ПОЭТ ДНЯ. Вадим Габриэлевич Шершеневич (5 февраля 1893 — 18 мая 1942)


Поэт, переводчик, один из основателей и главных теоретиков имажинизма.

Цитаты

Имажинистом мы называем не того, кто помещает сто образов на сто строчек, а того, кто почуял яйцо слова с проклевавшимся птенцом.

Найти правильный образ — значит создать вещь.

Символ есть абстракция, и на нём не может строиться поэзия. Образ есть конкретизирование символа. Имажинизм — это претворение разговорной воды в вино поэзии, потому что в нём раскрытие псевдонимов вещей.

Тема, содержание — эта слепая кишка искусства — не должны выпирать, как грыжа, из произведений.

Только образ, как нафталин, пересыпающий произведение, спасает это последнее от моли времени. Образ — это броня строки. Это панцирь картины. Это крепостная артиллерия театрального действия.

Есть только одна интерпретация: авторская. Поэтому, как бы хорошо ни играл пианист Скрябина, Скрябин, играя плохо, играл лучше. Есть только одна художественная форма и один художественный остов, долженствующий из каждого читателя сделать такого же поэта, как творец. Графически это принимает такую формулу цепи: поэт — писание — стихотворение — чтение — поэт.

Устаримость произведений искусства легче всего объясняется существованием единого авторского понимания. Когда это понимание ветшает, всё произведение отсуществовывает свою жизнь. Если бы были возможны читательские толкования, произведения были бы вечны.

Имажинизм появился как противовес футуризму. Футуризм был возрождением натурализма. Исконная борьба натурализма с романтизмом должна была выдвинуть противника футуризму. И этим противником явился имажинизм. Борьба была крепкая и насмерть. <…> О победе говорить не приходится, ибо побеждёнными оказались обе школы.

В «нет никаких законов» — главный и великолепный закон поэзии.

Чего я хотел бы от поэзии? Чтоб она унежила душу мира.

Три стихотворения

Фривольные диссонансы

У других поэтов связаны строчки
Рифмою, как законным браком,
И напевность метра, как венчальные свечки,
Теплится в строфном мраке —

А я люблю только связь диссонансов,
Связь на вечер, на одну ночь!
И, с виду неряшливый, ритм, как скунсом,
Закрывает строфы — правильно точен.

Иногда допускаю брак гражданский —
Ассонансов привередливый брак!
Но они теперь служат рифмой вселенской
Для всех выдвигающихся писак.

А я люблю только гул проспекта,
Только рев моторов, презираю тишь...
И кружатся в строфах, забывши такты,
Фонари, небоскрёбы и столбы афиш.

1913


Принцип примитивного имажинизма

Всё было нежданно. До бешенства, вдруг,
Сквозь сумрак, по комнате бережно налитый,
Сказала: «Завтра на юг,
Я уезжаю на лето!»

И вот уже вечер громоздящихся мук,
И слёзы крупней, чем горошины...
И в вокзал, словно в ящик почтовых разлук,
Ещё близкая мне, ты уж брошена!

Отчего же другие, как я не прохвосты,
Не из глыбы, а тоже из сердца и мяс,
Умеют разлучаться с любимыми просто,
Словно будто со слезинкою из глаз?!

Отчего ж моё сердце как безлюдная хижина?
А лицо как невыглаженное бельё?
Неужели же первым мной с вечностью сближено,
Непостоянство, любовь, твоё?!

Изрыдаясь в грустях, на хвосте у павлина
Изображаю мечтаний далёкий поход
И хрустально-стеклянное вымя графина
Третью ночь сосу напролёт...

И ресницы стучат в тишине, как копыта,
По щекам, зеленеющим скукой, как луг,
И душа выкипает, словно чайник забытый
На спиртовке ровных разлук.

Это небо закатно не моею ли кровью?
Не моею ли слезой полноводится Нил,
Оттого что впервой с настоящей любовью
Я стихам о любви изменил?!

Июль 1918


«Нет слов короче, чем в стихах…»

Нет слов короче, чем в стихах,
Вот почему стихи и вечны!
И нет священнее греха,
Чем право полюбить беспечно.

Ах, мимолётно всё в веках:
И шаг чугунный полководца,
И стыд побед, и мощный страх, —
Лишь бред сердец веками льётся!

Вот оттого, сквозь трудный бой,
Я помню, тленом окружённый:
— Пусть небо раем голубо,
Но голубей глаза влюблённой!

Пусть кровь красна — любовь красней,
Линяло-бледны рядом с ней
Знаменный пурпур, нож убийцы,
И даже ночь, что годы длится!

Как ни грохочет динамит
И как ни полыхнёт восстанье, —
Все шумы мира заглушит
Вздох робкий первого признанья.

Вот потому и длится век
Любовь, чья жизнь — лишь пепел ночи,
И повторяет человек
Слова любви стихов короче!

1931


Comments 0