи.

Я отвёл глаза в сторону, пытаясь не смотреть на вывалившуюся из распахнувшегося халата голую грудь. Моя скромность длилась ровно три секунды. На четвёртой, я, заворожённым взглядом, уставился на бодро торчащие соски.

— Ну, как тебе? — Наташка лихо отшвырнула халат, оставшись абсолютно голой.

Я шумно проглотил наполнявшую рот слюну и протянув руки, опустил их на провокационно выставленную часть тела.


Утром я старался не смотреть на Наташу. Гадкое ощущение, что я предатель, заставляло мои глаза разглядывать ступни ног. Хотелось, чтобы всё быстрей закончилось. 

Я был счастлив, что жена друга не проявляла ко мне никакого внимания, избегая столкновений с ней. В основном мне это удавалось благодаря просторной квартире. Я злился на себя за то, что не удержался и поддался искушению. 

Между угрызениями совести в голову лезла странная мысль, о том, что зад у Наташки непропорционально костлявый, по сравнению с грудью. Я украдкой несколько раз взглянул на жену друга, так и не поняв правда это или фантазия, спровоцированная похмельным синдромом.


 До больницы мы добрались быстро. Раннее утро еще не заткнуло дороги многочисленными пробками. Таксист бойко маневрировал между огромными лужами, образовавшимися после ночного дождя. Он в основном молчал, лишь иногда матерясь сквозь зубы, обгоняя редкие машины, сонно двигающиеся по дороге. Алексей, как только проснулся, вновь сунул палец в ноздрю и ехал так до психиатрической лечебницы.


— Садитесь. Сейчас вас оформят. Мне пока некогда. — Сергей промчался мимо размахивая руками словно испуганная курица.

Наталья сидела между мной и Алексеем. Я боялся смотреть в её сторону. Безумная ночь крутилась в голове, всплывая соблазнительными картинками. Назойливая мысль не давала покоя, сверля мозг: “Задница у неё костлявая, а с виду не скажешь”

Подошедшие санитары сунули нам всем по очереди какие-то бумаги, предлагая расписаться. Неспешно выводя свою фамилию напротив галочки, я украдкой посмотрел на Наталью, мысленно сопоставляя пропорции груди и зада. “Наверно, я что-то перепутал. Не может у неё задница быть такой костлявой”.

Посмотрев на Алексея, безмолвно занимавшегося полюбившимся в последние сутки делом, я окончательно решил, что ему теперь всё равно. Желание в трезвом виде сопоставить грудь его жены с задом уже не казалось мне чем-то крамольным. “Сейчас сдам беднягу и повторю всё, что было ночью.” В штанах между ног потеплело.

— Пройдемте, — мужчина в белом халате потянул меня за предплечье.

— Это он, — я хотел выдернуть руку, указывая на Алексея, но попытка освободится не удалась. Второй санитар подхватил меня с другой стороны.

— Вы, что делаете? — Я закричал, дёргая руками и пытаясь лягнуть мужиков, одевших на лица маски равнодушия. — Наталья скажи!

Я почувствовал укол в районе шеи. В глазах начало темнеть. Мне всё же удалось повернуть голову в направлении друзей. Алексей вытащил палец из носа и пристально смотрел в мою сторону, злорадно ухмыляясь.

— Прости дорогой. — Наталья чмокнула мужа в щёку, и помахала мне кончиками пальцев. Алексей вновь сунул палец в ноздрю.

— Суки-и-и! — прошептал я слабеющим голосом, погружаясь в темноту.


Снежинки за окном падали настолько медленно, что возникало впечатление замершего времени. Словно режиссёр замедлил кадры, создавая возможность детально рассмотреть происходящее вокруг.

— Знаешь, а я счастлив, — ощущение безмятежности и полного спокойствия обволакивали уютной пеленой, наполняя каждое движение философским смыслом, придавая ему вселенскую значимость. — Помнишь детский сад? Моя кроватка стояла между твоей и Серёгиной. Я всегда спал в тихий час в отличие от вас. Вы перешептывались через меня, мешая заснуть. И потом, во взрослой жизни, я чувствовал себя лишним между вами. Иногда. Не очень часто. Потому, что не было времени об этом задуматься. Как ни крути Серёжка молодец. Если бы не он, я не стал бы счастливым. Я бы только думал, что счастлив, вкусно кушая, много выпивая, занимаясь сексом с большим количеством женщин, упиваясь властью над подчинёнными. Я же был хорошим руководителем. Правда? Умение манипулировать людьми было моим коньком. Я радовался этому. Правда. Теперь мне не понятно, почему. Вот снег за окном - это радость. Это счастье наблюдать за снежинками. У них, у каждой свой путь. Неповторимый и загадочный. Посмотри. Посмотри.

Я повернулся в сторону Алексея. Друг уставился в стену, не вынимая пальца из ноздри.

— Господи! Куда ты смотришь? — я развернул кресло-каталку к окну. — Вот они снежинки… ой… смотри, смотри! Серёга с Наташкой в машину садятся. Она его целует. Приятная картина. Идиллия, да и только...

Я глубоко вздохнул. Образ Наташкиной груди всплыл в сознании. Огоньки злости начали тлеть в душе, возвращая к реальности, потерянной фирме, деньгам, амбициям... 

Пустое это. Я вновь сосредоточился на снежинках, погружаясь в круговорот слепящих кристалликов, обретая безмятежное счастье ...


Обязательно комментируйте. Авторам это важно. Лучший комментатор получает 10% призового фонда.

Жду еще стихов и прозы. Чем больше, тем лучше.

Условия конкурса.

Для увеличения призового фонда, голосуйте за каждый пост.

За понравившиеся рассказы голосуйте в последнем посту недели. 



Comments 14


Все чудесно, интрига есть, а вот конец - скомкан до безобразия.

16.08.2017 16:29
0

а мне показалось, что здесь окончание и должно быть молниеносным, как удар кинжала )))

16.08.2017 17:37
0

классная компания, дружная ))) автор молодцом, сюжет закрутил лихо...

16.08.2017 16:57
0

Забавный рассказ. Хорошо написан. Веришь в детали. Одно меня смущает. Зачем было соблазнять протагониста? Он так и так бы поехал в госпиталь. Понятно, что этот поворот сюжета нужен был для отвода внимания читателя, придания рассказу дополнительной остроты и неожиданности. Но чисто с точки зрения оправданности развития повествования - я как-то пропустил причину.

16.08.2017 19:32
0

она качели повыше подняла, тем сильнее получился удар... он ведь уже себе планов настроил на будущее )))

16.08.2017 21:59
0

Качели? Это вы шиканули новомодним жаргоном. )))

Я просто думаю... Ну вот например ничего между ними не произошло. Тогда что, протагонист не поехал бы в больницу друга отвести?

16.08.2017 22:13
0

во как - это модно? не знал, я тёмный в моде )) я часто этот образ использую для своих школьников, стараясь показать, что у физики и психологии есть точки соприкосновения (на самом деле, ни то, ни другое хорошо не знаю))), когда они пытаются вести себя нехорошо - "вы отводите качели (маятник) в одну сторону, чем сильнее отведёте - тем сильнее они (он) стукнет вас, когда отправится в обратную сторону"... поехал бы, но уже не такой облом был бы, хотя, что имел в виду сам автор - знает сам автор ))

16.08.2017 22:25
0

Есть анекдот, которым вы можете проиллюстрировать понятия пространства и времени.

Кто впервые соединил понятия пространства и времени?
Альберт Эйнштейн
Нет. Это был старшина Иванов. Он сказал взводу

  • Будете здесь копать от забора и до обеда.
16.08.2017 23:17
0

Я думаю, если бы он всё время о сиськах не думал, прочитал подписываемый в психушке документ. Глядишь, его и не загребли.

17.08.2017 05:07
0

Вот, пожалуй с этим я соглашусь.

17.08.2017 09:01
0

Ана. Вот этот момент я и пропустил. Правда, когда в больнице просят подписать что-то длинное написанное мелким шрифтом, то как правило никто не читает. Но да. Пропустил я этот момент. Надо будет еще раз прочитать.

17.08.2017 10:00
0

Диалоги показались правдоподобными. Где-то не хватает запятых, где-то мягкого знака, но в целом очень достойно с грамматикой. Сюжет в стиле качественного боевичка удачно завершается рассуждением о настоящем счастье.

18.08.2017 16:01
0

Слегка пошловато, все эти сиськи-письки, но сюжет закручен интересно.

19.08.2017 18:50
0